Закон 1999 года запретил милиции заниматься уличными детьми, а социальные службы, которым это было поручено, оказались неподготовленными.
Андрей Бабушкин. Статья. Автор статьи - председатель комитета "За гражданские права". Власти сами породили проблему, с которой теперь борются. Время новостей, № 44.

Беспризорность в России была всегда, хоть она и переживала пики и спады. Например, первая "постсоветская" вспышка была в начале 90-х. Тогда это было прямым следствием развала Союза -- в Россию хлынули беженцы, в том числе и малолетние. А вот резкое увеличение количества безнадзорных детей в последние несколько лет вызвано, на мой взгляд, не объективными процессами, а просчетами законодателей. Этих беспризорников мы создали сами после того, как в 1999 году вступил в силу федеральный закон "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних". Закон запретил милиции заниматься уличными детьми, а социальные службы, которым это было поручено, оказались неподготовленными.
Через службу помощи детям нашего комитета прошло около 1000 детей, и я не видел среди них тех, кого невозможно вернуть в социально благоприятную среду. Масштабы беспризорности, по моему мнению, несколько преувеличиваются. Я считаю, общее количество безнадзорных детей в России все-таки не растет, а даже немного снижается. И это объясняется некоторой стабилизацией социально-экономической обстановки в стране. На самом деле ситуация с уличными детьми вполне может контролироваться. По нашим оценкам, в Москве в действительности не больше 5 тысяч беспризорников, то есть таких, которые реально ночуют на улицах (а в России около 50 тысяч). И поэтому в городе было бы достаточно примерно 25 приютов на 100 мест каждый. Но они не должны быть "типовыми", это должны быть специализированные учреждения 10--12 видов. Одни -- приемники, другие -- транзитные (для детей, которые ожидают отправки домой), в третьих должна оказываться психологическая помощь. Сотрудники милиции, которые постоянно контактируют с уличными детьми, обязательно должны быть обучены приемам социальной работы. Ну а основная тяжесть должна упасть на патронажные бригады, в состав которых вошли бы и психолог, и медик, и педагог. И десяти таких бригад на город было бы достаточно. Тогда бы появилась возможность решить конкретные проблемы каждого ребенка. Пока же за месяц с небольшим борьбы с беспризорностью при всех положительных результатах (детей все-таки забирают с улиц) используется жесткий алгоритм возврата ребенка в семью без учета конкретных обстоятельств. В итоге многие вскоре снова оказываются на улице. Даже из больниц, куда их помещают на обследование, они по разным причинам убегают: одни недовольны, что им там не разрешают курить, с другими слишком строго обходится охрана.