1 сентября активисты Гражданской комиссии по правам человека устроили акцию в Москве в Новопушкинском сквере под лозунгом “Сколько еще детей окончат школы психбольными?”. Основное требование протестующих – убрать из образовательных учреждений психологов-вредителей.

Известия, № 158. Наталья Гранина. Статья. Психология момента.

В понедельник, в самый разгар празднования Дня знаний, правозащитники устроили акцию в Новопушкинском сквере под лозунгом "Сколько еще детей окончат школы психбольными?". Активисты раздавали прохожим буклеты с ужастиками из жизни российского ученика. А тех, кто впечатлился, просили поставить подпись под требованием убрать из образовательных учреждений психологов-вредителей.

Акция Гражданской комиссии по правам человека проходила достаточно мирно - без шумового и музыкального сопровождения. Великовозрастные девушки с огромными белыми бантами и в нарядных фартучках первоклашек раздавали зевакам листовки с плачущими малышами и просвещали их о том, что в России полным ходом готовится психиатрическая реформа.

- В сентябре Госдума планирует рассмотреть поправки к закону "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", - рассказала "Известиям" секретарь правления Гражданской комиссии по правам человека Любовь Белокобыльская. - Они существенно расширят круг деятельности медиков и дадут им дополнительные бюджетные деньги. Представьте, что во всех школах, детсадах и даже на "скорой" помощи появятся штатные психиатры. Вызываете врача из-за постоянных мигреней, а вам нейролептики выписывают. И по закону, если вы откажетесь принимать таблетки, вас могут насильно заставить лечиться. То же самое и в школе. Ваш ребенок слишком быстро бегает или, наоборот, очень мечтательный? Значит, он болен.

По данным правозащитников, уже сегодня в "Диагностическом и статистическом руководстве по душевным расстройствам" психиатры внесли такие заболевания, как "расстройство чтения", "расстройство, связанное с раздражением по причине неспособности настоять на своем", "расстройство, связанное с хандрой из-за нагоняя" и т.д. Раньше всеми этими проблемами занимался только педагог, который должен был найти подход к каждому малышу. А теперь расшалившегося первоклашку отправляют на беседу к психологу. И еще не известно, будет ли польза от такого контакта. Недавно к правозащитникам обратилась семья из Санкт-Петербурга с просьбой спасти дочь. Шестнадцатилетнюю Юлечку учителя хвалили в один голос - умная, талантливая. Чтобы побыстрее поступить в институт, в последние годы она занималась в экстернате. К тому же девочка играла на фортепиано и даже была стипендиаткой Фонда культуры. Но маму беспокоило, что дочка записалась в церковный хор. Женщина обратилась к школьному психологу. Там ей порекомендовали положить подростка на обследование в психиатрическую больницу № 3. Когда мама пришла навестить Юлю, ужаснулась: дочь еле говорила, жаловалась, что стала плохо слышать и видеть. Медики подтвердили, что колют пациентке психотропные препараты. Забрать ребенка не разрешили и посоветовали обращаться в суд.

- И таких случаев много, - продолжает Любовь Белокобыльская. - Я вспоминаю мальчика-первоклашку, единственная вина которого была в том, что он не умел завязывать шнурки и очень любил фантазировать. Учителя посоветовали маме отдать его в коррекционный класс: мол, в обычном много народу, а вашему сыну необходим индивидуальный подход. Сейчас парень окончил одиннадцатилетку, но с аттестатом вспомогательной школы его не берут ни в один вуз, ни в один техникум.

Сотрудники Гражданской комиссии выпустили памятку для родителей "Меры безопасности в школе". Главная рекомендация: "Не позволяйте психологу или психиатру убедить вас, что ребенку нужна коррекция... Идите к директору и требуйте оградить ребенка от психиатра. А если не поможет, спасайте ребенка, уводите его из школы".

- В каждой профессии есть бракоделы, но это не значит, что тут же на всем надо ставить крест, - прокомментировала "Известиям" акцию правозащитников Александра Герасимова, научный сотрудник Института психологии РАМ. - К тому же не надо пугать родителей и путать психолога с психиатром. В первом случае медицинского образования не требуется. Психолог занимается нормальными детьми. И не обязательно они должны быть отстающими. У нас используется более широкий спектр задач - развитие памяти, внимания, оценка личностных способностей.

Однако заниматься всем этим "целителям душ" просто некогда. По статистике в Москве на 1000 детей приходится один психолог. По норме на каждого специалиста должно приходиться не более 50 человек. К тому же большинство из них - вчерашние педагоги, получившие второе образование. Отсюда - непрофессионализм и некорректность. По словам Натальи Янковской, директора психолого-медико-социального центра Юго-Восточного окружного управления московского департамента образования, к ним часто приходят родители и со слезами рассказывают, что после доверительной беседы такого горе-специалиста с ребенком о семейных неприятностях узнала вся школа.

Мама второклассницы Юли из школы № 1900 Анна Гороненко к психологу пока не обращалась и надеется, что в будущем этого не потребуется:

- Школьный психолог необходим для решения каких-то коллективных конфликтов, вспомните ситуацию в фильме Быкова "Чучело". Или для налаживания отношений класса с педагогом. А для решения индивидуальных проблем лучше всего найти хорошего специалиста. Сейчас школьный психолог - скорее формальная должность. Обычно он работает на полставки и родители должны понимать, что такой человек просто не в состоянии вкладывать душу и энергию в это дело.