Как из нормальных детей делают олигофренов на деньги государства.
Инна Супрунова. Статья. Парламентская газета, № 108, 16 июня 2001 г. "Маугли" Ильинского Погоста.

Интернат в Ильинском Погосте в Московской области — для 138 детей. Вот и его нынешние выпускники уйдут в никуда. А точнее, в ту армию, из которой потом смерть, наркотики, тюрьма будут выщипывать их поодиночке. Поскольку выданные на руки документы скажут о том, что перед работодателем выпускник коррекционной школы. Это белый билет в жизнь. Для обладателя такого документа закрыта дорога в самые простые училища. Их, шестнадцати- и семнадцатилетних, не возьмут даже на самую простую работу. К ним навсегда приклеилась бирка — "дебил". С чем совершенно не согласен директор интерната Николай Юшкин.
Марина Савкина — художник Божьей милостью. Ее работы — удивительно точные и верные бытовые сценки, пейзажи. А позади много выставок, конкурсов. Отличия, награды, дипломы, в том числе и от губернатора Московской области Бориса Громова. И премия от него же — аж 600 рублей...
На международной выставке в Брюсселе работа Марины награждена дипломом и оставлена по ее просьбе для продажи. Бабушке надо помочь. Марина готова дальше учиться в художественном училище…если ее возьмут. И работать — если примут. Но будущее талантливой девочки началось с закрытых дверей. Директор Гжельского комбината ей и в учебе, и в работе отказал.
Судьбой Марины Савкиной сейчас заинтересовалась экс-министр социальной защиты населения Элла Памфилова. Она старается устроить девочку в художественное училище. Но ведь "необучаемых" по стране еще 15 тысяч. А что делать тем, к пожизненному диагнозу которых приклеилось "распределение в спецучреждения "для детей от 8 до 80 лет".
Приговор: пожизненное проживание
…Ванда Владимировна всматривалась в лица содержанцев Щукинского психоневрологического интерната.
Я все искала признаки болезни, за которую их вычеркнули из жизни. Болезни Дауна. И практически не находила. Они, физически крепкие, пашут на огороде, снабжая себя и преподавателей продукцией сельского хозяйства. Их бесплатно используют как пастухов и чернорабочих. Им пожизненно назначена пенсия в 600 рублей, которая капает на счета, но никогда не будет "капать" им в руки…
Есть масса способов "конвертировать" эти деньги. О том, как на них ремонтируются помещения, которые потом продаются, писали много. Поступающие на детей-сирот пенсии в сузунской школе-интернате Новосибирской области списывались на погашение долгов местного отдела народного образования. За счет средств содержанцев Ояшинского детского дома-интерната соорудили пруд и "Дом рыбака". Не для ребятишек, разумеется. Их в это время облачают в неликвидное списанное нижнее белье 60—62 размера и обувь еще советского пошива. Одевают на помощь спонсоров. Если она есть.
Таких людей в разные времена называли по-разному: рабами, подневольными, манкуртами… Дело не в названии, а в том, что они всегда нужны, их поступление на рынок труда всегда востребуемо. А закрытая система образования и здравоохранения — это система корпоративной поруки. Для того чтобы сделать из социально запущенного ребенка идиота, нужно два-три года. В Средние века таким образом из краденых детей делали уродов для показа в цирке. С тех пор система рабства изменилась лишь по форме. Сегодня достаточно директору детского спецучреждения санкционировать групповое избиение неугодного, и ребенок сам попросится в "дом для "дебилов". И общественность в подавляющем большинстве случаев об этом не узнает.
Даже в ведомстве Уполномоченного по правам человека Олега Миронова никто конкретно не занимается детьми из этих закрытых учреждений. Дело в том, объясняют там, что информации из таких мест нет никакой. Как будто их не существует. Все столы завалены жалобами взрослых по детским пособиям, детским садам, школам. Тогда, может быть, действительно уже необходимо принять федеральный закон об общественном контроле за обеспечением прав детей и о введении должностей уполномоченных по правам ребенка в Российской Федерации и в ее субъектах. И чтобы одним из первых в деловом блокноте срочных дел такого уполномоченного была запись: "Обязательно решить вопрос с медицинским переосвидетельствованием ребят — выпускников спецучреждений. Через независимое обследование, свободное от ведомственной коллегиальной солидарности Министерства здравоохранения. А Министерству образования постановляющими актами решать проблему дальнейшего обучения этих детей, а Минтруду — устройства на работу".
...Делать из нормальных детей идиотов мы научились, теперь бы нам надо освоить обратный процесс.