Для бесризорных детей в Московской области действует 53 приюта и реабилитационных центра. Это – очень мало.
Ольга Хрипунова. Статья. Все террористы когда-то были маленькими. Ежедневные Новости. Подмосковье, № 179, 8 декабря 2001 г.

Видеть на рынках, в метро, на вокзалах маленьких бродяжек и детей, просящих милостыню, - больно и тяжело. Их настолько много, больших и маленьких, в чужой и неудобной для них одежде и обувке : не по сезону, с одинаковыми независимыми и голодными глазами, что для толпы озабоченно спешащих взрослых они сливаются в одно лицо. Лицо брошенного, сбежавшего от нас, ненужного нам ребенка.
У нас много разных ведомств, которые пока разобщены между собой, но цель у них одна: спасать этих детей. "Мы в ответе за то, что они делают", - считаете/полковник милиции Людмила ТРОПИНА, начальник подразделения по делам несовершеннолетних ГУВД Московской области.
- Людмила Ивановна, с какими проблемами сталкиваются сотрудники милиции, задерживая беспризорников или совершивших правонарушения подростков?
- Раньше мы доставляли их в центр временной изоляции ГУВД г. Москвы и передавали в руки специалистов - сотрудников милиции. Сейчас безнадзорных мы должны помещать в ближайший приют.
В Московской области действует 53 приюта и реабилитационных центра. Они должны оказывать экстренную помощь детям, находящимся в трудной жизненной ситуации. Но их очень мало. Во многих таких учреждениях нет даже приемных отделений, и детей, вместо того чтобы мыть и дезинфицировать в санпропускниках на месте (не забывайте, почти у всех них есть вши), приходится отправлять в инфекционные больницы, которые совсем не жаждут получать от нас несовершеннолетних правонарушителей.
А самое главное: в центр временной изоляции для социальной реабилитации правонарушителей не принимают. Это абсурд, но часто милиционеры привозят подростков в ГУВД, ОВД, иногда даже к себе домой! А если задержанный пьет, колется или у него не в порядке психика? Не всегда есть даже транспорт, чтобы перевозить детей. Мы не делим их на своих и чужих: живущих в нашей области или приехавших издалека. Они здесь, и им сейчас нужна помощь.
- Если задерживают подростка, употребляющего наркотики, куда его направляют на лечение?
- Это тоже проблема. У нас физически нет возможности оперативно оказать помощь ребенку, принимающему наркотики, и поставить ему диагноз. Потом, если ему нет 15 лет, его родители должны дать согласие на обследование и лечение. Если же он старше, то нужно его согласие. Представляете, как трудно всего этого добиться?! А при госпитализации несовершеннолетнего ему только купируют ломку. Пребывание в стационаре в течение 2-3 недель не решает проблему его социально-психологической адаптации. Для этого нужны специальные центры по реабилитации, где подростки будут жить длительное время, с ними будут заниматься по индивидуальной программе социологи, педагоги, психологи, социальные работники. Так делается в странах Европы. У нас же после кратковременного лечения подросток просто исчезает из клиники, и все возвращается на круги своя. К тому же, у нас крайне мало подростковых врачей-наркологов. В медицинских учреждениях (как при амбулаторном, так и при стационарном лечении) отсутствуют медикаменты, позволяющие эффективно проводить курс лечения. Несмотря на формально существующую бесплатную медпомощь, родителям приходится приобретать лекарственные препараты.
В этом году органы внутренних дел Московской области было доставлено более 16 тыс. детей и подростков. Каждый второй из них - за распитие спиртных напитков. Найдено 1185 детей, нуждающихся в помощи государства. Выявлено около 2,5 тысячи родителей, уклоняющихся от воспитания детей. Более тысячи из них будут лишены родительских прав. Из 100тыс. подростков 45 употребляют наркотики.
- Почему дети уходят из дома и школ-интернатов?
- Таких причин, к сожалению, много. Это и неудовлетворенная потребность во внимании и заботе со стороны родителей и взрослых, и жестокое обращение с ними, и тяга ребят к бродяжничеству, и отсутствие ответственности за свои поступки, и даже психические отклонения, из-за которых дети боятся, что их поместят в психиатрические больницы. Причин достаточно. Семьи, в которые мы вынуждены возвращать детей, в основном неблагополучные.
На учете в милиции состоит более 10 тыс. родителей, не исполняющих обязанностей по воспитанию, обучению и содержанию несовершеннолетних детей. В неблагополучных семьях около 80% взрослых систематически пьют, устраивают скандалы, ведут антиобщественный образ жизни. Почти 37% детей жмут в семьях, где есть ранее судимые.
Привыкшие к безнадзорности дети даже рады, что на них никто не обращает внимания, это дает им возможность вести желаемый образ жизни: не учиться и находиться вне дома, в своей компании.
Сотрудниками милиции Московской области в течение 2001 года выявлено около 100 фактов жестокого обращения с детьми, по которым возбуждены уголовные дела по ст. 156 УК РФ. Более 400 детей ушли из дома и государственных учреждений из-за голода, пьянства родителей, насилия а семье, безразличия и пренебрежения к ним. 113 находятся сейчас официально в розыске.
Пьянство родителей, скандалы и драки, оскорбления и унижения, жестокость и насилие порождают ответную реакцию, и все чаще жертвами преступлений подростков становятся их родители, родственники, воспитатели, учителя. Но больше всего, конечно, детей уходит из вспомогательных школ-интернатов, особенно те из них, кто страдает заболеваниями психики. Каждое 11-е преступление в области совершается психически неполноценными подростками. Профилактическая работа с ними не дает положительных результатов, а их изоляция опять же невозможна из-за отсутствия в области специального коррекционного учреждения. Очень часто, к сожалению, именно эти несовершеннолетние становятся лидерами преступных групп, и преступления, которые они совершают, немотивированны и все время повторяются.
- Могут ли нести уголовную ответственность за преступления дети до 14 лет или они неподсудны?
- Дети до 14 лет составляют 30% от числа состоящих на учете в милиции. Количество совершенных ими общественно опасных деяний не входит в общеуголовную статистику, так как совершены людьми, не достигшими возраста уголовной ответственности, однако существенно влияет на криминогенную обстановку. По своей тяжести они не отличаются от преступлений, совершаемых под-1Я ростками более старшего возраста, а часто являются более дерзкими и циничными. Около 2 тыс. детей совершили 1300 общественно опасных к деяний в этом году, каждое третье из них ;я относится к категории тяжких и особо тяжких.
С принятием нового Уголовного кодекса РФ особенно остро назрел вопрос открытия спецПТУ, и которое должно обеспечивать психологическую, и медицинскую и социальную реабилитацию несовершеннолетних правонарушителей, создать условия для получения ими общего и профессионального образования. Если несовершеннолетний совершил преступления небольшой и средней тяжести, судом ему может быть назначено наказание 4 - до 5 лет лишения свободы. Но часто более позитивных результатов удается добиться не лишением и его свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии, а его социальной адаптацией в е. образовательном учреждении с помощью психологов, педагогов, социальных работников.
За первую половину этого года, более 200 подростков, ранее совершавших преступления, пошли на них повторно. 72,5% от общего числа судимых детей, состоящих на учете в органах внутренних дел.
Судами Московской области при назначении наказания несовершеннолетним, употребляющим к тому же алкоголь и наркотики, практически не применяются меры медицинского характера в виде лечения. В 2000 и первом полугодии 2001 года - всего лишь 31 осужденного принудительно направили лечиться от алкоголизма и наркомании. Подростки после вынесения приговора не имеют возможности трудоустроиться, получить квалифицированную наркологическую помощь, а главное - в большинстве случаев не осознают неотвратимости наказания и совершают более тяжкие преступления, в том числе с целью приобретения наркотиков, алкоголя или под их влиянием. Как правило, у самих подростков создается иллюзия безнаказанности. При направлении их в спецПТУ удается не только изъять их из криминогенной среды или из семьи "группы риска", но и прервать их пристрастие к спиртному, наркотикам и предоставить возможность жить другой, цивилизованной жизнью.
- Каким образом, на ваш взгляд, можно разрешить весь спектр проблем, связанных с этой гигантской волной беспризорности и безнадзорности детей, угрожающих, по мнению экспертов, национальной безопасности?
- Самое первое: необходимо создать единую и модель всей сети учреждений, занимающихся неблагополучными детьми. Комитет социальной защиты, правительственная комиссия по делам несовершеннолетних, органы образования, местная администрация, органы внутренних дел - все должны объединиться сейчас и стать на защиту интересов оторванных от общества подростков. Лица, отвечающие по закону за их судьбы, должны нести персональную ответственность. Второе: необходим банк данных на семьи из "группы риска". Тогда мы сможем предотвращать уход детей из дома, сможем вовремя вытягивать их из криминогенной среды, не доводя их до того, чтобы они совершали преступления. Третье: срочно открыть в Московской области центр временной изоляции подростков. Кстати, губернатор поддерживает нас в этом стремлении, но пока, к сожалению, проблема не решена. Четвертое: в области открываются различные учреждения социальной направленности, декларирующие профилактику наркомании. При их открытии все ведомства должны объединять свои усилия, ведь сюда вкладываются государственные деньги. Нужен единый банк данных, откуда можно будет почерпнуть информацию о подобных приютах или лечебницах. И последнее, пятое: необходимо поднять престиж нашей службы. Состояние преступности не должно ассоциироваться с деятельностью только правоохранительных органов, ведь мы получаем на руки уже "результат". Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав нужно придать статус координирующего органа, который на федеральном уровне должен войти в аппарат правительства или президента. Председатель комиссии должен работать на постоянной основе в ранге министра и иметь свой аппарат квалифицированных работников. Когда у программы будет один "хозяин", прекратится разбазаривание государственных средств аферистами, наживающимися на этой проблеме. Это самые срочные меры, которые необходимо предпринять в самое ближайшее время. Иначе мы не выйдем из тупика, в котором находимся. Все террористы когда-то были детьми. Они об этом давно забыли, но мы должны помнить...
- Они считают себя свободными от нас, забывших о них, предавших их, мешающих им. Только не могут быть счастливы маленькие люди, которых никто не любит. Не могут быть счастливы те, у кого нет дома, нет мамы и папы, братишек и сестренок, кто не играет в игрушки и не читает любимые книжки. Дети вырастают очень быстро. И превращаются из несчастных злобных волчат в матерых волков.
А столкнуться с волком - опасно не только в лесу. Чтобы обезопасить себя в будущем, нужно думать об этом в настоящем. И вернуть детей в детскую жизнь. Их место там - в стране Диснея и компьютерных ужастиков, роликовых коньков и теннисных шариков, слез над банальной двойкой и драки с лучшим другом. Взрослые, верните их обратно!