3 февраля правительство Москвы обсуждало проблему беспризорных детей в столице. Проблема осталась, а вот программа по борьбе с детской беспризорностью выполнена

Коммерсант, № 19. Иван Тяжлов. Статья. “Отлов беспризорников проходит успешно”.

Вчера правительство Москвы обсуждало проблему беспризорных детей в столице. Чиновники решили, что принятая в 2002 году программа по борьбе с детской беспризорностью выполнена успешно. Но более эффективной борьбе с беспризорниками мешают пиво и невозможность принудительного лечения от наркомании.

“У одного подростка умерли родители. Он два года жил в подъезде. Соседи приносили ему еду. Все это время он исправно ходил в школу. Самое интересное, что в этом же подъезде жил участковый. Где были органы опеки, учителя и милиция?” — отчаянно спрашивал вчера у членов московского правительства уполномоченный по правам ребенка в Москве Алексей Головань.

Члены правительства обсуждали выполнение программы по борьбе с безнадзорностью и беспризорностью в Москве, и не все из них разделяли пессимизм господина Голованя. Начальник столичного ГУВД Владимир Пронин отрапортовал, что отлов беспризорников “силами главка” осуществляется вполне успешно. Милиционеры выловили на вокзалах и улицах города в последние два года более 40 тыс. беспризорников и безнадзорных несовершеннолетних, а свыше 18 тыс. детей и подростков помещены в городские больницы для стационарного обследования. Таких больниц сейчас в Москве три: Морозовская, Тушинская и больница № 21. Как рассказал руководитель департамента здравоохранения Москвы Андрей Сельцовский, болеют беспризорники в основном чесоткой, педикулезом и нервными расстройствами. Кроме того, у почти 50% детей наблюдаются “общественно значимые болезни”: туберкулез, венерические заболевания, СПИД.

По словам руководителя социальной защиты населения Игоря Сырникова, на 150 млн руб., выделенных из федерального бюджета, и 152 млн руб. из городского, было отремонтировано и сдано в эксплуатацию девять новых приютов. Таким образом, сейчас в городе функционируют 14 подобных заведений, куда направляются дети с вокзалов и улиц Москвы. Вместить эти приюты могут 1470 детей одновременно. В 2002 и 2003 годах через приюты прошли почти 8 тыс. беспризорников, а сейчас в них находятся около 1 тыс. детей и подростков.

Затем чиновники заговорили о том, что беспризорных москвичей раньше было меньше, преобладали приехавшие “побираться в Москву из союзных республик и Подмосковья”. Однако теперь число московских детей, убежавших из семьи, неуклонно растет: среди всех беспризорников 21% против 7% в начале 2002 года. Кроме того, в Москве зарегистрировано 4 тыс. социально неблагополучных семей. По словам председателя столичного комитета по делам семьи и молодежи Ирины Муравьевой, 500 детей необходимо срочно изъять из семьи и поместить в приюты.

“Основная проблема — это пиво,— неожиданно заявил начальник ГУВД Владимир Пронин. — Все проблемы — от пивного алкоголизма подростков. Надо запретить продажу пива несовершеннолетним”. Собравшимся идея понравилась. “Надо законом ввести возможность принудительного лечения от алкоголизма и наркомании”,— вслед за господином Прониным высказался начальник департамента здравоохранения Андрей Сельцовский (согласно федеральным законам, лечение от алкоголизма и наркомании возможно только с согласия пациента. — „Ъ").

Вице-мэр правительства по социальным вопросам Людмила Швецова, выслушав все мнения, сделала вывод, что “расслабляться рано”. “Проблема безнадзорных детей не решена”, — заключила госпожа Швецова. Тем не менее правительство Москвы одобрило постановление “Об итогах выполнения комплексной городской программы по профилактике детской беспризорности и безнадзорности на 2002-2003 годы и дополнительных мерах на 2004 год”. Выполнение программы московские чиновники признали успешным и решили, что пришло время разрабатывать новую городскую программу на ближайшие три-пять лет.