Трудности работы с уличными подростками.
Ирина Белашева. Статья. Детский мат. Время новостей, № 44.

…Руководитель социального блока правительства (г-жа Матвиенко)так же, как и президент, особо подчеркивает, что борьба с беспризорностью и безнадзорностью в России -- "это не кампания, а система мер, которая даст результаты не завтра".
В жизни эту "систему мер" уже пару месяцев могут наблюдать, например, жители Москвы. Столичные власти весьма активно включились во всероссийскую кампанию -- сотрудники милиции в буквальном смысле подбирают детей с улиц и развозят по больницам, откуда их направляют по домам или в приюты. Автобус, набитый подростками и сопровождаемый милицейской машиной и "скорой помощью", стал весьма наглядной иллюстрацией тотального "похода на беспризорность" по-московски. Однако собрать детей с улиц и отвезти в больницу на обследование -- это самая простая, хотя, безусловно, и очень затратная часть проблемы. Столичные власти, выделяя на это немалые средства (сутки пребывания ребенка в больнице стоят 250 рублей), не смогли еще наладить схему дальнейшего устройства беспризорников.
В Москве на начало 2002 года действовало всего семь приютов, где детей содержат около месяца, пока определяется их дальнейшая судьба и решается, отправить ребенка обратно к родителям или определить в детский дом. Власти пока лишь обещают в ближайшее время увеличить количество приютов, а заодно создают в экстренном порядке специальное отделение для беспризорников в полупустом Центре временной изоляции малолетних правонарушителей, куда по закону должны помещаться только подростки, совершившие преступление. Кроме того, уже в ближайшее время в Москве должны появиться специальные "детские" ночлежки. Не хватает и детских домов. Как рассказали корреспонденту газеты "Время новостей" в Генеральной прокуратуре, это ведомство уже неоднократно обращалось в Минтруда с представлениями о том, что приюты используются как детские дома и служат местами не временного пребывания, а постоянного проживания детей.
В результате многие подростки довольно быстро возвращаются на улицу, причем некоторые действительно считают беспризорное существование более приятной альтернативой детским домам и интернатам. Отсутствие официальных рабочих мест (15--16-летние подростки даже не могут быть признаны безработными) беспризорники компенсируют полулегальными и зачастую откровенно криминальными способами добывания денег. По официальным данным Генпрокуратуры, 70% безнадзорных детей совершают уголовно наказуемые преступления. К тому же психологи отмечают, что сегодняшние уличные дети развращены вседозволенностью, потоками "легких" денег (попрошайки получают до 500 рублей в день) и утрачивают всякий интерес к учебе и другим детским занятиям.
Профилактика же безнадзорности остается все еще лишь предметом дискуссии, где одни требуют ужесточения наказания и создания трудовых коммун, другие считают, что своевременная выплата детских пособий удержит детей дома, а третьи видят выход в патриотическом воспитании и организации досуга по месту жительства. При этом желающих работать не полицейскими методами с этим очень своеобразным "контингентом" в России тоже явно недостаточно. Несмотря на то что количество общественных организаций и фондов, в чьи уставные задачи входит работа с неблагополучными детьми, по данным Минюста, сегодня исчисляется тысячами, детские правозащитники постоянно говорят о трудностях с поиском добровольцев для работы с уличными подростками. По словам председателя комитета "За гражданские права" Андрея Бабушкина, даже студенты, выбравшие себе новую для нашей страны профессию социального работника, готовы, как правило, лишь на непродолжительную ознакомительную практику. Тех же, кто приходит второй и третий раз, в буквальном смысле слова единицы.