В Москве открылся первый детский вытрезвитель

Вечерняя Москва, № 222, 28 ноября. Мона Платонова. Статья. Пьяное детство.

А год действительно оказался для Ивана крайне тяжелым. Родители разошлись. Папа уехал в другой город, мама привела в дом сожителя, который постоянно пил, устраивал скандалы, бил мальчика, если тот мешал ему смотреть телевизор или веселиться с собутыльниками. Постепенно к этим посиделкам стала присоединяться и мама. Пока на улице было тепло, чтобы дома не слышать пьяных голосов, ребенок уходил ночью спать в парк на лавочку. Когда похолодало, начал воровать в школе или у мамы деньги и покупать маленькую бутылку водки.

- Поллитровки мне хватало ровно на два дня, - говорит Ваня. - Обычно махну на ночь стакан, спрячусь дома где-нибудь в уголочке и сплю глубоким сном, не слыша пьяных криков домашних. Так я и пристрастился к водке. Нашел в районе компанию, стал с ними выпивать, курить. Иногда мы с друзьями варили в одном из наших подвалов клей и нюхали его.

Так продолжалось три года. В тринадцать лет Ваня неожиданно влюбился в девочку из соседнего подъезда.

- Она переехала к нам из другого района и пришла учиться в мой класс. Правда, о том, что мы одноклассники, Маша не знала, ведь я занятия давно забросил и на уроках не появлялся. Мне прямо до боли в животе хотелось подойти к ней познакомиться. Но боялся. Я такой лохматый, давно не мытый. Она же со мной даже разговаривать не захочет. А что сделать, чтобы стать лучше, просто не знал.

Однажды Ване повезло. Он встретил бывшего товарища Петьку. Тот несколько месяцев назад перестал появляться в компании и, по слухам, лежал в какой-то больнице. Петька-то и рассказал Ване о замечательном центре, где ребят не только лечат от пьянства, но и кормят, одевают, учат выжигать, рисовать, ставят с ними спектакли. Одним словом, там тепло и уютно - лучше, чем дома. Причем, все это делается совершенно бесплатно. Петька не только рассказал об удивительной клинике, но и дал ее адрес. Таким волшебным местом оказался детско-подростковый реабилитационный центр, в просторечье - детский вытрезвитель, созданный на базе Московского наркологического диспансера №12 Юго-Западного Округа.

Пациенты, а не заключенные

- Пока у нас существует два отделения - стационарное, рассчитанное на 25 мест, и амбулаторное, для тех, кто живет рядом и может ходить к нам на психологические консультации, - рассказывает заместитель главного врача по социально-психологической работе наркологического диспансера Ина Баушева. - Еще два отделения - дневной стационар и детское отделение неотложной наркологической помощи на шесть коек - мы планируем открыть к концу года.

На сегодняшний день в стационаре находятся 13 человек (5 девочек и 8 мальчиков) в возрасте от 9 до 15 лет. Кого-то сюда привезли родственники, кто-то, как Петя, пришел сам.

- Мы не принимаем ребят, которых приводят к нам насильно. Главное, чтобы ребенок сам захотел покончить с вредными привычками и научиться жить в нормальной среде, - объясняет Ина Баушева. - Сделать это, конечно, непросто, ведь большинство наших юных клиентов уже по нескольку лет употребляют спиртное, курят или нюхают клей. А, например, убрать психологическую зависимость от алкоголя намного труднее, чем физическую.

Лечебный или, как его чаще называют сами работники отделения, реабилитационный курс обычно длится 45 дней. Ребята пьют лекарства, которые корректируют их поведение, а также стимулируют работу нервной системы и головного мозга. Наиболее запущенным пациентам делают очищающие организм капельницы.

Помимо медикаментозного лечения подростки занимаются с психологами, врачами-наркологами, посещают арт-студию, где ставят спектакли и учатся выражать свои мысли. В центре есть мастерская, в которой они рисуют, лепят поделки из глины и пластилина, выжигают по дереву.

Чтобы уж совсем не отрываться от учебного процесса, а может быть, и попросту вспомнить, что это такое (большинство трудных подростков давно забросили школу), некоторые врачи выступают в роли их учителей: проводят с ними уроки истории, литературы, математики.

Несмотря на массивные решетки на окнах и бравого охранника у входа в стационар, порядки в центре достаточно демократичны. Холодом, как взрослых алкоголиков, их никто не отрезвляет. Палаты для ребят рассчитаны на двух, максимум трех человек. Примерно два раза в неделю подростки ездят на экскурсии в музеи или монастыри, также два раза в неделю гуляют во внутреннем дворе центра. Кстати, массивный забор, которым окружен стационар, сделан не для того, чтобы помешать ребенку убежать, а чтобы оградить его от частых домогательств их пьяных родителей.

А воз и ныне там

О проблеме детского алкоголизма в России заговорили в начале 90-х годов. С каждым годом этот социальный недуг активно прогрессирует. Как показывает статистика, за последние 10 лет количество детей v подростков, систематичен употребляющих алкоголь, увеличилось почти в три раза. Поэтому создание в столице первого стационара для страдающих алкоголизмом детей можно рас ценить как попытку хоть как-то начать исправлять ситуацию.

Однако говорить о результатах этой попытки пока рано. К сожалению, половина мест в детско-подростковом наркологическом отделении пустует.

- Причин этому довольно много, - сокрушается Ина Баушева - Во-первых, милиция и праве охранительные органы не всегда задерживают пьяных подростков, попросту не зная, что ними делать. Во-вторых, дети не так уж часто добровольно соглашаются расставаться со своей якобы свободой, рвать с привычной компанией и искать свою нишу в другом мире. Для нас же принцип ненасильственного лечения - главный в работе. Очень здорово, когда наши пациенты, выписавшись, приводят к нам своих товарищей, тоже стремящихся отказаться от алкогольной зависимости. Очень надеюсь, со временем пустых коек у нас будет оставаться все меньше и меньше.