Основная задача органов опеки и попечительства - это выявление и учет детей, оставшихся без попечения родителей, с последующим их устройством либо в сиротское учреждение, либо под опеку.
Светлана Пономарева. Статья. Ничейные дети. Парламентская газета, № 43, 2 марта 2002г.

Мои знакомые решили улучшить свои жилищные условия - поменять двухкомнатную квартиру с доплатой на трехкомнатную. Когда подходящая квартира была найдена и началось оформление документов, то помимо прочих бумаг потребовалось разрешение на совершение сделки от органов опеки и попечительства, так как вместе с родителями в квартире проживает и зарегистрирован их 11-летний сын. Вот тут-то и начались проволочки. Оказалось, что, если ребенку больше десяти лет, он должен дать письменное согласие на совершение сделки в присутствии инспектора органов опеки и попечительства. Пришлось вновь уходить с работы, брать ребенка из школы и ехать за разрешением. После этого знакомая возмущалась: "Расплодили бюрократов! Этим органам опеки делать нечего, вот и выдумали такую чепуху! Я сама могу защитить интересы своего ребенка!"
К сожалению, о назначении органов опеки и попечительства у нас до сих пор мало кто имеет правильное представление. Основная задача органов опеки и попечительства - это выявление и учет детей, оставшихся без попечения родителей, с последующим их устройством либо в сиротское учреждение, либо под опеку. Помимо этого главного вопроса приходится решать и другие. Чтобы узнать о работе органов опеки и попечительства из первых рук, я встретилась с руководителем этой службы района Капотни г. Москвы Галиной Викторовной Сафроновой. Беседу я начала с вопроса об участии органов опеки и попечительства в жилищных сделках, затрагивающих интересы детей.
- Это серьезная проблема. В начале 90-х годов квартиры стали продавать неблагополучные родители, а также родители, решившие таким образом получить первоначальный капитал для открытия своего дела. Дети при этом оставались на улице. Кто-то должен был встать на защиту их интересов. С 1993 года такие сделки с жильем поставлены под контроль органов опеки и попечительства.
Например, у нас до сих пор в судебном рассмотрении находятся дела семей Ходилиных и Князевых. В 1992 году они продали свои квартиры, дети оказались в интернатах, а сами родители бесследно исчезли. Суд не может принять по этим делам никакого решения. Квартиры купили люди, которые ни о чем не подозревали. Раскрутить эту цепочку и вернуть квартиры детям - практически нереально. В настоящее время мы с подобными ситуациями не сталкиваемся именно потому, что сделки без нашего разрешения не могут быть совершены.
В прошлом году у нас было неординарное дело о признании права на жилплощадь за несовершеннолетней Смирновой. Девочка жила с отцом в течение девяти лет, училась в школе №473. Отец привез ее из Владивостока, где осталась мать-алкоголичка. В прошлом году отец умер. И тогда выяснилось, что 14-летний ребенок в квартире не прописан. Квартира ведомственная, и она сразу уходила на распределение как освободившаяся жилая площадь. Я обратилась в суд, привлекли свидетелей, собрали необходимые документы, сделали запрос во Владивосток.
В этой ситуации меня больше всего удивляет школа: если ребенка приняли без регистрации, надо было либо самим переговорить с отцом, либо сообщить нам. Хотелось бы, чтобы школы внимательнее относилась к таким детям - узнавали, где они живут, оформлена ли на них жилплощадь. Если у ребенка нет регистрации, ставить в известность органы опеки.
- Много ли выявляется детей-сирот?
- В прошлом году в нашем районе выявлено 13 детей, оставшихся без попечения родителей. Десять из них устроены под опеку в семьи, три ребенка направлены в детские учреждения на полное государственное обеспечение. Чтобы поместить ребенка в сиротское учреждение, необходим целый пакет документов. Прежде всего ребенок должен иметь статус сироты: его родители либо умерли, либо лишены родительских прав. Пока документы собираются, ребенок помещается во временный приют для детей и подростков "Марьино", где он может находиться не более полугода. Когда мы имеем дело с неблагополучными семьями, то собрать документы весьма непросто. Иногда у ребенка даже не оказывается свидетельства о рождении. Если родители ребенка - алкоголики и не занимаются его воспитанием, мы должны за эти полгода выйти в суд с иском о лишении их родительских прав. Лишить родительских прав не всегда бывает просто, поэтому приходится проделывать огромную работу по сбору доказательств и привлечению свидетелей. В прошлом году у нас в судах было рассмотрено семь дел по лишению родительских прав. Для нашего района - большая цифра.
Родителям, лишенным родительских прав, мы всегда говорим о том, что они имеют право себя реабилитировать. Если они изменят свое отношение к жизни и поведение, то всегда могут обратиться в суд с иском о восстановлении их в родительских правах. К сожалению, я в своей практике не встречала, чтобы кто-то обратился с таким иском в суд.
Сейчас мы стараемся выявлять семьи, где дети еще маленькие. Они легче адаптируются в интернатах. Выявленные дети в возрасте от 13 до 18 лет, как правило, "зависают", их очень трудно поместить в интернат. Выросшие на улице, они не хотят расставаться со своей так называемой свободой. И более того, может выясниться, что ребенку, скажем, 14 лет, а у него два класса образования. Интернат таких детей не берет. Им остается только идти на улицу. А ведь это потенциальная группа риска.
- Кто чаще всего выступает в роли опекунов?
- Бабушки, дедушки, родные тети. Был случай, когда совершенно посторонние люди взяли мальчика под опеку, но это редкость. В первую очередь мы стараемся пристроить ребенка в семью. Я с большим нежеланием отправляю детей в интернат. Но иногда родственники отказываются брать ребенка под опеку.
- А помогает ли подопечным детям и их опекунам государство?
- Дети, имеющие статус сироты, получают денежное пособие по приказу №199 Минобразования России в пределах 1500 рублей. Если же дети не сироты, то есть их родители не лишены родительских прав, то такой помощи не получают.
Подопечные дети могут еще получать пенсию по смерти родителей. Некоторые опекуны получают деньги по упомянутому приказу и пенсию по смерти, а другие не получают ничего, так как родители живы и не лишены родительских прав.
Подопечным детям мы организуем бесплатный летний отдых. До прошлого года каждому такому ребенку до 14 лет предоставляли путевки на все три смены в Подмосковье или на юг.
Подопечные семьи я по мере сил контролирую. В каждой такой семье я бываю как минимум раз в полгода. При большой загруженности не всегда удается посетить все семьи, но, судя по опекунам, я знаю, кого навестить в первую очередь. Я имею право контролировать расходование денежных средств, выделяемых ребенку-сироте, хотя, должна признаться, это всегда бывает непросто.
Два раза в неделю Галина Викторовна ведет прием граждан, которые приходят с самыми разными вопросами. Недавно много сил и времени, например, потребовалось, чтобы оформить двум девочкам-подросткам свидетельства о рождении, о которых в свое время не побеспокоилась их беспечная мамаша. Если дети убегают из интерната, за помощью вновь обращаются к Галине Викторовне. Формально это в ее обязанности не входит, но помочь она никогда не отказывается. Словом, забот много, а вот помощников нет.
На 5,5 тысячи детей, проживающих в Капотне, по норме полагается один инспектор по опеке и попечительству. Расхожих фраз о счастье детей у нас существует достаточно, а реальных дел, направленных на устройство этого самого счастья, по-прежнему крайне мало. Так, может быть, начнем хотя бы с того, что пересмотрим наши отвлеченные нормы, приблизим их к действительности?