Только один из полусотни малолетних попрошаек, задерживаемых в нашем городе, оказывался москвичом, в столицу бегут неблагополучные дети практически изо всех уголков страны.
Дмитрий Анохин. Статья. Для охраны нам два поста мало. Вечерняя Москва, № 23

За последние два года в среднем только один из полусотни малолетних попрошаек, задерживаемых в нашем городе, оказывался москвичом. По словам первого заместителя министра труда и социального развития Галины Кареловой, в столицу бегут неблагополучные дети практически изо всех уголков страны. Естественно, с целым букетом болезней.
В 1999 году был принят федеральный закон, который запрещал милиции помещать бесцельно шатающихся на улице детей, не совершивших противоправных действий, в Центр изоляции малолетних правонарушителей. Это учреждение на Алтуфьевском шоссе, прежде называвшееся приемником-распределителем, опустело, а для беспризорников в городе заработали три государственных приюта на 190 мест. Помимо этого, двести с лишним койкомест предоставляли приюты общественных организаций. С возросшим нашествием беспризорников в столицу этих площадей оказалось мало, и нынешней зимой президент Путин указал министру труда Александру Починку на необходимость форсированного решения проблемы. И новые приюты, которые решением городского правительства планировалось ввести в следующем году, стали спешно открываться уже сейчас.
Репортеры "ВМ" побывали в одном из таких приютов на Новопоселковой улице. Здание капитально отремонтированного детского сада окружено внушительным забором. Директор Геннадий Клейменов показывает свои владения. В тренажерном зале среди луж два шкета в одинаковых трениках и тельняшках режутся в настольный теннис.
- Так, а почему воду не убрали? - спрашивает директор. Шкетов этот вопрос, кажется, не очень заботит. - Весна, видите ли, - извиняясь, говорит нам Геннадий Дмитриевич. - Все потекло, и вот... Пока не уберете пол, играть больше не разрешу!
Ворча, пацаны отжимают мокрые тряпки в ведро.
Сейчас в приюте 23, мальчика в возрасте от 6 до 15 лет. Перед отправкой в приют милиция занимается выяснением их личности, а потом свежеиспеченных воспитанников помещают на пять дней в больницу. За это время ребята сдают анализы и проходят карантин (практически у всех обнаруживаются педикулез и чесотка), и только потом их везут в приют.
Режим их жизни здесь такой. Подъем - в семь утра, с полвосьмого до восьми - завтрак. Затем должны идти уроки, но с учителями школ округа договориться пока не удалось. Так что и до, и после обеда ребята играют или смотрят телевизор. Предусмотрен ежедневный "общественно полезный труд" (уборка снега во дворе). В туалетах персонал регулярно обнаруживает окурки... Шесть беспризорников, в том числе единственная барышня, из приюта уже сбежали, воспользовавшись открытой оконной решеткой. Директор, кстати, считает, что детей разных полов, учитывая их осведомленность в самых разных сторонах жизни, в приютах содержать небезопасно. Так что впредь формироваться контингент этих заведений будет, видимо, по половому признаку.
Как и всякие новшества, открывающиеся приюты словно магнит тянут к себе всякую муть с общественного дна.
- За полчаса до вас ко мне в кабинет пришел молодой человек, - рассказывает юрист приюта Наталья Егорова. - Представился активистом Красного Креста, предъявил удостоверение. Попросил пообщаться с ребятами. Только я вышла из кабинета, ко мне дети: этот дядя, говорят, на вокзале нас сексу учил, мы его узнали!
Вместо ребят "активисту" пришлось общаться с милицией. Но с явным криминалом после введения постоянного дежурства в приютах справиться можно. Куда сложнее решать дальнейшую судьбу ребят. Прежде всего неясно, на какой период в приютах задерживать беспризорников (в уставах этих учреждений оговаривается лишь временный характер содержания, а точный срок не оговаривается). В Министерстве труда надеются на зарезервированные федеральным бюджетом 50 млн. руб. для транспортировки беспризорников домой. Но если маленький бомж не хочет к родителям, он все равно сбежит обратно, в большой, красивый и богатый город, где попрошайничеством за пару-тройку дней можно "заработать" те же 1900 рублей, которые государство платит юристу Наталье Егоровой в месяц. Во-вторых, на реконструкцию и ввод в строй новых приютов министерство тоже обещало перечислить деньги московскому правительству. Но до реальных субвенций дело пока не дошло.
Мы уже покидали приют в Тушине, а директор так и не притронулся к остывшему обеду. В его кабинете опять раздался звонок. "Извините, - измученно улыбнулся нам Геннадий Дмитриевич, - спонсоры подарки принесли. Надо встречать..."

Кстати
Вчера в Мосгордуме заседала Комиссия по социальной политике, обсуждавшая проблему безнадзорных детей. По словам председателя Комитета социальной защиты населения Москвы Игоря Сырникова, в 2002 году на беспризорников должно быть выделено 184 млн. рублей, пока же дали только 4 млн. на ремонт и оснащение приютов и 1 млн. - на питание их обитателей.

Наша справка
28 января создан приют в Северо-Западном округе. 4 февраля принял первых безнадзорных городской Центр профилактики бродяжничества на Алтуфьевском шоссе. 15 февраля начинает действовать приют в Южном округе. 200 беспризорников готов принять Центр социальной адаптации "Филимонки" Комитета соцзащиты... В соответствии с распоряжением мэра приюты должны открыться в каждом округе, а всего в городе будет 1087 койкомест для несовершеннолетних скитальцев.