Приемные семьи раздражают, вызывают подозрение у чиновника.
Светлана Бочарова. Статья. Контракт на маму. Российская газета, № 42, 7 марта 2002 г.

Приемные семьи раздражают, вызывают подозрение у чиновника.
Он считает, что семья берет на воспитание шестерых сирот для того, чтобы за счет приемышей содержать своих детей. Хочет решить за их счет свои жилищные проблемы. Встречайте, мальчики, ревизора
Вот примеры. Приемная семья Людмилы Сергеевны Новосельской по просьбе Дома ребенка взяла мальчика Лешу, больного гемофилией. Отдавать его в государственный детский дом было просто нельзя, это понимали все. Но понадобилось два(!) года, чтобы управа района "Новогиреево" в Москве подписала договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью. Все это время семья не получала и до сих пор не получает социальных выплат на ребенка, положенных по существующему законодательству. Задолженность государства семье Новосельских уже составила более 40 тысяч рублей. При этом маму этой приемной семьи обвиняли во всех грехах: и холодильник-де пуст, и дети по утрам за молоком бегают в магазин, и постели у ребят в комнатах бывают застелены не по правилам (?)... Чиновник всегда находил повод для придирки и не брезговал никакими карательными мерами. И невдомек ему, чиновнику, что холодильник пуст потому, что семья, в которой 9 детей - все мальчишки, только что подчистую съела все за ужином, а за молоком утром бегут, потому что на завтрак молока надо литров пять, и хорошо бы - свежего.
Одна из участниц нашей благотворительной программы "Приемные семьи" взяла буквально с улицы двух мальчишек-бродяжек. Подобрала одного, когда он в переходе метро попросил у нее "на хлебушек". Тот привел брата. Вот и живут все - а у этой женщины есть муж и родной ребенок - в 15-метровой комнате коммунальной квартиры. Эта вполне дееспособная семья может и хотела бы взять на воспитание еще детей. Обращается в управы и слышит от инспекторов, стоящих "на защите" детства: вы просто рассчитываете выехать из коммуналки! И вообще, Москва не может предоставить этой семье статус приемной, потому что дети... из других регионов. Чужие!!!
Такие истории можно рассказывать и рассказывать. Я знаю в Москве семьи, которые взяли на воспитание пять и более детей-сирот, в том числе потерявших родителей в результате "антитеррористической операции" в Чечне. И ни одна из них не может оформить даже опеку. Кто препятствует? Да все те же органы "самоуправства".
В Ингушетии, в селе Яндыри, спонсоры купили усадьбу для семейного детского дома "Родная семья" Хадижат Гатаевой. Шесть лет существует эта семья. В ней воспитываются более 80 сирот чеченской войны. Хадижат сама собирает по разбитым селам и городам Чечни мальчишек и девчонок, потерявших родителей. За эти годы она так и не смогла оформить на них опеку и юридический статус. Ни одной копейки помощи от государства. При этом свет и газ местные власти отключают семье регулярно - за долги. Существует семья Хадижат только на спонсорские пожертвования, которых очень часто не хватает, и порой в доме не бывает даже хлеба. Кто кому должен? Страна Хадижат Гатаевой за спасение своих граждан? Или сироты этой стране за убитых родителей?
А в подмосковном городе Пущине есть квартира, в которой больше 10 лет проживает приемная семья Алексея и Натальи Быховых, воспитывающих шестерых сирот. Осенью квартира понадобилась местному филиалу Российской академии наук под общежитие для аспирантов. Отобрали с резолюцией (дословно): "Создать комиссию о деятельности и целесообразности детского дома".

Пособие не дали, свет отключили
Конечно, приемные семьи - лишь одна из форм зарождающейся общественной системы защиты детей-сирот. Любая эффективная форма нужна: от усыновления до общественных приютов. Кстати, такие приюты в России тоже есть, хотя их и очень немного. Существуют они фактически, но не юридически. Яркий пример - приют "Дорога к дому" Сапара Кульянова, который зарегистрирован как стационарное отделение одного из психонаркологических диспансеров Москвы. Сапар собирает и привозит сюда бездомных детей и получает для них только больничный паек (до недавнего времени чуть больше 20 рублей в сутки). Он делает все, чтобы передавать детишек в семьи. Мальчишки и девчонки из приюта "Дорога к дому" сегодня воспитываются во многих приемных семьях Москвы. Но с каждым днем Сапару все труднее. Комитет образования и органы опеки столицы вынуждают его передавать детей в государственные детские дома.
Такая ситуация складывается потому, что гражданская структура защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не зафиксирована в российском законодательстве. Нет правовой базы для более активной деятельности общественных организаций, занимающихся защитой детства. Чего греха таить, конечно же, есть приемные родители, которым я лично никогда не дала бы на воспитание детей. Нет в этих семьях любви к детям, мальчишки и девчонки растут здесь с психологическим комплексом детдомовца. Но скорее в этом не вина, а беда взрослых: в свое время им скоропалительно были "выданы" дети, не оказывалась юридическая, психологическая и педагогическая помощь. Но ведь у нас практически ни в одном регионе нет центров, где бы родители могли получить эту помощь. В Москве на общественных началах работает первая школа для приемных родителей. Но знают о ней единицы. Развиваться такая школа также не может, потому что нет под нее законодательного пространства. А законотворцы не спешат. Думский Комитет по делам семьи и молодежи предпочитает ставить заплаты на правовом поле защиты детей, приняв уже более 140 локальных законов, большей частью - декларативных.
Между тем назрела необходимость разработки и принятия базового федерального закона о семейных формах жизнеустройства детей-сирот (это могут быть и детские деревни социального типа, и общественные приюты, и детские дома семейного типа). Этот закон должен быть принят на основе обязательной экспертизы детскими психологами. Пока же его нет, регионы изобретают свои законодательные акты. Каждый такой акт пишется как бог на душу положит, одни и те же юридические нормы трактуются, бывает, с точностью до наоборот. К тому же они нередко не позволяют семье взять на воспитание ребенка из другого региона России.

Жалость по расчету
В январе к нам за консультацией обратились три московские семьи, которым органы опеки более полугода мешают взять детей-сирот даже на усыновление. А в Благовещенске одна семья пять лет назад взяла ж воспитание 14 сирот из Казахстана. До сих пор органы опеки не только не дали ей статус приемной, но и не оформили опеки не на одного из детей. Чтобы остановить механизмы развития сиротства, необходимо перераспределение функций государственного и гражданского секторов общества. Органы опеки должны выйти из-под власти местного самоуправления, принимая на себя координирующие и помогающие функции, а не сегодняшние - надзирательные и карательные.
И еще одно исследование, проведенное движением "Добро - без границ", подтверждает необходимость перехода к семейным формам защиты и жизнеустройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Мы постарались взглянуть на эту проблему прагматически - с точки зрения экономики. Навел нас на это опыт Самары, где стали закрывать государственные детские дома и передавать их воспитанников в семьи. Почему? В бюджете области не хватало средств на содержание государственных детских домов. А вот цифры по другому региону. Общественный фонд помощи населению "Данко" Владивостока подсчитал, что содержание ребенка в замещающей семье (приемной, патронатной) при зарплате родителя-воспитателя в 400 рублей в месяц и детском пособии в 1500 рублей в месяц обходится бюджету Приморского края в 24 600 рублей. Содержание же одного ребенка в детском доме Владивостока - в 51 тысячу рублей 35 копеек, в городе Большой Камень - в 62 тысячи рублей в год, то есть вдвое дороже, чем в приемной семье. Из этих сумм в детских домах непосредственно до ребенка доходит менее 20 процентов. Остальное съедает система обслуживания и управления, часто немалая доля расходуется не по целевому назначению. Вот потому-то чиновничьей системе выгодно сохранять и приумножать количество "казенных детей".
Можно сколько угодно говорить о том, что в России сложилась кризисная ситуации с положением детей. Пока в государстве не исчезнут экономические, социальные, административные рычаги возникновения сиротства, в том числе сиротства при живых родителях, страна будет ежегодно получать десятки тысяч новых казенных детей и детей улиц. Пока наши депутаты будут лишь латать законодательство в области прав детей, мальчишки и девчонки России будут абсолютно беззащитны.

От редакции
Далеко не все предложения автора выглядят бесспорными. Например, идея расширить полномочия общественных организаций. С одной стороны, это могло бы облегчить их работу. Но не откроется ли при этом "шлюз" для лжеблаготворителей? Одним словом, проблем и вопросов, требующих ответа, - масса.