Почти 300 тысяч беспризорников прошло через руки милиции с начала года в рамках кампании, начавшейся по указанию Владимира Путина. Из них 250 тысяч вернули родителям, 11 тысяч отправили в приюты, а около 8 тысяч — в центры изоляции правонарушителей. Сколько из них вернулись обратно на улицу — неизвестно. Такие цифры прозвучали вчера на заседании межведомственного штаба, созданного для ликвидации третьей всероссийской волны детской беспризорности. Статья.

Известия, № 93, 1 июня 2002 г. Константин Гетманский. Беспризорники ходят по кругу.

Нынешние беспризорники, которых в России, по сведениям Генпрокуратуры, около полутора миллионов, заметно отличаются от детей, оставшихся без дома и родителей после гражданской и Великой Отечественной войны. Строго говоря, их даже нельзя назвать беспризорниками, потому что у них есть родители или опекуны.

Пока же в борьбе с беспризорностью отстает Санкт-Петербург, где очень не хватает приютов, и Татарстан, где растет детская преступность. Лучшая же схема создана в столице, где за полгода выявлено около 4000 беспризорников. Правда, по разным оценкам, их в столице от 5 до 30 тысяч. Здесь милиционеры задерживают беспризорника, везут в отделение, заполняют на него документы. Иногда, правда, под горячую руку забирают плохо одетых домашних детей. Из отделений милиции беспризорников направляют в больницы, где они в обязательном порядке проходят медицинское обследование. Затем их передают родителям или отправляют в приюты, число которых в Москве возросло с трех до шести.

Однако приюты полупусты: из 900 мест в Москве, например, занято около 500. Насильно удерживать детей там не могут, поэтому бродяги возвращаются на более привычную им улицу. Из 4000 детей, задержанных в Москве за пять месяцев, в приемник-распределитель за совершение различных преступлений передано 500 человек. В приюты попало в общей сложности 1900 человек, вернулись к родителям — 1600. Сбежали из приютов 1400 детей.

Правозащитники, которых на совещание не позвали, критикуют официальные методы борьбы с беспризорностью.

— Государство не поставило задачи искоренить причины ухода детей из семьи, — утверждает руководитель общественной организации «Право ребенка» Борис Альтшулер. — Чиновники с этим согласны и признают, что сейчас действует только силовая часть кампании — изъятие беспризорников с улиц. Возможно, скоро милицию вновь законодательно обяжут доставлять в приемник-распределитель всех беспризорников без исключения. Поправки к закону 1999 года, который избавил детей, не совершивших правонарушения, от внимания милиции, одобрены правительством и переданы в Госдуму.

По словам Бориса Альтшулера, сейчас в руки милиции попадают только новички, оказавшиеся в столице первый раз. Остальные «гавроши» приспособились к новым условиям существования. Они помылись и приоделись, а ночи проводят в отдаленных районах Москвы или в подмосковных городах.

— Главный отрицательный результат кампании состоит в том, что дети теперь гораздо больше боятся взрослых, они стали зарабатывать откровенным криминалом, — подчеркивает правозащитник. — Ведь выпрашивать деньги — значит открыться, поэтому они грабят….