"Незабудка" - один из пятидесяти приютов Московской области.
Оксана Перевозникова. Статья. Букет из "незабудок". Ежедневные Новости. Подмосковье, № 83, 24 июля 2001 г.

Ворота во двор этого дома все­гда открыты. Но люди нечасто туда заглядывают. Разве что случайный прохожий остановится, засмотрев­шись на ватагу атакующих велоси­пед ребятишек. Маленькое счастье визжащих от радости пацанов не понятно случайному человеку. Толь­ко воспитателям этого дома извес­тна цена каждой улыбки ребенка, волею судеб попавшего в Орехово-зуевский приют "Незабудка".
Жизнь за плечами этих детей еще так коротка, но несколько месяцев скитаний порой стоят целого десятилетия. Светла­на Ульянова, воспитатель старшей груп­пы, вспоминает одного из своих первых воспитанников:
К нам он пришел серьезный, не по годам взрослый. Такой взгляд, как у это­го ребенка, не у каждого мужчины в со­рок лет бывает.
Мать этого мальчика в свое время вышла замуж за украинца, продала квар­тиру и уехала к мужу на родину. Но ново­явленному отчиму пасынок пришелся, видно, не ко двору, и он бросил надоев­шее семейство. Женщине с ребенком ничего другого не оставалось, как вер­нуться в родное Орехово-Зуево,где у них не осталось ни жилья, ни средств к суще­ствованию. Вскоре мать бросила ребен­ка, и мальчишка стал беспризорником. Только полтора года спустя его удалось определить в местный приют.
Бывает, что дети находятся в "Незабуд­ке" целыми семьями. Так случилось с Ревшаном, Лаурой и Шерали Оберкуловыми. Дети попадали в приют один за другим.
Младшего Оберкулова родная мать, всякий раз уходя на очередную пьянку, запирала в шкафу. От этого ноги двух­летнего мальчика выросли "колесом", он не мог ходить. В таком состоянии ровно через год малыш поступил в при­ют. Воспитателям и врачам пришлось немало постараться, прежде чем маль­чик в пять лет сделал первый шаг.
Последней из Оберкуловых в "Неза­будку" попала Лаура. Из школы сообщи­ли в приют, что девочка не ходит на занятия. Ребенка нашли в квартире в полуобморочном состоянии. От голода Лаура так ослабла, что не могла самосто­ятельно передвигаться.
Однако, по словам Натальи Самойленко, заместителя директора "Незабуд­ки", отправить троих детей на полное государственное обеспечение матери показалось мало. Она повадилась регу­лярно вымогать деньги якобы на прохож­дение медкомиссии, для устройства на работу. Директор давала ей по 50 - 100 рублей из жалости. Все же какая - ника­кая, а родная мать. Вдруг одумается, устроится на работу, детей к себе забе­рет. Однако всякий раз подобная благотворительность оканчивалась очередной попойкой просительницы.
Расхожее мнение, что родители за­бывают про детей, оставленных в при­юте, скорее миф, чем реальность. Мате­ринская "любовь", якобы основанная на заботе о здоровье и благополучии свое­го отпрыска, четко учитывает причитаю­щиеся ребенку льготы, права на жилпло­щадь и другие существенные поводы зай­ти в "Незабудку".
Например, трехлетний Денис Хренов попал в приют, когда его маму посадили. Первое время она часто присылала ре­бенку письма из тюрьмы, ругала воспи­тателей, если они задерживались с ответом. В последней открытке, перед Новым годом, обещала скоро вернуться и забрать Дениса домой. Но как только очередная амнистия позволила ей раньше срока выбраться на свободу, желание видеть сына куда-то испарилось.
Зачастую сами ребята npосят родителей не приходить в приют. Им просто стыдно узнавать в пьяном, шатающемся человекоподобном существе свою мать.
Не забывают о приютских воспитан­никах и бездетные семьи. Для воспита­телей всякий раз праздник, когда у их подопечных появляется возможность по­лучить вторых родителей. Однако ново­испеченные папы и мамы подчас не учи­тывают, что вместе с очаровательным малышом они забирают в свой дом его горькие обиды, накопленные за малень­кое прошлое. Видимо, не всем "по кар­ману" такое счастье, потому и часто воз­вращают детей обратно, с вещами, по­дарками, деньгами - только заберите. А ребенок после такого эксперимента бьет­ся в нервном срыве. Воспитатели уже не знают, что лучше: пьяные крики родной матери или такая попытка усыновления.
Впрочем, не всегда новые роди­тели отступаются от детей. Зачас­тую сами ребята не приживаются в семьях. Воспитаннице приюта се­милетней Илоне Халилуевой, как считают воспитатели, очень повез­ло. Девочка попала в хорошую, обеспеченную семью. Родители старались ни в чем не отказывать ребенку. Наняли для Илоны препо­давателя английского языка, но все бесполезно. Девочка уже два раза убегала из семьи и возвращалась в родной приют.
Но проблемы усыновления - это случаи частные. В приюте каждый день хватает и повседневных за­бот: ребят надо накормить, одеть, обуть. Только на обувь, которая бы­стро изнашивается, требуются деньги, и не малые. Местное насе­ление приносит, конечно, кто что может, только не все годится ребя­тишкам, особенно старшим.
Дети, конечно, в приюте не го­лодают. Но неужели перед взрос­лыми стоит единственная задача -накормить? Администрации "Неза­будки" хочется, чтобы их воспитан­ники не ограничивались стенами приюта. Отдел социальной защиты иногда выделяет билеты в театры, музеи. Не забывают и депутаты - перед выборами. А между тем, ког­да этим летом у приюта случился затор с путевками в лагеря отдыха, пришлось обивать пороги не одно­го учреждения. Только когда уда­лось выйти на главу Орехово-Зуе­ва, дело сдвинулось с мертвой точ­ки.
Сейчас ребятишки в детских ла­герях, и можно, казалось бы, рас­слабиться, отдохнуть. Но не тут-то было. В сентябре обещали доба­вить в "букет" воспитанников еще десять новых "незабудок". Нужно их куда-нибудь поселить. А задача эта не из легких, если учесть, что толь­ко уже сегодня приют, рассчитан­ный на тридцать пять человек, вме­щает пятьдесят три ребенка.
Такая ситуация характерна для всей Московской области. С каж­дым годом число беспризорных продолжает расти. Нехитрые под­счеты только по этому приюту пока­зывают печальные результаты. За шесть лет существования количе­ство воспитанников приюта увели­чилось вдвое.
Подмосковье сегодня буквально усеяно такими "незабудками". Ка­кие же плоды нам готовит будущее?