Беспризорных и безнадзорных детей в Москве целая армия. Причем в основном это ребята, тяжело больные гепатитом, имеющие химическую и токсическую зависимость.
Анна Ткач. Статья. Немного солнца в холодной воде, или Равнодушие к обездоленным детям. Парламентская газета, № 67.

Недавно на Курском вокзале в Москве нашли зверски убитого мальчика Женю 12 лет. Он был беспризорником. На него уже неоднократно покушались. Но мальчику некуда было обратиться. Собственным родителям он не был нужен. А милиции боялся.
Беспризорных и безнадзорных детей в Москве целая армия. Причем в основном это ребята, тяжело больные гепатитом, имеющие химическую и токсическую зависимость. Самое страшное, что их не лечат. В прошлом году одного такого мальчишку, нанюхавшегося клея до бессознательного состояния, не знали куда везти: то ли в Филатовскую больницу, то ли в больницу имени Склифосовского... У парня не было полиса, и врачи долго спорили. Так он чуть не погиб.
Существует почти официальное мнение: ничего с подростками сделать нельзя. Их тянет улица. Но это далеко не так. И порой для этого не требуются большие финансовые затраты. Требуется немного чуткости, душевной доброты и участия. Андрею было 15 лет, когда его родители, состоящие на учете в наркодиспансере, алкоголики со стажем, решили уехать из своей квартиры временно в другое место. Куда - Андрею не сказали. И он оказался перед запертой дверью. На улице парень продолжал нюхать клей. За этим занятием его застали милиционеры и задержали как правонарушителя. По закону в отделении его могли держать только три часа. Но сотрудники ОВД знали, что мальчишке некуда идти, значит, он будет продолжать бродяжничать и токсикоманить. Выход нашли в том, чтобы отправить его в центральный временный изолятор для малолетних правонарушителей - ЦВИМП, который расположен в Алтуфьеве. Туда бы его и посадили на тридцать дней, чтобы перевоспитать вместе с такими же, как он, и отпустить еще более озлобленным, если бы не Лилит...
Лилит Левоновна Караген - по образованию педагог музыкальной школы. Однажды, поехав в летний лагерь, она познакомилась там с беспризорными детишками. Особенно подружилась с мальчиком Сашей. Он ей рассказывал страшные истории из своей бродячей жизни. Лилит слушала, и ей становилось не по себе... Когда пришла пора расставаться, с Сашей случилась настоящая истерика. "Нет! Ты никуда не уедешь. Поехали к нам в приют. Ты никуда не уедешь!" - рыдая, повторял он.
Мальчик долго не мог успокоиться. Лилит Левоновна Караген в тот момент поняла, что музыкальная школа обойдется без нее...
Вскоре она стала работать в районной Управе специалистом, занимаясь с детьми девиантного (а проще - трудного) поведения в досуговом центре на территории Москворечья. Этот центр под названием "Ты нам нужен" располагался на первом этаже жилого дома. Скоро туда начали стекаться дети со всего южного округа: из Орехова, Зябликова, Нагатина, Бутова... Однако жителей нервировало то, что ежедневно трудные подростки приходят в их дом. И центр "Ты нам нужен" закрыли.
Но Лилит Левоновна не могла бросить ребят, с которыми занималась уже три года. Они стали ходить к ней домой, где она жила в маленькой двухкомнатной квартире со своими тремя детьми. Кто-то из трудных ребят забегал к ней покушать, кто-то - учиться, кто-то заболел и просил помощи, у кого-то были проблемы с милицией - надо выручать. За день Лилит посещали человек сорок детей. Родной брат Саша решил ей помочь и снял трехкомнатную квартиру в районе станции метро "Домодедовская". Вскоре по этому адресу они зарегистрировали благотворительный социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних и молодежи "Дом милосердия".
В этот центр часто приходил и Андрей. Когда его задержали милиционеры, он хотел позвонить Лилит, чтобы она пришла за ним. Но ему не разрешили. Говорили, что скоро отправят в суд, а потом во временный изолятор в Алтуфьеве за бродяжничество и токсикоманию. Хотя по закону это и не является основанием для отправления в изолятор. Андрею удалось крикнуть в окно женщине, проходившей мимо отделения, чтобы она позвонила Лилит и сообщила о его местонахождении. Женщина позвонила: "Алло, Лилит? Ваш сын находится в отделении "Нагатинское". Матери стало дурно. Но женщина договорила - сын Андрей. Тогда все выяснилось.
Андрей находился там уже два дня, его не кормили. Когда она пришла туда забрать мальчика, ее попытались выгнать. Не верили, что парень будет жить у нее в доме. Трудно было поверить в то, что бывший работник Управы, тогда еще принимая детей у себя дома, делает это исключительно из благих побуждений. Ей даже пригрозили задержать за хулиганство. Но Лилит добилась права выступить гражданским защитником мальчика на суде. Судья обвинял парня во всех грехах: мол, он и бродяга, и попрошайка, и вор, и малолетний токсикоман... Лилит же смотрела на ситуацию совсем иначе: "Вы ведь знали, что мальчик из неблагополучной семьи. Он с 12 лет состоит у вас на учете, даже в розыске был. А его родители наблюдаются в наркодиспансере. Теперь они вообще уехали и бросили своего сына. И вы не пытались предпринять никаких мер, а теперь хотите отправить его на перевоспитание за то, что у него токсическая зависимость. Да его лечить нужно!"
В изолятор Андрея не отправили. Он теперь учится в ПТУ. Лилит Левоновна с трудом разыскала его родителей в Лосино-Петровском районе спустя два месяца после суда. Мать, открыв дверь, спросила безразличным тоном: "Вы его привели? Так вы его опять увезете или здесь оставите?" Сейчас свободное время от учебы он проводит в центре, а домой приходит только ночевать...
Сегодня в этой трехкомнатной квартире-центре занимаются в среднем 20 детей. Все они из неблагополучных семей. Инна учится в вечерней школе. Вика - в шестом классе обычной школы, но должна быть уже в восьмом. У Жени так сложились обстоятельства, что за свои 15 лет он вообще не учился в школе, а один год пробыл в СИЗО. Он прекрасно пишет и читает.
"Все эти дети нестандартного поведения, как правило, способны к учебе. Сама жизнь заставляет их логически мыслить, когда приходится спасать свою шкуру в жестких условиях городских джунглей, - говорит моя собеседница начальник социально-реабилитационного центра Лилит Левоновна Караген. - Так что направлять их в коррекционную школу для детей, отстающих в развитии, - не выход. Они там только деградируют. Непонятно почему недавно закрыли уникальную школу на Лосином острове для детей девиантного, "нестандартного" поведения. Обычные школы пытаются спровадить трудных детей подальше. Ведь от них - вечные проблемы. Их фамилии знает вся школа: "Что, опять с таким-то проблемы?" Избил девочку, курил на перемене, разбил стекло, налетел на учительницу в коридоре, систематически прогуливал, нахамил педагогу, матом ругается... Что им делать в обычной средней общеобразовательной школе? Учителя стонут. Они знают точно, что таких детей нужно отправлять в специальные места и учить, лечить, окружать повышенным вниманием и заботой, раз этого не смогли сделать родители. Но такого места нет, не существует его у нас, что хочешь делай!"
Лилит поистине спасает детей. В своем центре вместе с волонтерами - студентами, школьниками, которые безвозмездно трудятся на благо беспризорных и безнадзорных детей - обучает ребят, забросивших школу. Детям дают полноценное образование с первого по шестой класс средней школы. А потом уже пытаются отправить их в вечернюю школу, затем - в ПТУ. Не так-то это легко бывает вернуть к нормальной жизни некоторых из этих ребят. Однажды в центре у Лилит появился Сережа. Учителя из коррекционной школы предупреждали ее: "Не подходите к нему близко. Он опасный, что угодно может сделать, неуравновешенный. И пьет, и курит, и колется". Лилит все равно стала с ним работать. Ему трудно было отвыкать от улицы. Находясь в центре, под вечер он уже мучился: "Я не могу, хочу на волю!" Тогда Лилит выходила гулять вместе с ним. Он показывал ей свои места, стройки, подвалы... Сейчас он уже окончил ПТУ и его взяли работать на ЗИЛ. Мастер так и сказал: "Хороший мальчик! Я его беру к себе". А если бы Сережа ушел гулять один хоть раз, он бы не вернулся. В этом Лилит уверена.
Она уверена также и в том, что дети у нас абсолютно не защищены. С ними можно делать все что угодно. И никто им не поможет. Нет такого телефона доверия, известного всем, легкого и запоминающегося, как "02". Ребенок, которого избивают дома, выгоняют из квартиры, который пристрастился к клею, таблеткам, который тяжело болен, мог бы позвонить. Его слезы кто-то услышал бы. А оператор на телефоне переадресовал этот звонок либо в медицинское учреждение, либо в орган соцзащиты, либо в отделение милиции. И жизнь ребенка была бы спасена.
У Лилит - горячее желание спасать таких детей. Она готова принимать их, учить, возвращать к жизни. Таких, которые попали в милицию, от которых отказалась школа и собственные родители. Но ее возможности тоже не безграничны. Из тех неблагополучных детей, которых она знает, восемь - больны гепатитом. Их нужно спасать.
Мечта у Лилит - расширить свой центр, где был бы и приют для детей. И ребята, оказавшиеся на улице в Москве, попадали бы к ней в большой дом милосердия и уже не назывались бы беспризорными и безнадзорными. За ними бы присматривала она, их вторая мама. Может быть, о мечте бескорыстного педагога услышат в правительстве Москвы, в тех органах, которые призваны по своему государственному статусу заниматься детьми, и помогут на деле решить не столь сложную проблему. Во имя обездоленных детей, во имя нашего будущего.