Больше всего шансов у сирот получить жилье в Москве, где ежегодно им предоставляется до 300 квартир. И здесь же больше всего шансов его лишиться. Потому что столичные масштабы привлекают мошенников всех мастей.

Русский курьер, № 166. Галина Ванина. Статья. Сирота и без квартиры.

Пятилетнюю Катю из Подмосковья отправили в детский дом. Ее родители погибли в автокатастрофе, а бабушка была слишком стара и больна, чтобы вырастить внучку. Когда девочке исполнилось 18 лет, она решила вернуться в родные края, где ее должна была ждать завещанная умершей бабушкой двухкомнатная квартира... Но, увы, квартира оказалась занята: ее "прихватизировала" местная администрация, поселив туда "нужных" людей. Узнав о возвращении законной хозяйки, власти стали клясться и божиться, что в самое ближайшее время предоставят ей равноценную жилплощадь. Но обещанного пришлось ждать так долго, что у девушки иссякло терпение и она обратилась в прокуратуру.

К счастью, эта история закончилась благополучно. Хозяйке вернули незаконно отнятую квартиру, правда, изрядно потрепав при этом нервы. Но гораздо чаще конец у подобных историй бывает печальным. Более того, если перефразировать крылатую фразу о том, что человечество испортил жилищный вопрос, то в отношении детей-сирот можно сказать, что жилищный вопрос их губит.

Кандидаты в бомжи

Старший прокурор Генпрокуратуры Галина Обедова утверждает, что из 650 тысяч воспитанников сиротских домов усыновляются и удочеряются, а значит, получают не только родителей, но и крышу над головой, всего 13 тысяч. Остальные становятся потенциальными кандидатами в бомжи. Хотя, казалось бы, на их стороне добрая стопка гуманных и справедливых законов.

По этим законам выпускник детского сиротского учреждения должен жить в доме, который он когда-то оставил. А если такого дома у него никогда не было (например, если он подкидыш и его нашли на улице завернутым в грязную тряпицу), то ему обязаны предоставить квартиру, в крайнем случае, комнату. При этом еще неизвестно, какой вариант лучше. Возвращаясь в дом, из которого его когда-то увезли от родителей-пьяниц, наркоманов или психически нездоровых, молодой человек или девушка рискуют быть вообще не пущенным на порог теми же мамочкой и папочкой. А если "предки" все же откроют им дверь и разрешат войти, то заставят мириться со своим криминальным образом жизни. И тогда детдомовцам, как ни кощунственно это говорить, останется только сожалеть о том, что они не круглые сироты. Потому что у сироты есть хоть небольшой, но все-таки шанс по-человечески устроится в этой жизни.

Во-первых, этот шанс появляется, если бывший детдомовец возвращается в квартиру, которая уже опустела - либо потому, что его родственники присмотрели себе другое место жительства и съехали, либо потому что их уже нет в живых. Такое бывает, но редко.

Во-вторых, искомый шанс может иметь место, если регион, который является для выпускника сиротского учреждения родным, возглавляет мудрый и законопослушный руководитель. Такое тоже случается, но в последнее время, к сожалению, все реже. В основном, у местных властей традиционная отговорка: нет финансовых средств, нет свободных помещений. В результате только вступающего во взрослую жизнь сироту ставят в бесконечную очередь, извините за тавтологию, "первоочередников". Там они томятся годами, подчас даже не подозревая, что местные администрации такими своими действиями нарушают Жилищный кодекс и Федеральный закон "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей". Потому что органы исполнительной власти просто обязаны выделить квартиру бездомному сироте либо по месту его регистрации и рождения, если ребенка оставила в роддоме мать, либо по месту выявления и первичного устройства, когда точное место рождения неизвестно, либо по месту последнего проживания.

Но, как известно, в законах достаточно лазеек, а в жизни много очень удобной и выгодной для чиновников путаницы. Например, бывает так, что женщина родила и оставила ребенка в роддоме Санкт-Петербурга, а потом он попал в детдом в Тверской области. Но Тверская область отказывается предоставлять сироте жилье: пусть, мол, ему дают квартиру там, где он родился, то есть в Питере.

А иногда сложности с предоставлением жилья возникают из-за того, что у ребенка есть свидетельство о рождении в одном регионе, а выявлен и устроен в детдом он был в другом. Вот и спорят регионы годами друг с другом о том, кому из них заниматься жилплощадью сироты. А сирота в это время либо бомжует, либо просто погибает где-нибудь от голода и холода. Ведь ему, не имеющему прописки, даже на работу устроиться невозможно.

Беспроцентная ссуда

Не знает подавляющее число выпускников детдомов и о том, что отсутствие в регионе свободного жилья - дело поправимое. Ведь по закону сирота может получить беспроцентную ссуду на приобретение квартиры. Правда, для этого ему придется доказывать свое право в суде: соответствующая законодательная норма выглядит весьма обтекаемо и гласит, что "специальные жилищные фонды для обеспечения жильем детей-сирот могут создаваться..." Именно "могут", а не "должны".

Но отстаивать свои законные интересы сироты не могут. По одной простой причине: их этому никто не учил. Казенное воспитание не дает им знания жизни, поэтому сироты в ней практически не умеют ориентироваться - барахтаются, как слепые котята. Даже если им повезло, и они получили положенные квадратные метры, вовсе не факт, что это спасет их от печальной участи бомжей. По статистике, более 30% выпускников детдомов в течение 2-5 лет после получения жилья его теряют - продают, обменивают на худшее, вступают в брак, который потом оказывается фиктивным...

Больше всего шансов у сирот получить жилье в Москве, где ежегодно им предоставляется до 300 квартир. И здесь же больше всего шансов его лишиться. Потому что столичные масштабы привлекают мошенников всех мастей.

За последние несколько лет столичной прокуратурой, органами попечительства и опеки, общественными организациями было инициировано порядка 250 судебных исков о признании недействительными сделок с жилыми помещениями выпускников сиротских учреждений. Оформлено же таких сделок в несколько раз больше. Примерно, у 15% сирот квартиры были отобраны посредством фиктивного брака, 25% выписаны со своей жилплощади в несуществующие жилые помещения за пределами города. Словом, обман выпускников детдомов приобрел такие масштабы, что в столице даже был выпущен документ, ограничивающий в течение 5 лет приватизацию, обмен и отчуждение жилища, предоставленного выпускнику сиротского учреждения.

В других регионах сироты ждут положенного им по закону жилья многие годы. Так, в Йошкар-Оле этот срок растягивается по меньшей мере лет на десять.

Целевые средства

"И все же нехватка средств и отсутствие свободного жилья для предоставления сиротам не могут служить оправданием для местных властей, - считает старший прокурор Генпрокуратуры Галина Обедова. - Ведь число выпускников детдомов вполне определенное и можно заранее принять меры для того, чтобы они вышли из их стен не в чистое поле, где у них нет ни кола, ни двора. Надо создать банк данных на будущих выпускников, подсчитать, сколько денег следует заложить в бюджет защищенной статьей, наконец, просто накапливать освобождающиеся жилые помещения".

Кстати, в некоторых регионах так и делают. Например, в Санкт-Петербурге действует целевая программа "Дети-сироты", предусматривающей решение вопросов социальной адаптации выпускников детдомов и предоставления им жилья. В Мордовии в течение уже нескольких лет закладываются целевые средства в республиканский бюджет на приобретение квартир для сирот. Но все это лишь малые островки в бескрайних просторах нашей страны, не способные обогреть и защитить всех российских сирот. А их становится день ото дня все больше. Повернуть этот процесс вспять способны не разовые подачки, а только целенаправленная политика федерального правительства.