О клубной работе с московскими подростками.
Евгения Обухова. Статья. Территория без риска. Время МН, № 136, 4 августа 2001 г.

- Здорово, токсикоман! - из открытой двери вырывается сильный запах краски. Мы входим в подвал, от пола до потолка расписанный граффити. Токсикоманом назвали молодого человека, который на одной из стен рисует красками из баллонов закат и город-призрак. Это территория брейкеров - сами все придумали, сами разрисовали, сами в этом подвале и танцуют. Здесь и в остальных трех уютных комнатах клуба "4/4" вообще главный принцип - самостоятельность, и для танцоров, и для всех остальных.
- Наша задача не делать что-то для ребят, а помочь им сделать это самим, - говорят в клубе.
Он появился в Ломоносовском районе ЮЗАО в 1999 году, когда у фонда "Нет алкоголизму и наркомании" (НАН) был большой проект, финансировавшийся Комитетом по защите прав человека при британском правительстве. Тогда собирались создать три таких клуба, но не получилось.
- Мы планировались как вспомогательная служба для уличных социальных работников, - рассказывает руководитель клуба Сергей Баташев. - Проработав год на улице, поняли, что нам нужно место для общения. Была идея работать с лидерами уличных группировок, но она себя не оправдала. В итоге пришли к тому, что наша задача - научить детей с умом и интересно проводить время. Мониторинг ситуации с детьми в районе (для работы на весь округ клуб слишком мал) - тоже задача "4/4". Выходят на улицы, общаются с ребятами, так сказать, держат руку на пульсе. Однако занимаются только профилактикой, но не реабилитацией. Негативный опыт, по словам сотрудников, уже был: попытались собрать группу ребят-наркоманов, но справиться с ними не смогли. С тех пор, если выявляется ребенок с такой проблемой, его передают в НАН чуть ли не с рук на руки.
Больше всего в "4/4" гордятся тем, что работают по запросам детей. Когда они приходят, стараются выяснить, чем они сами хотели бы заняться, задают наводящие вопросы: как бы вы это сделали, что для этого нужно?
- Это имеет хороший педагогический эффект, - говорит Сергей Баташев, - вырабатываются разные варианты общения и друг с другом, и с официальными инстанциями.
С теми самыми брейкерами так и получилось: они пришли осенью 1999 года, им нужен был зал. Зал нашли. Потом они сказали, что хотят сделать граффити на стенах. Единственное, помогли купить краску, остальное ребята все сделали сами - оштукатурили, зашпаклевали, раскрасили.
Если дети хотят идти в поход - они идут в поход, чаще всего на выходные в Подмосковье или в военно-поисковую экспедицию в Тверскую область. Правилам безопасности их при этом обучают, но не в обязательном порядке, а по желанию.
- Мы ни в коем случае не контролируем и не руководим, - говорят в "4/4", - только направляем.
Только-только начали в "4/4" направлять и родителей - понадобилось два года, чтобы познакомиться с ними поближе. Теперь вот готовят для них специальный курс по возрастной психологии подростков.
Чтобы привлечь народ в клуб, в соседних школах провели серию игровых тренингов. В результате пришли три большие группы - по 12-15 человек, причем одни девчонки, девятый класс. Это и есть основная возрастная группа, с которой работают в "4/4". Когда подросли и перешли в старшие классы, половина ушла, половина осталась - уже как волонтеры. У них теперь другие задачи - приводить в клуб все новых и новых ребят.
Мальчишки в клубе долго не задерживаются, им нужна активная деятельность. Например, футбол. Пять турниров по уличному футболу клуб провел, но когда число игроков и болельщиков приблизилось к четырем-пяти сотням, турниры пришлось прекратить. Как говорит психолог и сотрудник клуба Максим, бывший на них судьей, в целях безопасности.
С совсем маленькими проводят игровые тренинги, "коллективно-творческую деятельность". Для подростков содержание тренингов более глубокое: выявляются скрытые конфликты, недостатки в межличностном общении. Потом это корректируется в индивидуальном порядке, одновременно выявляется еще что-то, корректируется дальше и так далее.
Делали несколько опросов. На улицах - о том, чем бы хотели заниматься, в школах - знают ли дети о своих правах. Есть даже специальный проект "Право на счастье", его цель - распространение информации о Конвенции о правах ребенка. Сами волонтеры составляли опросник, сами опрашивали, сами обрабатывали результаты. Оказалось, дети у нас даже не знают, что у них есть какие-то права. Потом опять же сами ребята придумали, как можно об этих правах рассказать, и теперь, с осени, начнут распространять блокноты, календарики и закладки с информацией в ближайших школах. Девчонки-волонтеры два раза в неделю посещают приют фонда НАН для детей алкоголиков и наркоманов. Съездили раз, два, потом директор попросила ездить регулярно, потому что дети очень ждут. Они с готовностью согласились.
Клуб гордится своими волонтерами - это самый заметный результат работы. Результаты самой профилактики, как известно, увидеть очень трудно. Но радует то, что дети есть, что они идут в клуб, и если у них были проблемы, то от плохих ситуаций их удавалось уберечь. Хотя социальная работа, как признался Сергей Баташев, вещь дурная: сделать ее нельзя, а делать надо.
Первый год жизни клуб просуществовал на грант британского правительства. Потом месяцев восемь у "4/4" не было вообще никакого финансирования - только помещение, предоставленное муниципальным учреждением "Альмега". Теперь его спонсирует Международное бюро ребенка, представитель которого в прошлом году приезжал в Россию и обеспечил клуб деньгами на полтора года. Ему чрезвычайно понравились предложения руководителя "4/4" по работе с детьми. В будущем есть надежда получить средства от Евросоюза.
Все попытки добиться денег от муниципалитета проваливались: там, считают в клубе, слишком формальный и бюрократизированный подход. Муниципальную ставку получить и так сложно, а членам общественной организации невозможно вообще. Чтобы выбить бюджетные средства, надо предоставлять списки детей, причем деньги будут выделяться только на "своих", районных. С районной управой, муниципалитетом, со всеми детскими учреждениями, клубами и центрами помощи в районе у "4/4" отношения хорошие. Некоторые ребята кочуют от них в муниципальные клубы и обратно. Не складываются отношения пока только с местными правоохранительными органами.
- Я как-то забрел на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, - рассказывает Сергей Баташев, - и от меня стали требовать, чтобы я назвал тех, кто в районе "употребляет", кто хулиганит. Мол, мы им поможем. Но поскольку я понимаю, в чем эта помощь будет заключаться, не стал такую информацию давать - по этическим соображениям.
Напрасно сетуют руководители клуба, что профилактическая работа незаметна - еще как заметна. Если хоть одной неприкаянной детской душе стало уютнее и теплее - стоит и деньги добывать, и программы новые придумывать. Добро всегда добром отзывается.