Всеобщее образование оказалось недоступным для детей-инвалидов и детей беженцев. Даже в Москве.

Коммерсант, № 157. Валерий Панюшкин. Статья. В школу пошли не все дети.

Чиновникам, валом валившим вчера в московские школы, компанию смогли составить не все дети – даже в Москве. Недоступным всеобщее образование оказалось для детей-инвалидов и детей беженцев.

На улице Авиамоторная в Москве было много детей с цветами. От детей в окрестностях других московских школ эти дети отличались тем, что многие из них перенесли полиомиелит, детский церебральный паралич или имеют проблемы в развитии. Дети шли в школу "Ковчег". Инвалидность не мешала им нести цветы и быть нарядными. А в школьном дворе, где устраивались танцы, пение и прочее веселье, дети-инвалиды вообще терялись среди здоровых сверстников, вовлеченные в праздничную возню. Поздравляли детей с Днем знаний сотрудники молодежной инвалидной организации "Перспектива", подарившие школе "Ковчег" брошюру для учителей о том, как правильно вести себя с детьми-инвалидами, и цветок в горшке. Высоких чиновников в "Ковчеге" замечено не было, при том, что "Ковчег" – чуть ли не единственная или, во всяком случае, одна из двух-трех интеграционных школ в Москве. И при том еще, что, по данным организации "Перспектива", в Москве живет 28 тысяч детей-инвалидов.

А одна из московских школ 1 сентября вообще не открылась. Школа называется Центр адаптации и обучения детей беженцев и является подразделением правозащитной организации "Гражданское содействие". Заведующая приемной "Гражданского содействия" Елена Буртина пояснила, что до 2000 года в Москве действовал циркуляр департамента образования, запрещавший принимать в школы детей переселенцев, не имеющих регистрации. В 2000 году суд признал этот циркуляр незаконным. Но до сих пор директора школ и чиновники районных департаментов образования отказываются принимать в школы детей без прописки. По словам госпожи Буртиной, на сегодняшний день с жалобами на подобные отказы в приемную "Гражданского содействия" обратились десять человек, но цифра эта будет расти, а подавляющее большинство переселенцев, детям которых отказано в праве на образование, вообще не станут жаловаться.

Директор Центра адаптации и обучения детей беженцев Илья Колман рассказал также, что недостаточно просто разрешить беженцам отправить ребенка в школу. Дети беженцев, как правило, пропустили по нескольку лет, отстают от программы и травмированы психологически. С этими детьми нужно заниматься особо, но поскольку государство и город заниматься с ними не хочет, то преподают в Центре адаптации в основном студенты-добровольцы. К середине сентября у этих студентов в вузах утрясется расписание, вот тогда и начнется учебный год для детей беженцев.