Рассчитывать на справедливость московских судов в защите прав детей в большинстве случаев не приходится - к делам в судах подходят до такой степени формально, что Мосгорсуд, например, прозвали в народе Мосгорштампом.

Известия, № 95-М. Наталья Барановская. Статья. Декларация зависимости.

В воскресенье мир в пятьдесят третий раз отметил Международный день защиты детей. Главное внимание организаторов праздничных мероприятий, по традиции, было отдано самым незащищенным - сиротам, инвалидам и детям из неблагополучных семей. О том, что в защите нуждаются и дети благополучных родителей, никто не вспомнил. Чтобы защитить права своих детей, родителям приходится обращаться в самые разные инстанции. Добиться справедливости удается редко.

Делать проще, чем делить

Согласно статье 54 Семейного кодекса РФ, ребенок имеет право на заботу родителей и на совместное с ними проживание. Статья 55 декларирует право ребенка общаться с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками. При разводе родителей ребенок чаще всего лишается этих прав.

- При "дележе" дети становятся заложниками родителей, которые сводят личные счеты. Суды при определении места жительства ребенка отдают предпочтение родителю с более высоким уровнем достатка, не вникая в другие обстоятельства, - говорит Алексей Головань, уполномоченный по правам ребенка в Москве. - Органы опеки и попечительства, обязанные представлять интересы детей, ведут себя пассивно или даже выступают против их интересов. Недавно в Тимирязевском районном суде слушалось дело по иску госпожи Ф. к мужу о расторжении брака и об определении места жительства четырехлетнего сына и по встречному иску господина Ф. На судебном разбирательстве выяснилось, что отец ребенка - гомосексуалист и хочет воспитать сына по своему образу и подобию. Так вот орган опеки и попечительства по месту жительства господина Ф. посчитал, что ребенку целесообразно жить с отцом, поскольку в его квартире "чисто, уютно, сделан ремонт, имеется набор детской мебели, конструктор, озонатор воздуха, снегокат".

Оксана Глазман, юрист региональной общественной организации "Право ребенка", уверена:

- Лишение ребенка права общаться с отдельно проживающим родителем и близкими родственниками ущемляет и другие его права. Уже пять лет некто Ермаков вопреки закону удерживает собственных детей, не разрешает им общаться с матерью и другими родственниками. Дети не учатся и не лечатся в детской поликлинике, поскольку отец считает это вредным, зато он заставляет сына и дочь молиться в секте мормонов. Защитить детей в этой и подобных ситуациях силами родственников или общественных организаций практически невозможно.

Война кошельков

Споры по семейным делам выигрывает сторона, имеющая более толкового адвоката. Но не всегда решение суда легко выполнить, особенно если ответчик скрывается сам или скрывает свои доходы. Чтобы вычислить местонахождение алиментщика и документально подтвердить его реальные доходы, бывшим родственникам приходится прибегать к услугам частных детективов.

- У нас нет механизма юридического обеспечения прав детей государством, адвокатская же помощь дорога и не всегда качественна, ювенальная юстиция находится в зачаточном состоянии, - говорит Алексей Головань. - В результате граждане все чаще обращаются за помощью к так называемым "представителям", в роли которых выступают лица, не имеющие опыта работы в суде и знаний в области гражданского и семейного права. Это приводит к тому, что восстановление нарушенных прав детей оказывается невозможным. Рассчитывать же на справедливость судов в защите прав детей в большинстве случаев не приходится - к делам в судах подходят до такой степени формально, что Мосгорсуд, например, прозвали в народе Мосгорштампом.

Без семьи

Тот же формальный подход мешает тысячам детей обрести семью. Несмотря на то, что усыновление - приоритетная форма устройства сирот, органам опеки и попечительства удобнее отправить сироту в детдом под полную ответственность директора, чем постоянно контролировать усыновителей.

- У органов опеки и попечительства нет объективных критериев оценки потенциальных усыновителей, поэтому в этой области царит полный произвол, - рассказывает Галина Краснинская, консультант благотворительного фонда "Приют детства". - Усыновителей оценивают формально - по количеству квадратных метров жилья и уровню доходов. В итоге тысячи детей не могут реализовать свое право жить и воспитываться в семье. На прошлой неделе органы попечительства Тушинского района Москвы, например, потребовали от женщины, желающей усыновить сироту, справку о бесплодии. В другом районе паре, желающей усыновить сразу двоих детей, отказали, потому что в новой квартире, которую они собирались обставить с учетом пока неизвестных потребностей будущих детей, не было мебели. В результате такого подхода количество усыновлений с каждым годом снижается.

Школа правонарушений

Главные нарушители права детей на образование - сами образовательные учреждения, а именно школы.

- К нам поступает множество жалоб и от детей, и от родителей на произвол администрации школ, - говорит Олег Соловьев, руководитель детской общественной приемной Министерства образования России. - Детям отказывают в приеме в первый класс ближайшей государственной школы на основании того, что она, например, с углубленным изучением иностранных языков. Отказывают неправомерно - администрация обязана принять ребенка в первый класс без вступительных испытаний, если он живет в том же микрорайоне. Повсеместно нарушаются права девятиклассников, которых вынуждают уйти из школы, - мол, десятый-одиннадцатый классы не для троечников. Директор обязан перевести ребенка в следующий класс, если у него нет академической задолженности - то есть годовой "двойки-- по двум предметам. Если такая задолженность есть, ребенка оставляют на второй год, но из школы отчислить не имеют права. Беда в том, что родители не знают законных прав своих детей, чем и пользуется школьная администрация.

Школьные учителя, привыкшие безнаказанно помыкать детьми и обирать родителей, оказались не готовы к общению с новым поколением учеников.

- Школьники, даже недолго поучившиеся за границей, сильно раздражают наших учителей, - продолжает Олег Соловьев. - И не только потому, что лучше владеют иностранными языками. Они запросто могут подать апелляцию в вышестоящую инстанцию, грамотно составить жалобу, другими словами, вовсю "качают права". Администрация школ падает в обморок от такой наглости.

Когда умеющие постоять за себя школьники начнут отстаивать свои права во взрослой жизни, не поздоровится любой администрацию.