Проблемы беспризорников нужно решать, а не создавать видимость их решения - так считают руководители санитарных служб.
Анна Жукова. Статья. Детям нужно мыться раз в год. Утро.Ру, 29 марта 2002 г.

Считают руководители санитарных служб.
Беспризорники - тема больная уже сама по себе, а если речь идет о государственных мероприятиях, связанных со всеми несовершеннолетними в целом, дети улицы становятся натуральной головной болью для тех, кто это мероприятие проводит.
В данном случае речь идет о медиках и чиновниках от медицины, которым с 15 апреля предстоит нелегкое бремя всеобщей детской диспансеризации. Гарантом того, что диспансеризация действительно станет всеобщей, выступил не кто иной, как непосредственно руководитель департамента Госсанэпиднадзора РФ Сергей Иванов. Его заявление было весьма впечатляющим: все беспризорники пройдут полное медицинское обследование.
Впору захлопать в ладоши и воскликнуть: "Да здравствует Госсанэпиднадзор!", но осталась только одна маленькая формальность, мешающая исторгнуть этот возглас. Сейчас мы уладим ее и спокойно воскликнем. Итак, какие же приняты меры для того, чтобы медицинское обследование было проведено действительно всех, без исключения, детей, и какие цели преследует сия диспансеризация?
По словам Иванова, для борьбы с детской беспризорностью в Министерстве здравоохранения создан специально обученный штаб, руководит которым целый заместитель министра Ольга Шарапова. В частности, специалисты будут озабочены вопросами оказания медицинской помощи беспризорным детям. Однако это еще не все. В Москве для приема беспризорников выделены три детские больницы, в которых все дети будут проходить санитарную обработку, а то и госпитализацию для проведения всестороннего обследования - аж на пять дней кряду. Причем региональные органы здравоохранения и лечебные учреждения тоже подключены к решению этих задач. Но и на этом дело не останавливается. С персоналом стационарных отделений детских больниц будет проведена соответствующая работа, потому что "не идеальное" (это цитата) поведение беспризорников приводит к тому, что медицинское "отделение не готово принять одновременно до 15 беспризорных детей" (это тоже цитата).
Для того чтобы не возникало недоуменных вопросов в мой собственный адрес, я, пожалуй, задам их г-ну Иванову. Итак:
  1. Известно, что официальная статистика беспризорников отсутствует, и, по самым пессимистичным прогнозам, их не менее 5 миллионов. Как будет производится контроль за диспансеризацией всех беспризорников России?
  2. Существуют ли данные о местонахождении всех беспризорников России, и если нет, то каким образом, за исключением способа "свыше", откроются эти данные лицам, ответственным за доставку беспризорных детей в медицинские учреждения?
  3. Известно, что беспризорники очень часто страдают целым букетом заболеваний, в том числе и тех, которые сложны в диагностике. Каким образом будет решена эта проблема, и какая из трех отведенных для детской диспансеризации больниц имеет соответствующее диагностическое оснащение?
  4. Как поступят с теми беспризорниками, диагностика заболеваний которых должна длиться более пяти дней, отведенных для "проведения всестороннего обследования"?
  5. Как поступят с теми беспризорниками, у которых будут выявлены заболевания, для лечения которых требуется госпитализация?
  6. Сколько беспризорников запланировано на прием в одну больницу? К одному специалисту? Сколько беспризорников должны будут обслужить одна медсестра? Один санитар? Насколько успешно справятся с нагрузкой три московских детских больницы, учитывая уже упомянутую общую сложность диагностики и лечения заболеваний? Сколько больниц предполагается предоставить в распоряжение беспризорников в других регионах?
  7. Как будет оплачиваться труд специалистов и другого медицинского персонала, которые проведут обследование беспризорников? Сразу оговорюсь: вопрос не к врачам. Среди них наверняка немало благородных людей, готовых за копейки взвалить на себя проблему общения с пациентами "не идеального" поведения и абсолютно непредсказуемого анамнеза. Но готовность эта, тем не менее, должна быть оплачена достойно.
  8. Будет ли обследование анонимным? Будут ли приняты меры к тому, чтобы правоохранительные органы не вмешивались в процесс диспансеризации беспризорников? Ведь не секрет, что дети становятся беспризорниками не только потому, что теряют своих родителей, но и потому что бегут от родителей. Вернуть их в такую семью, от которой мальчик или девочка удрали и скрываются - это значит сделать условия их жизни еще более невыносимыми, чем улица, потому что в противном случае они бы сами давным-давно туда вернулись. То же самое с детскими домами. Жестокость подростков по отношению к себе подобным тоже не тайна за семью печатями. Изнасилования, шантаж, истязания (нравственные и физические)... Даже иной обыкновенный школьник нет-нет, да и почувствует себя жертвой преследований со стороны одноклассников, что уж говорить о тех, которые вынуждены делить с этими одноклассниками всю свою жизнь. Их бегство - это тот же шаг отчаяния, какой толкает на улицу детей, имеющих семью. Если медицинское учреждение будет сотрудничать с милицией, оно дискредитирует себя в глазах беспризорника, и много за то, что это будет последнее его добровольное обращение к врачам... если обращение вообще предполагается добровольным.
  9. Что будет сделано для профилактики заболеваний, распространенных в среде бомжей: кожно-венерических, туберкулеза, гепатита? Что толку от проведенной диспансеризации и даже последующего лечения, если, снова попав на улицу, ребенок опять заболеет?
Спору нет, пять дней, проведенных в больнице, могут стать для беспризорника счастливыми днями мытья, трехразового питания и приема витаминов. Но я подожду с аплодисментами. Проблемы нужно решать, а не создавать видимость их решения.