Беспризорник обрел свой дом. Но ни Президент, год назад объявивший войну с беспризорностью, ни специальные госструктуры не имеют к этой истории ни малейшего отношения

Московский комсомолец, № 4 апреля. Светлана Метелёва. Статья. Превращение блудного сына.

С того дня, как мы познакомились с Санькой, прошел ровно год. Тогда он был обычным вокзальным беспризорником. Побирался в переходах метро, убегал от милиции. Молчаливый оборвыш - под мостом, со щенком в руках...

Сейчас 13-летнего пацана не узнать. Хорошо одетый, стильно подстриженный, Санька подробно и с удовольствием рассказывает о своем интернет-сайте и жалуется на знакомых девчонок: "По три ошибки в каждом слове, чему только их в школе учат?".

Это похоже на сказку. Нищий стал принцем. Беспризорник обрел свой дом. Но ни президент, год назад объявивший войну с беспризорностью, ни специальные госструктуры не имеют к этой истории ни малейшего отношения.

Бродяжничал Санька три года. Большую часть времени проводил в Москве, ночевал то на вокзалах, то в брошенных машинах, то в "горелке" - заброшенном доме на Каланчевской набережной.

В один из августовских дней пятеро беспризорников сидели около Ярославского вокзала. Симпатичную молодую женщину, которая проходила мимо, пацаны "вычислили" сразу: у этой тетки денег попросить можно. Добрая.

Женщина остановилась. Она не работала в милиции, не представляла никакого СМИ, не была соцработником. Она просто дала им денег и предложила сходить в ближайшее кафе.

- Но мы побоялись, что нас не пустят, - говорит Санька. И добавляет: - От нас клеем сильно пахло.

Женщина оставила ребятам свой домашний телефон и ушла. На следующий день Санька достал из кармана листочек, на котором было написано "Лена" и телефон. И набрал номер.

- Она сразу позвала меня к себе домой, - говорит Санька. - Сначала я отказался, стеснялся, но она стала уговаривать, и я согласился.

Впервые за три года Санька пришел туда, где его ждали. Лена отправила его в ванную, накормила и уложила спать. Санька проспал весь день, до позднего вечера. Около полуночи он засобирался "обратно к ребятам", но Лена не пустила мальчишку: поздно. Санька ушел на следующее утро.

- Будут проблемы - приходи, - сказала Лена на прощание.

Через четыре дня Санька снова позвонил Лене. Снова пришел - и уже не уходил.

- Я неделю у нее прожил, собрался уже уйти, а она говорит: "Живи у нас, если хочешь".

Муж Лены - Алексей - быстро привык к новому "жильцу". Теперь они с Санькой друзья. Лена и Леша одевают и кормят мальчишку, в сентябре он пойдет в школу, в 7-й класс. Теперь у Саньки есть новые друзья, 17 февраля они поздравляли его с днем рождения. Сначала дома, вместе с Леной и Алексеем, потом в клубе. Саньке подарили компьютер и большого плюшевого Альфа.

- Санька, а ты звонил маме?

- Да, - кивает он, - звонил. Она на меня доверенность на опекунство прислала, так что теперь проблем быть не должно...

(Родной матери Санька никогда не был нужен. Ей есть дело только до себя и до водки. Она даже не искала его, когда он сбегал из дома. А когда возвращался, не особенно радовалась.)

- Скажи честно: на улицу не тянет?

- Не, с этим все, - решительно отвечает Санька. - Завязал. Ну, на фиг...

Разумеется, эта история уникальна. И в то же время очень показательна. Санька прошел несколько детских приютов, с ним "работали" волонтеры центра "Дети улиц" и бог знает кто еще. Но никому не удалось то, что легко и просто получилось у случайной прохожей. У Лены и Алексея нет ни педагогического образования, ни тех средств, что выделяются государством на борьбу с беспризорностью. Зато есть любовь к ребенку. Но этого достаточно, чтобы превратить нюхающего клей маленького бомжа в счастливого мальчишку.