Мосгордума намерена решить проблему детского бродяжничества. С этой целью московские депутаты родили на свет проект постановления о законодательной инициативе, предусматривающий внесение изменений в 22-ю статью федерального закона "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних".
Олег Федорченко.Статья. Очередная республика ШКИД. Хартия.Ру, 6 ноября 2001 г.

Мосгордума намерена решить проблему детского бродяжничества. С этой целью московские депутаты родили на свет проект постановления о законодательной инициативе, предусматривающий внесение изменений в 22-ю статью федерального закона "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних".
Еще летом, накануне Дня защиты детей, Владимир Васильев, зампред Комитета по социальной политике МГД, говорил, что проблема беспризорников в Москве - проблема не только столицы, но и всей России, а в московском бюджете нет денег на беспризорников. Вероятно, в городском бюджете на будущий год их тоже нет. И депутаты МГД сочинили лозунг: "Федеральный бюджет нам поможет!"
Автора проекта зовут Евгения Балашов. Этот депутат утверждает, что в Москве много детей и подростков, оставшихся без попечения родителей. Экая новость. Москва вообще большой город. И огни его должны светить всем, в том числе и беспризорникам. Но эти дети не могут быть помещены в приемники-распределители органов внутренних дел, так как не совершили правонарушений. По той же причине их не принимают и в Центр временной изоляции несовершеннолетних подростков /ЦВИНП/. Дети подпадают под статус "бродяг", "брошенных" и "заблудившихся".
Московские думцы хотят, чтобы на федеральном уровне все эти дети были объявлены правонарушителями и бродягами. В частности, к числу правонарушителей предлагается относить несовершеннолетних, занимающихся систематическим бродяжничеством, независимо от места проживания, в том числе малолетних в возрасте 3-х лет. Странная форма заботы: чтобы помочь человеку, надо подвести его под статью.
Так что инициатива вполне может обернуться очередным "сафари" в столичных каменных джунглях. Кавказцев пересчитали, зарегистрировали выборочно, иных - оштрафовали, прочих - выгнали вон. На собак - надели намордники. Теперь взялись за беспризорников и просто неблагополучных детей.
Эту законодательную инициативу комментируют депутаты МГД и правозащитник Борис Альтшулер.
Юрий Загребной, член комиссии по информационной политике МГД:
- Московским властям и всем не равнодушным к проблеме детской беспризорности людям нужно более активно, чем это предлагают даже обсуждаемые сейчас поправки, интересоваться детьми, оказавшимися на обочине жизни. Проблема бросается в глаза тем, кто не витает в облаках и не рассматривает жизнь сквозь стекла служебных автомобилей.
Еще дореволюционное московское сообщество прилагало массу усилий для того, чтобы беспризорников стало меньше. Богатые люди на эту благую цель жертвовали свои состояния, подобно Третьякову, отдавшему все на создание картинной галереи.
Я изучал архивные материалы. Сто лет назад "Ведомости московской городской думы" писали о работе с беспризорными.
До сих пор на некоторых московских зданиях располагаются таблички, указывающие на то, что раньше там существовали детские приюты.
Бездушность и опасность нашего законодательства заключается в том, что беспризорниками никто не станет заниматься, пока они не совершат правонарушение или, хуже того, преступление. Мы сами создаем правовые условия для того, чтобы дети выбрасывались на обочину жизни, вливались в преступное сообщество.
Уже даны соответствующие указания по подготовке земельных участков для строительства будущих детских приютов. Частично проблема будет решаться за счет средств городского бюджета. Думаю, мы обратимся за помощью к состоятельным москвичам.
В этом плане показательна частная инициатива Павла Бородина. В западном округе столицы существует семейный детский дом, который активно поддерживается его супругой. Это не PR. Детский дом создан по велению души.

Иван Новицкий, член комиссии Думы по социальной политике:
- Проблема детского бродяжничества очень остра в Москве. Сюда съезжаются люди со всей страны и из-за рубежа. Мы тесно сотрудничаем с ЦВИНП, который существует при МВД. Приют для несовершеннолетних не мог принимать детей, оставшихся на улице без попечения родителей. Единственный способ попасть в приют - быть пойманным милиционером при совершении какого-либо правонарушения.
У нас не было структуры, которая хотя бы на время могла оторвать детей от улицы. Приют наполовину пустовал, существовал исключительно на энтузиазме его руководства. Конечно, нельзя содержать в одном помещении просто бродягу и малолетнего преступника. Мы считаем, что таким заведениям нужно придать особый статус. И вообще, нужно следить за реализацией внесенных изменений с тем, чтобы не было перегибов.
Мы внесли изменения в соответствующую статью федерального закона, поскольку именно он запрещал забирать детей с улицы. Теперь, похоже, можно будет упорядочить, наряду с собачьими, и детские шалости на городских улицах. Если будут перегибы (а они будут), то ищите своих детей в приюте.

Борис Альтшулер, председатель фонда "Право ребенка":
- То, что мы видим на городских улицах каждый день, - наглядная демонстрация полной импотенции власти, неспособности не только реагировать на возникающие проблемы, но и решать их. Бездействие московских чиновников преступно.
Парадокс заключается в том, что последние годы выходило несколько аналогичных постановлений. Ни одно из них не то что не работает, они просто игнорируются столичным комитетом по социальной защите Москвы.
Его председатель, Игорь Сырников, убежден в том, что "не москвичи - это не моя забота". Даже дети его не интересуют. НКО предлагают милиции помощь, но она отвергается. Позиция комитета поддержана прокуратурой, которая запретила милиции использовать общественников в профилактике детской беспризорности.
Монополию никто отдавать не собирается. Это такой принцип собаки на сене - никого не подпускать. В прошлом году мы писали письмо по этому поводу президенту РФ, писали и Лужкову. Россия сегодня - единственная страна в мире, где страж порядка проходит мимо ребенка. Милиции запрещено задерживать детей, поскольку девать их некуда. Средний слой чиновничьей бюрократии тормозит развитие любой инициативы.