Мордобой в детских больницах - обычное явление. В "МК" довольно часто звонят родители с сообщениями о подобной "дедовщине". Как правило, те подростки, которые "отлежали" в палате дольше других и здорово соскучились по приключениям, начинают издеваться над маленькими "новобранцами".
Марина Гриднева. Статья. "Папа, забери меня отсюда". Московский комсомолец, № 227.

8-летний Зульфугар Мурадов никогда раньше не лежал в больницах. Конечно, в младенчестве он перенес несколько "обязательных" детских хворей, но рядом при этом всегда была мама.
А месяц назад Зульфугар, госпитализированный в Московскую детскую инфекционную больницу №5 с желтухой, впервые оказался один на один с врачами. Но главное - с мальчишками, соседями по палате.
И едва вышел оттуда живым...
В инфекционной больнице все строго: родителей к детям не пускают, и общаться с маленькими пациентами посетители могут только через окна. Зульфугара положили в палату №9. К счастью, она расположена на 2-м этаже, и папа мальчика, Сахиб Мурадов, без проблем мог видеть сына каждый день. Зульфугар - самый младший из трех детей в семье Мурадовых и, как бывает в таких случаях, особенно любимый.
- Сначала вроде все было нормально, - начал свой рассказ Сахиб, педагог по профессии, живущий в Москве уже более 20 лет. - А 16 сентября, когда я пришел в больницу, Зульфугар был совсем грустный. Он высунулся в окно и молчит. Я его спрашиваю: "Как дела?" Он отвечает: "Хорошо". Но я же чувствую, что-то не так. Опять спрашиваю: "Что-нибудь случилось?" Он молчал-молчал, и вдруг его как прорвало. Закричал: "Забери меня отсюда!" Заплакал. У меня прямо сердце разрывалось...
Задыхаясь от нахлынувшей обиды, Зульфугар отчаянно повторял: "Папа, меня здесь бьют, забери меня отсюда!.."
Что может чувствовать в такие минуты мужчина? Наверное, жуткое отчаяние от собственной беспомощности. Сахиб знал, что маленький сын не умеет драться - ведь этому он его не научил.
- Я никогда не учил детей - ни своих, ни чужих - доставлять боль людям. А драка - это всегда боль, - вздыхает Сахиб. - Мы в семье даже американские боевики не смотрим. Там сплошное насилие. Зачем это детям? Злом зла все равно не победишь...
Глядя на плачущего сына, Сахиб боялся лишь одного: чтобы ребенок от отчаяния не прыгнул из окна вниз.
- Я сразу же хотел встретиться с главврачом, - продолжает Сахиб. - Но его не было, не знаю почему. В тот день мне удалось разыскать лишь лечащего врача моего сына, Марию Александровну. Я попросил разобраться, перевести сына в другую палату и поговорить с родителями тех детей, которые избили Зульфугара. Мне пообещали, что все сделают. Я как мог успокоил сына, сказал, что теперь его никто не тронет.
Все время, пока Зульфугар разговаривал с отцом, его обидчики, 12-13-летние ребята, находились рядом, в той же палате. Они слышали, о чем малыш кричал отцу, и уже решили, что вечером обязательно отомстят ему за "предательство"...
Зульфугар вернулся из больницы 28 сентября. При выписке медсестры сказали его отцу, что с ребенком все в порядке. А когда вечером малыш разделся, домочадцы ахнули: на теле мальчика не осталось живого места - все в синяках.
- Меня били за то, что я не хотел с ними играть, - рассказал уже сам Зульфугар в редакции "МК". - У них плохие игры. Они заставляли меня драться с другими мальчиками, а я не дрался. И тогда меня начинали бить... Я был самым младшим, и за меня заступался только Алешка. Но он тоже маленький, а большим ребятам, которые меня били, было по 12-13 лет.
"Большие ребята" не стеснялись в выборе развлечений. Один раз они взяли Зульфугара за руки-за ноги и бросили плашмя на металлический стол. В другой раз измолотили по печени. Причем бить не переставали даже тогда, когда ребенок падал на пол. А ведь при гепатите А печень, напомню, самое больное место...
- Зульфугар, а ты говорил об этом медсестрам?
- Один раз пытался, а они сказали, что я сам виноват. И уже больше меня не слушали. А ребята пригрозили, что если я еще наябедничаю, то они меня еще сильней изобьют. Я терпел, не ябедничал, а они все равно били.
- За что? Они хоть как-то это объясняли?
- Нет. Наверное, просто потому, что я не мог дать сдачи... Сахиб Мурадов уже написал заявление в милицию и в прокуратуру. Он хочет, чтобы правоохранительные органы обязательно разобрались с медперсоналом больницы, который допускает у себя подобную "дедовщину".
Я позвонила в детскую больницу №5 и попросила заместителя главврача Людмилу Загузову прокомментировать ситуацию.
- Мне про это ничего неизвестно, - заявила Людмила Ивановна. - Подобные случаи у нас крайне редки, и после обращений родителей мы всегда разбираемся. По факту избиения Зульфугара Мурадова в администрацию больницы никто не обращался, а отцу ребенка следовало идти в первую очередь именно к нам, а не в милицию. Мы всегда принимаем строгие меры. И в этом деле тоже обязательно разберемся.
На самом деле мордобой в детских больницах - обычное явление. В "МК" довольно часто звонят родители с сообщениями о подобной "дедовщине". Как правило, те подростки, которые "отлежали" в палате дольше других и здорово соскучились по приключениям, начинают издеваться над маленькими "новобранцами".
Если днем жизнь в больнице кипит, то по ночам малыши остаются с мучителями один на один - помощи им ждать неоткуда. От армии еще можно "откосить". А как "откосишь" от тяжелой болезни? Получается, вся наша жизнь - тюрьма...