Необходимость введения в Москве и в России института Уполномоченного по правам ребенка давно назрела, считает депутат Мосгордумы Зинаида Драгункина.
Мария Островская. Статья. Что обретает дающий. Тверская, 13, № 20-26, 20 июня 2001 г.

Лет десять назад я была убеждена, что России необходим закон об Уполномоченном по правам ребенка. Но меня уверяли, что для нашей страны такой институт преждевременен. Тогда мы, группа единомышленников, решили пойти по другому пути – собрали тех, кто мог и хотел оказывать конкретную помощь социально-незащищенным нашим согражданам - детям-сиротам, инвалидам, бывшим малолетним узникам фашистских концлагерей, детям репрессированных, в общем, попавшим в беду людям. Все те, кого чужая беда не оставила равнодушным, а это деятели науки и культуры, предприниматели и спортсмены, решили заниматься делами практическими, Мы хотели только одного - действовать, облегчить участь испытывающих нужду, тех, кто волей обстоятельств остался один на один с нелегкими жизненными проблемами. И именно дело, а не юридические споры было для нас главным.
Так в 1993 году в Москве родился "Благовест" - Центр народной помощи, у которого вскоре появилось много друзей за рубежом, и сегодня нам активно помогают Дания, Швеция, Норвегия, Япония, Чехия, Австрия, Финляндия. Там принимают на отдых чернобыльских детишек, оттуда приходит в "Благовест" гуманитарная помощь. Нам стараются помочь в лечении и обучении наших подопечных те, кто считает благотворительность своим долгом и потребностью души. А вот среди тех, кого раньше на Руси называли толстосумами, меценатов, к сожалению, негусто. Хотя так нужны сегодня в российской непростой жизни честные и активные люди!
Одним из учредителей нашего центра был митрополит Питирим. Это он предложил назвать его "Благовест". Позже он признался: "Не предполагал, что в такой короткий срок, в таких масштабах и объемах будет проведена столь нужная в наши дни работа по утверждению добра и милосердия".
Деятельность "Благовеста" предельно конкретна. Например, нашу программу "Москвичи - москвичам и россиянам" поддержал своим специальным распоряжением мэр Москвы Ю. М. Лужков, прекрасно понимающий, что помощь самым обездоленным нынешней жизнью должна быть постоянной, а не от праздника к празднику. Через наш центр десятки детских приютов, домов для престарелых и инвалидов, больниц получили сотни тонн продовольствия, одежды и обуви, лекарств. Составная часть московской программы, "Дети катастроф", неразрывно связана еще с одной долгосрочной инициативой "Благовеста". Это проект "Солидарность с детьми Чернобыля", над которым центр работает с самого начала, со дня своего основания, и который при поддержке правительства России стал общефедеральным. За это время более десяти тысяч российских детей из 18 регионов, пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС, побывали на отдыхе и лечении за рубежом.
Мой многолетний опыт практической благотворительной работы в центре "Благовест", знание реальной ситуации в стране убедили меня в том, что без государственных законодательных актов не обойтись. Прежде всего России нужна правовая база защиты детей. Нужен закон об Уполномоченном по правам ребенка, который гарантирует детям не только соучастие государства в их судьбе, но и станет альтернативой власти, в случае если сама власть окажется причастной к нарушению прав ребенка.
Так что же такое Уполномоченный по правам ребенка (омбудсмен)? Этот институт сегодня эффективно действует в 78 странах мира, а его введение рекомендовано Конвенцией ООН по правам ребенка, принятой Генеральной сессией ООН еще в 1989 году. В 1999 году Комитет ООН по правам ребенка рекомендовал учредить институт омбудсмена и в России, на федеральном и региональном уровнях. Служба уполномоченного (омбудсмена) не является ни законодательным, ни исполнительным органом. Это независимое должностное лицо высокого ранга, которое опирается в своей деятельности на общественное мнение и руководствуется не только законом, но и моральными соображениями, идеалами справедливости и человечности. Это институт убеждения, использующий оружие гласности, критики и морального авторитета, и, по-моему, его скорейшее учреждение в нашей стране просто необходимо.
С 1998 года в рамках пилотного проекта Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) и Министерства труда и социального развития РФ в пяти территориях России действуют уполномоченные по правам ребенка, назначенные органами исполнительной власти в Волгоградской, Калужской, Новгородской областях, в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге. Однако закон об Уполномоченном по правам ребенка нигде в России так и не был принят. Всероссийский омбудсмен О. Миронов считает это одной из самых насущных проблем и приветствует внесение такого закона в Московскую городскую Думу. Я, как его редактор, очень надеюсь, что столица сможет стать полигоном, стартовой площадкой для принятия такого законодательного документа и его претворения в жизнь. Тем более что и мэр Москвы выразил понимание и поддержку этой инициативы. Предполагается, что должность Уполномоченного по правам ребенка является государственной должностью города Москвы, он назначается по представлению мэра Московской городской Думой сроком на 5 лет. Омбудсмен при осуществлении своих полномочий независим и неподотчетен каким-либо государственным органам и должностным лицам, и это дает ему возможность сохранять полную объективность.
Он стоит на страже интересов наших маленьких граждан, защищает права, свободы и законные интересы сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, просто находящихся в трудной жизненной ситуации.
В обязанности столичного уполномоченного будут входить ежегодный доклад мэру и доклад в Московской городской Думе, а также постоянное информирование городских властей о нарушениях прав ребенка в столице.
В первой половине сентября состоится третье, окончательное слушание закона в Мосгордуме. Больше всего хочу, чтобы закон стал работать и приносить пользу. Над выполнением этой задачи я работала многие годы и считаю ее делом всей моей жизни. Я глубоко убеждена - дающий обретает значительно больше, чем получающий, и потому вместе с единомышленниками спешу делать добро каждый день.