Правительство Москвы в лице Комитета по общественным и межрегиональным связям и при поддержке фонда «Сотрудничество» пригласило группу журналистов из 11 регионов России ознакомиться со своей работой по решению проблем социально незащищенных слоев населения - детей и стариков.

Наталья Козлова, «Белгородская правда». Статья. Дети подземных переходов.

Правительство Москвы в лице Комитета по общественным и межрегиональным связям и при поддержке фонда «Сотрудничество» пригласило группу журналистов из 11 регионов России ознакомиться со своей работой по решению проблем социально незащищенных слоев населения - детей и стариков.

С чем сравнить Москву? С «главой» России? Ее «сердцем»?.. Но всякое сравнение, как известно, хромает. Россия — единый живой организм, в котором все части взаимосвязаны. Наблюдая за жизнью сегодняшней столицы, можно предугадать многие проблемы, которые встанут перед провинцией уже завтра. Соответственно и опыт Москвы может стать для нас полезным.

Торгово-пешеходный мост «Багратион» — достопримечательность новой Москвы, стремящейся к обличью европейской столицы, часть проекта «Москва-сити». Голубая труба над Москвой-рекой внутри «нафарширована» магазинчиками, кафе и парикмахерскими, к которым посетителей поднимают эскалаторы, как в метро. Стоишь в застекленной галерее моста, смотришь вниз, на бегущую по воде свинцовую рябь, и сама река кажется спешащей куда-то дорожкой эскалатора. Европа!

Детское беспризорничество — тоже один из многочисленных ликов сегодняшней Москвы. Лик, который Москва предпочла бы не иметь. Дети бегут от издевательств пьяных родителей, тайком покидают детские дома и интернаты, спасаются от вспышек «дружбы народов» на окраинах СН Г. А Москва для ребенка с неокрепшей личностью — город заманчивый. Здесь так легко затеряться и так просто приобщиться к запретным для «благополучных» детей «удовольствиям»: наркотикам, спиртному...

Нас привезли в самый обыкновенный, не показательный, государственный приют для детей и подростков Северо-Восточного административного округа (Отрадное). Сейчас здесь живут 138 детей. С ними занимаются психологи, дефектологи, педагоги. Контингент подопечных трудный: попадаются четырнадцатилетние подростки, никогда не ходившие в школу! Те, кто привык «на улице» принимать наркотики и нюхать клей, улетая в иную «реальность», в объективной реальности быстро деградируют, и подтянуть их до уровня нормального ребенка не всегда возможно.

У детей венерические заболевания, больные от постоянного недоедания желудки, энурез от спанья на каменном полу подземных переходов и вокзальных камер хранения.

Тем не менее приют старается дать этим несчастным все, что может. За год пребывания здесь беспризорники проходят порой программу двух классов, догоняя сверстников из обычных школ. С ними занимаются мастера по профориентации — учат поварскому, столярному делу, озеленению. Префектура выделяет воспитанникам приюта билеты в детские театры и на кремлевские елки, путевки в дома отдыха. И все время, пока ребенок находится здесь, продолжаются поиск родственников, устройство его дальнейшей судьбы: кому в детдом, кому в ПТУ, а кому и назад, домой. Но истории со счастливым концом — все-таки редкость.

— Семьдесят процентов наших детишек — сироты при живых родителях. Но мы стараемся не рвать их родственные связи, — рассказывала заведующая социально-правовым отделением приюта Л. А. Иванова. — Кто из родителей желает навестить детей, приглашаем в приют, но с одним условием — чтобы без запаха! А то бывают такие родственнички, что приходят с комфортом выпить в беседке, а от детей требуют вынести с кухни закусить.

Новшество нашего времени, которое не снилось и Макаренко: в приюте есть группы дневного пребывания. Туда родители сами отдают на воспитание «неуправляемых» детей. А некоторым маленьким москвичам, кроме приюта, и податься некуда, потому что старенькой бабушке-опекунше, например, срочно потребовалось лечь в больницу. По распоряжению мэра Москвы Ю. М. Лужкова к зданию приюта скоро будут надстраивать третий этаж. Хотя приюты есть во многих районах Москвы, в том числе и негосударственные, мест для беспризорников в столице уже не хватает. — Мы немного не подрасчитали эту ситуацию, — сказала журналистам первый заместитель мэра в правительстве Москвы Людмила Швецова. — В уже существующих приютах недостаточно мест, чтобы разместить беспризорников-мигрантов. Но мы принимаем меры.

В правительство России направлен проект распоряжения, которое предусматривает выделение из федерального бюджета 150 миллионов рублей на ремонт приютов и создание новых в дополнение к уже имеющимся.

Столица тратит 43 процента своего бюджета на социальную сферу, но и этих денег остро не хватает. Поэтому наиболее перспективным направлением работы в правительстве считают профилактику.

На реализацию городской программы профилактики беспризорности «Дети улицы» выделение средств в бюджете планируется отдельной строкой. По этой программе создано 83 муниципальных детских досуговых учреждения, а центр «Дети улиц» Комитета по делам семьи и молодежи организовал Московскую службу уличной социальной работы — для выявления с ними контакта и оказания помощи. Хорошо помогает Русская православная церковь: во многих приходах для беспризорников созданы свои приюты и детские дома. Л. И. Швецова шефствует над одним таким приютом, созданным в Коломенском женском монастыре, и восхищена результатом трудов монахинь: «Они просто выводят этих детей в люди!»

На поддержку московских семей рассчитаны такие меры, как бесплатное питание учащихся в первых—пятых классах, летний отдых школьников, доплаты многодетным и неполным семьям, именные стипендии нуждающимся студентам. Юрий Лужков горячо поддержал программу, нацеленную на повышение рождаемости: каждому новорожденному столица подарит полный комплект всех необходимых предметов — от коляски с кроваткой до соски. Для поддержки молодых семей также задумана система арендных домов, с малогабаритными дешевыми квартирами, но зато с оборудованными в нижних этажах прачечными, колясочными, спортзалами и кафе. В таком доме семья может арендовать квартиру, пока не встанет на ноги и не приобретет собственное жилье. Для этого есть специальная ссуда, которая частично гасится с рождением второго или третьего ребенка.

Низкая рождаемость — проблема Москвы. Впрочем, и у нас, в провинции, дела с этим обстоят не лучше. Людмила Швецова обмолвилась: она мечтает, чтобы в средней московской семье было трое детей! Конечно, для этого нужно еще очень многое сделать...