Отсутствует законодательство, позволяющее оказывать помощь беспризорным токсикоманам.
Елена Костюк. Статья. С клея - на иглу. Время МН, № 39.

Как только Путин указал Матвиенко на бездействие государства в борьбе с беспризорниками, страна в едином порыве кинулась искоренять позорное явление.
Есть серьезные предложения "по мерам по искоренению" и у наркологов. Об этом нам рассказал главный детский нарколог Минздрава Алексей Надеждин
- Юрий Лужков сообщил, что "в Москве 80% беспризорников имеют различные заболевания, в том числе венерические и психические". А среди психических наверняка лидируют наркологические. А как дела обстоят по России?
- Думаю, по стране цифра чуть оптимистичнее. Не 80% беспризорников нуждаются в наркологической помощи, а "всего" процентов 40-50. В Москве похуже, столица притягивает беспризорников со всей страны. Среди них действительно 70-80% беспризорников балуются токсическими средствами. На наркотики у юных бродяжек денег нет, единственное, что доступно для них, - лаки, клеи, компоненты моторного топлива, всевозможные растворители. Редко когда вместо этого традиционного набора они могут позволить себе "праздник" в виде спиртного.
- И что Минздрав предлагает правительству предпринять?
- Прежде всего необходимо внести изменения в федеральный закон "Об основах профилактики безнадзорности правонарушений у несовершеннолетних". Закон, в общем, неплохой, но когда его принимали, группа чересчур демократических депутатов изо всех сил пыталась придать ему гуманистическое лицо. Им удалось. Но гуманизм обернулся удивительным результатом. По этому закону сейчас в России нет ведомства, которое бы занималось беспризорными. Грязные, голодные дети толпами слоняются в переходах метро, на вокзалах, на помойках, а милиция безучастно проходит мимо. Не от бесчеловечности, а оттого, что милиция, согласно законодательству, не имеет права взять ребенка за руку и отвести его в приют. Приемники-распределители, в которые милиция раньше собирала всех беспризорных детей, этом законе названы центрами временной изоляции для правонарушителей. Так что в соответствии с демократическими нормами несчастный бездомный ребенок никому не нужен, пока не преступит закон.
- И вам, врачам, не нужны эти сплошь больные дети?
- Беспризорник на глазах у всех нюхает клей, а мы, наркологи, тоже проходим мимо. Мы имеем право госпитализировать ребенка в наркологическую больницу только если он нанюхается этого клея до отравления, когда ему требуется скорая помощь. Но поместить беспризорника на наркологическое или психиатрическое обследование, а оно требуется половине бродяжек, невозможно. По закону если ребенку не исполнилось 14 лет, для госпитализации требуется согласие родителей или лиц, их замещающих. У большинства беспризорников - ни родителей, ни замещающих их лиц. А если родителей и можно отыскать, то вряд ли они окажутся способными дать согласие на лечение своего ребенка. Обычно это хронические алкоголики, пребывающие в бесконечных запоях.
Мы за госпитализацию беспризорников на курсовое медицинское обследование без согласия родителей в том случае, если найти их в обозримом реальном будущем не представляется возможным либо если они утратили дееспособность. Но мы в Минздраве хорошо понимаем, что надо сделать все, чтобы эта норма не превратилась в террор. Конечно, нельзя позволять хватать на улице всех подряд и тащить в наркологическую клинику. Надо четко прописать процедуру госпитализации и четко придерживаться ее.
- Четко придерживаться правил в России получается хуже всего. Как бы ваше предложение, будь оно принято, действительно не обернулось террором.
- У нас альтернатива такая - или начинать что-то делать или, рассуждая о гуманизме, смотреть на гибель двух миллионов детей. У нас койки пустуют, а масса безнадзорников умирает на улицах. Мы не можем им помочь только потому, что у нас связаны руки несуразными ограничениями.
Есть у нас и несуразные свободы, которые надо ограничивать. Когда об этом говоришь, у прессы почти всегда реакция негативная. Она настораживается и пускается в рассуждения "а что же будет дальше...".
- Что же это за свобода такая?
- Мы предлагаем пойти по примеру некоторых западных стран и ввести ограничения на продажу бытовой химии для лиц, не достигших 18 лет. В младшем и среднем подростковом возрасте большая потребность в фантазировании, в грезах. Тем более эта потребность велика у беспризорников: несчастные дети, которые живут в холоде, в голоде, под постоянным прессингом милиции, которая их гоняет (чтоб глаза не мозолили), а реальную помощь оказать не может. Вот дети и стремятся от всего этого в мир грез. Мир этот очень доступный - подросток без проблем может купить клей, да еще в комплекте с пакетиком. А через пару лет 30-50% этих любителей клея и растворителя, как показывают наши исследования, станут алкоголиками или наркоманами.
С подростковым курением и алкоголизмом мы боремся, вводим всевозможные ограничения, а токсикоманам - зеленый свет. Мы предлагали усложнить им жизнь еще в 1995-1996 годах, но тогда нас, к сожалению, не поддержали. Надеюсь, сейчас все будет по-другому.