Российская столица стала землей обетованной для постсоветских беспризорников.
Василина Васильева. Статья. Москва - город хлебный и опасный. Независимая газета, № 89.

Два года назад юная молдаванка Лара шагнула на перрон Казанского вокзала, который она сначала приняла за Кремль. В Москву из маленькой деревушки под городком Бельцы девчушку привела нужда. Ее мать, инвалид второй группы, у которой, кроме Ларки, имеется еще три рта, наслушавшись от предприимчивой соседки о "щедростях здешних Европ", быстренько собрала старшую дочь на заработки в далекую российскую столицу. И тринадцатилетняя девочка стала кормилицей многочисленного семейства.
Работу в Москве она действительно нашла, даже несмотря на свой довольно юный возраст: сначала мыла пол в одной из городских забегаловок, затем случайно встретившиеся соотечественники, держащие овощной ларек где-то на окраине города, взяли Ларку к себе продавцом. Денег, правда, платили мало - всего тысячу рублей в месяц, которые девочка тут же отправляла матери и братьям, но зато обязались кормить и даже выделили койко-место в своей крошечной "двушке" - до этого Лара ночевала в подъездах.
Однако долго радоваться жизни ребенку не пришлось - через пару недель сердобольные земляки, изрядно приняв "на грудь", избили и изнасиловали девочку. И московская трудовая деятельность Ларки резко изменилась - теперь вместо фруктов-овощей юную молдаванку заставили торговать своим телом и обслуживать в день по 6-8 клиентов, преимущественно кавказской национальности. Платили по 50 рублей за одного. Через полгода Ларке чудом удалось сбежать от своих оборотистых кормильцев, и она стала зарабатывать на жизнь самостоятельно, благо кавказцев, желающих уединиться с черноглазой юной красавицей, на Казанском вокзале хоть отбавляй. Благосостояние девушки заметно увеличилось - за день Ларе удавалось получить до трех тысяч рублей. Однако теперь деньги матери не отправлялись, а тратились на сигареты, наркотики и откуп за "рабочее место"...
История Лары, к сожалению, достаточно типична. Согласно статистике, ежегодно через Москву мигрирует около 28 тыс. беспризорных детей. Причем сегодня москвичи среди столичных беспризорников составляют всего около 5%, остальные дети приезжают из других регионов России (55%) и из стран СНГ (40%).
Как правило, маленькими бродяжками становятся жертвы нищеты и пьянства. Насилие и жестокость родителей либо гонят ребятишек из дома в неизвестном направлении, либо доводят до суицида: по данным Минобразования России, за последние пять лет покончили жизнь самоубийством более 14 тыс. несовершеннолетних.
В Москву стремятся бродяжки со всего постсоветского пространства. Цели у всех разные. Одних влекут в Златоглавую исключительно романтические позывы, но чаще всего дети приезжают в Москву на заработки. Юные "добытчики" (чаще всего это подростки из Молдавии, Украины и Таджикистана) работу находят на удивление быстро: за мизерную плату их охотно нанимают продавцами газет, уборщиками, расклейщиками объявлений. Но в основном детей прибирают к рукам вокзальные и рыночные дельцы, и основным "бизнесом" ребятишек становится воровство, продажа наркотиков и проституция. Как правило, на панель выводят угрозами, причем спросом у педофилов все чаще пользуются мальчики. Обращаться в милицию дети боятся - больше, чем неотвратимость возврата в отчий дом, пугает возмездие со стороны "работодателей". Однако иногда бродяжки все же приходят за защитой к милиционерам целыми толпами, например, до смерти напуганные произволом какого-нибудь сексуального маньяка, появившегося в зоне их "трудовой деятельности".
"Зачистки" от беспризорников рынков, вокзалов и других "хлебных" мест производятся практически ежедневно, однако их количество от этого не уменьшается. Сколько всего маленьких бродяжек сейчас пребывает в Москве, даже примерно подсчитать невозможно: ежедневно только на одном Казанском вокзале с прибывших поездов отлавливается до двух десятков юных гостей столицы. По различным оценкам, в целом по России беспризорных детей насчитывается от 300 тыс. до нескольких миллионов человек. Минобразования России озвучивает намного меньшую цифру - около 80 тыс. Однако министерство производило подобные расчеты, ориентируясь на число выбывших из системы образования детей и без учета прибывших из ближнего зарубежья. Единственное, в чем сходятся подсчеты и наблюдения специалистов всех уровней, - это угрожающий рост количества беспризорных девочек. Сегодня их насчитывается более трети из числа всех маленьких оборвышей. Причем именно у девочек чаще всего обнаруживается ВИЧ-инфекция.
Естественно, для эффективной борьбы с беспризорностью необходимо наличие законодательной базы и денег. Сегодня проблема ложится в основном на плечи России - скудные финансовые вливания по этой статье из казны других постсоветских стран на ситуацию никак не влияют. В частности, в Министерстве образования РФ считают, что бороться с безнадзорностью детей - задача системы образования. И предлагают за уход ребятишек из школ спрашивать прежде всего с самих школ, для чего в каждой городской школе ввести должность психолога и заместителя директора по науке. Скорее всего это благое дело желаемого результата не даст, в частности, и из-за того, что финансирование этой правительственной идеи возлагается на губернаторов.
Еще один пункт борьбы с беспризорниками - создание ювенальной (детской) юстиции, которая обеспечит защиту прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних. За последние 10 лет было сделано несколько попыток разработать и внести в Госдуму соответствующие законопроекты, однако правительство всегда давало отрицательное заключение. Хотя возможно, что теперь ситуация может измениться - проблемой озаботился российский президент, который для начала поручил Госкомстату в ходе Всероссийской переписи населения 2002 г. в первую очередь пересчитать беспризорных детей на российских просторах. (Видимо, чтобы определить стратегию Российского государства в этом вопросе.) А тем временем никем не подсчитанные бродяжки с наступлением весны еще активнее оккупируют московские вокзалы и рынки, пытаясь, подобно своим взрослым соотечественникам, обрести в российской столице кусок хлеба.

Из досье НГ:
Согласно статистике, приведенной Международной организацией труда, в мире работает каждый четвертый ребенок в возрасте от 5 до 14 лет. По меньшей мере треть, а в некоторых государствах две трети трудятся на вредных производствах. Главным образом это касается развивающихся стран, где работают 250 млн. детей, но с недавних пор в список занесены и государства Центральной и Восточной Европы, а также бывшие республики Советского Союза.