Комитет социальной защиты населения Московской области провел елку для подмосковных детей-инвалидов.
Аделаида Сигида. Статья. Новые новогодние сказки. Коммерсант, № 237.

Дети-инвалиды стали попадаться уже на улице: здесь они блуждали вместе с родителями, пытаясь выяснить, куда идти от метро. Дети были розовощекие и упитанные и цветущим видом инвалидов нисколько не напоминали. Только когда дети вошли в спорткомплекс и стали снимать шубы, у одного не обнаружилось ножки, а у другого беспомощно болталась ссохшаяся рука, которая была в два раза короче здоровой. Правда, ножку заменял протез и под толстыми штанами был не особенно заметен. А колясочников вообще нигде не было видно.
Заместитель председателя комитета социальной защиты населения Московской области Людмила Гришина объяснила это тем, что елка проводится не для московских детей-инвалидов, а для детей Московской области, ехать им далеко, колясочников и лежачих привести не смогли. А женщина, которая привезла своего ребенка из города Дмитрова, рассказала, что у них в районе 412 детей-инвалидов, на которых прислали десять билетов. Ехать пришлось три часа, автобус, нанятый комитетом соцзащиты, увяз в пробке, и детей пришлось тащить по Москве уже своим ходом - на метро и в троллейбусе.
Дети, конечно, устали. Одна девочка уже не смогла смотреть представление; она заснула прямо на сиденье, высоко задрав ноги. Наверное, она так и не поняла, за что ее заставили целый день мучиться. Но другие дети радовались. Особенно радовался один взрослый парень. Попытки выяснить, кого из детей он привез на праздник, успехом не увенчались: отвечал он невнятно. "Да он сам приехал посмотреть, детей-инвалидов приглашают на елку до 18 лет", - пояснила женщина из Дмитрова, сразу угадав в парне дауна. Собственно представление сильно отличалось от новогодних детских спектаклей, которые корреспонденту "Ъ" доводилось видеть в собственные детские годы. Сказочные персонажи, конечно, были, но они были из других каких-то сказок. Серый Волк говорил блатным голосом: "Ну ты! Не понял?!" и, согласно сюжету, ездил на "Мерседесе". Положительным героем был Заяц. Добро, в конце концов, победило в современной форме: Заяц отметелил нового русского Волка палкой по полной программе. Следующим номером шли цирковые артисты. Дрессировщица вывела маленькую обезьянку на тоненьких ножках. Она волокла обезьянку на веревочке за шею так быстро, что та своими маленькими ножками перебирать не успевала, и казалось, что сейчас обезьянку задушат. И вдруг случилось новогоднее чудо: веревочка выскользнула из рук дрессировщицы, и обезьянка, освободившись, стала метаться по арене. Дети радостно закричали. Но арена была круглая, и женщина, к всеобщему разочарованию, настигла обезьянку. "Обезьяна съела два банана! Обезьяна радовалась рано! Рано!"- рыдал динамик актуальную песню. Наконец, детям начали рассказывать сказки. Сказки были такие: "Царица в светлице торгует сникерсом и пиццей", "Кот, что по цепи ходил, цепь продал и в Москву свалил". Дед вместо рыбки выловил "Мерседес", бабка хочет стать нефтяным магнатом: "Ей в мозги не дали киловатты, во всем Чубайсы виноваты". Трехлетний мальчик без ручки смеялся и радовался.
Детей пригласили на арену, чтобы одетым в самые красивые костюмы вручить подарки. Однако детей в костюмах оказалось мало, многие были укутаны в теплые платки и свитера. Толстая девочка лет восьми вдруг выскочила на арену и стала танцевать, хоть на ней и не было сказочного костюма. Счастливая улыбка на лице выдавала в ней дауна. "Вот какая счастливая!" - завистливо вздохнули женщина из Дмитрова и мальчик без руки. Потом детей со сцены убрали, вышел артист и стал петь голосом Газманова, вокруг него кружились две морячки. Но счастливая девочка-даун снова выскочила на сцену и стала танцевать. Она чувствовала себя такой же красивой, как морячки. Она знала, что все люди красивые, а мир прекрасен. Но люди этого не понимали и потому не радовались, а вместо этого смотрели на толстую девочку с жалостью. К ней уже бежали организаторы, чтобы навести порядок. Снегурочка с трудом усадила девочку на место и погладила ее по широкой спине. Но через минуту девочка выбежала на сцену снова, она танцевала и смеялась. А за ее спиной цирковой артист в это время заставлял гепарда целовать себя, энергично тыкая его железной палкой.