Большинство московских беспризорников никогда не сможет вернуться к нормальной человеческой жизни.

Побег из детства. Дмитрий Семенов. Статья. Московская правда, № 186.

О судьбе 1Т-летней Элины, школьницы из подмосковного города Дзержинский, рассказало телевидение. Девочка уже дважды сбегала из дома, да и в школе ведет себя неадекватно: может "послать" учителей и товарищей. Если что-то не нравится, встанет посреди урока и уйдет. "Вот такой неординарный ребенок", - делают вывод и родители, и учителя, и тележурналист. Увы, если бы девочку вовремя показали хорошему психиатру, восторги бы поутихли.

Вспомните, господа, свое детство. Хотелось ли вам сбежать из дома? Скажем, бороться за свободу негров в Африке. Или отправиться открывать неизведанные земли в Южном полушарии. Возможно, и хотелось. Но вот доводили ли вы свою мечту до практического воплощения? Очень сомневаюсь, хотя "социальное бродяжничество" еще двадцать лет назад поощрялось официальной идеологией: путевки на великие стройки, мальчишки, пытавшиеся сбежать в тундру или тайгу.,. Помните комсомольские песни? Про "едва подойду я к родному порогу - ничего не поделаешь, тянет в дорогу"?

Есть такое понятие в психиатрии - "патохарактерологическое развитие", означающее, что в нежные детские годы на формирование особенностей личности ребенка (то, что во взрослом возрасте и называется характером) влияет множество факторов. Если маленький человечек растет в семье алкоголиков, если он повседневно сталкивается с жестокостью, побоями или насилием - все это оказывает влияние на формирование личности. Одновременно ребенок вырабатывает собственные, посильные ему защитные реакции. Это может быть откровенная оппозиция взрослым, иногда выливающаяся в прямую агрессию, легко провоцируемый гнев. Это может быть аутизм - погружение маленького человека внутрь себя. Или же ребенок будет стараться уйти из унижающей его среды.

НАША СПРАВКА

По мнению психологов, облегчить жизнь трудных подростков путем "воздействия" на родителей невозможно. Спившиеся папа с мамой уже не способны исправиться сами: ни лишение родительских прав, ни зона не заставят их изменить сложившийся образ жизни.

Детский психиатр Владимир Ковалев описывает множество случаев, подобных тому, с которого я начал свою статью. Переломный возраст будущих бродяг - 8 - 11 лет, то есть тот же, что и у маленькой Элины. Вот эти примеры.

Сергей Е. жил в неблагополучной семье. Его мать, воспитывая сына, применяла в основном побои. Когда ему исполнилось 10 лет, в жизнь Сергея вошел отчим, человек сильно пьющий и предельно жестокий. В 11 лет мальчик попытался по-своему сопротивляться - отказывался выполнять поручения взрослого, убегал из дома к бабушке или просто на улицу. И улица его приняла: в 16 лет Сергей стал малолетним преступником, имея несколько приводов за кражи и хулиганство.

Андрей С. до четырех лет воспитывался бабушкой, но затем в процесс вмешались родители. За малейшую провинность ребенка ставили в угол -коленями на сушеный горох. Если он получал в школе плохую оценку, то предпочитал бродить днями по городу, боясь будущего наказания.

Таких случаев множество. Тяжело перенесенный развод родителей, "измена" матери, предпочитающей сыну общение с "чужим дядей", отставание в психическом развитии или физические недостатки(косоглазие, заикание, маленький рост) и многое другое - вот все те факторы, могущие привести к необратимым последствиям.

Для хорошего врача периодически случающиеся побеги из дома -симптом возможного серьезного психического заболевания. Такого, например, как шизофрения. Или неправильного развития личности. И то и другое в той или иной степени поддается коррекции или лечению. Но где вы видели, чтобы маленьких бродяг когда-либо освидетельствовал психиатр?

НАША СПРАВКА

Малолетние бродяги - потенциальный источник пополнения преступного сообщества. Поскольку в настоящее время дети-бомжи, не достигшие 14-летнего возраста, за ЛЮБОЕ преступление не несут практически никакой ответственности.

Что ждет беспризорника, пойманного на вокзале? Детская городская больница с обязательным бритьем наголо. Затем - приемник-распределитель, мрачное здание с решетками на окнах и жидким супчиком - заведение, живущее по правилам детской колонии. А потом - билет домой, в тот самый ад, из которого ребенок и сбежал.

Характер будущей личности заканчивает формироваться в подростковом возрасте. То есть еще до выпускного вечера в школе можно сказать, станет ли школьник алкашом и уркаганом, вырастет ли он "подкаблучником", маменькиным сынком или нормальным человеком. Стоит упустить момент - и все: к 20 годам патологические отклонения усваиваются навсегда. Да еще и осложняются окружающими - соседями, коллегами.

Что даст нервному, легко возбудимому и агрессивному подростку армия? Прежде всего автомат как средство защиты от обидчиков и возможность поквитаться за унижение. Повальные расстрелы в воинских частях, гестаповские методы воспитания салаг - это все лишь последствия отсутствия человеческого отношения к вчерашнему ребенку со стороны родителей и учителей. Пока это явления взрывные. Но пройдет несколько лет, и общество захлестнет волна такой жестокости, что расправа двоих пограничников с восемью сослуживцами покажется просто детской дракой.

Сегодня в одной лишь Москве десятки тысяч детей и подростков просят милостыню, нюхают клей, пьют паленую водку, становятся жертвами сексуального насилия со стороны взрослых бомжей, в том числе и нетрадиционной ориентации, подвергаются избиениям и издевательствам. Изо дня в день они проходят один круг ада за другим, приближаясь к той роковой черте, из-за которой нет возврата.

Можно, конечно, попытаться приручить взрослого бродягу: регулярно потчевать его бесплатным супчиком, время от времени лечить от вшей и туберкулеза, мыть, давать кров. Но вернуть его в нормальную жизнь уже не удастся. Потому что эти люди не помнят иной жизни, кроме жизни на мостовой.