По данным Международной организации труда, на улицах Москвы работают до 50 тысяч подростков.

Вечерняя Москва, № 184. Анвар Тавобов. Статья. Деньги на обочине.

По данным Международной организации труда, на улицах Москвы работают до 50 тысяч подростков. Стр. 1

На улице Народного Ополчения есть место, где проезжая часть разделяется сквером. Дорога там сужается, и перед светофором скапливается огромное количество машин, а в час пик образуются пробки. Мойщики машин и продавцы мелочовки снуют между автомобилями, лезут в самую гущу движения.

Особенно ловко и бесстрашно это делают два подростка, работающие в паре. Водитель подает еле заметный знак - и тут же первый буквально несколькими движениями опрыскивает распылителем жидкость для мытья, а второй с бешеной скоростью, словно автомат, работает губкой. Доли секунды - и окно чистое. А первый, получив деньги от водителя, уже обрабатывает окно следующей машины. Главное - успеть, пока горит красный свет.

Олег Семенихин (так зовут одного из подростков) родом из Раменского.

- Убежал от мачехи, - рассказывает Олег. - Напились они с отцом, устроили драку, и она меня облила кипятком. После больницы домой я больше не вернулся.

У Олега есть свое жилище в Москве. В полуподвальном помещении - маленькая комната-"темнушка", расположенная в закутке между районным "советом ветеранов" и кабинетом участкового. Именно участковый (мир не без добрых людей) приютил мальчишку.

- Он просто увидел, что я не ханыга, а хочу заработать честно, чтоб потом получить профессию за деньги, - объясняет Олег.

- А книги ты читаешь? - спрашиваю я Олега.

Да, читает, но своеобразно. В основном кулинарные книги. Олег мечтает выучиться на повара, а потом работать в дорогом ресторане. И "получать большие деньги".

А пока он неплохо знает, как зарабатываются деньги на столичных улицах.

В дождливую погоду пацаны, чтобы обеспечить себя работой, специально создают для машин дополнительное препятствие, а затем сами же помогают его преодолевать.

Они застилают полиэтиленовыми пакетами канализационные решетки в тоннелях и устраивают искусственные запруды, через которые автомобили приходится проталкивать. Благодарные водители ругают власти и щедро платят ребятам за тяжелую работу.

Олегу приходилось работать и упаковщиком замороженных пельменей, и помощником повара, изготовляющего шаурму, и "зазывалой" у станции метро "Тушинская".

- От Тушина маршрутки едут сразу по многим направлениям, - рассказывает подросток, - и всегда полно народу. Ну мы стоим и зазываем, каждый на своем направлении. Там есть, конечно, своя "крыша" и своя "бухгалтерия". Но все равно, в день набегает приличная сумма - 300-350 рублей "чистыми". В месяц триста баксов.

У Олега свои предпочтения и свои принципы. Самое нелюбимое его место - московские вокзалы. Он считает, что туда тянутся и остаются те, кто в жизни сдался.

Своего напарника, 14-летнего Никиту Авдюшкина, он буквально за уши вытянул с площади трех вокзалов.

- Они с матерью приехали из-под Тамбова, - рассказывает Олег. - Там у них кто-то приватизировал общежитие, и всех выселили. Мать покрутилась в Москве и вернулась. А Никита возвращаться не захотел, сбежал. Он клеем дышал и валялся на "Комсомольской" в переходе. Жалко стало пацана.

Уже больше года Никита живет в комнате Олега.

- Мне всегда хотелось, чтоб у меня был брат, - продолжает Олег. - Сначала я не брал его с собой на дорогу - там быстрота нужна. Нам ведь платят в основном не за чистые стекла, а за то, как мы ловко все делаем. А он был слабым, вялым, мог попасть под машину. И я устроил его на маленькие деньги - листочки раздавать. За смену он зарабатывал всего по сотне. Но потом начал брать рекламу сразу из нескольких мест и получал уже больше. А когда он полностью оклемался, я начал брать его с собой. На дороге у нас заработки серьезные и работа стабильная.

По вечерам Олег заставляет Никиту вслух читать кулинарные рецепты. Ребята мечтают когда-нибудь открыть свой ресторан.