Недавно Генпрокуратура обнародовала данные статистики о насилии над детьми в России.

Русский курьер (web-сайт), № 90. Николай Петухов. Статья. Избиение младенцев.

Царь Ирод убил 14 тысяч младенцев. Чем и прославился...

Недавно Генпрокуратура обнародовала статистику "избиения младенцев". Только за 2002 год в России в результате насилия погибло 3272 ребенка, тяжкий вред здоровью причинен 3919 несовершеннолетним. Эти цифры правоохранители оценивают как обнадеживающие: в 2001 году погибших детей было на 700 больше. В то же время отмечается, что возросла жестокость преступлений против детей. Всего за 2002 год потерпело от преступных посягательств 94121 несовершеннолетних, они были признаны потерпевшими по 44344 уголовным делам.

Коля и Владик играли в снежки

Владик 4-х лет попал семилетнему Коле снежком в лицо, тот кинул снежок, и попал в лицо Владику. Папа Владика, Лапенков А.В. подошел к Коле, который сидел на санках, и сильно ударил его рукой по голове. Результат: сотрясение головного мозга у Коли, 9 дней в больнице, длительное амбулаторное лечение, переведен врачами на домашнее обучение в связи с последствиями травмы.

ОВД "Красносельский" (г. Москва) не торопилось с возбуждением уголовного дела. На регистрацию заявления, поданного отцом Коли, ушло у милиционеров 18 дней.

А экспертиза тяжести телесных повреждений была проведена спустя 4 месяца после происшествия . Эксперт Бюро СМЭ Рыжова О.С. посчитала, что нанесен легкий вред здоровью Коли. И еще в заключении эксперт указала: "Поскольку синяки и ссадины отсутствуют (это через 4 месяца после травмы! - Н.П.), то сделать выводы из-за давности причиненного повреждения не представляется возможным".

Далее в дело вступила ст. помощник Мещанского прокурора г. Москвы Логинова С.А. Она вызвала Лапенкова в свой кабинет, после чего грудью встала на защиту ... кого бы вы думали?.. - взрослого, который ударил ребенка.

Лапенков, по ее мнению, не бил Колю, он только замахнулся. Ребенок отшатнулся, с него слетела шапка. Вот свидетелю и показалось, что Колю ударили (то, что очевидец, стоявшая в двух шагах, слышала звук удара, для прокурора значения не имело). "Всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого", - пишет прокурор. Кроме того, Лапенков не хулиган, он не нарушал общественный порядок, а защищал своего ребенка.

В постановлении Логинова приходит еще и к такому интересному выводу: "Свидетель-очевидец Е-ва Т.В. и Коля З. пояснили : Лапенков нанес один удар, что не может быть квалифицировано по ст.116 УК РФ как нанесение побоев или совершения иных насильственных действий, поскольку побои - это нанесение многократных ударов по телу потерпевшего (три раза и более)". В итоге, в возбуждении уголовного дела было отказано по отсутствию в действия Лапенкова состава преступления. Словом, бейте детей на здоровье, только наносите не более двух ударов за раз.

Отцу Коли после десятка отказов возбудить уголовное дело удалось отменить в судах это и все другие постановления Мещанского прокурора. Но справедливость не восторжествовала, ситуация лишь вернулась в исходную точку: назначена новая экспертиза.

Здесь ход дела будет зависеть как раз от степени тяжести повреждений, которую определит эксперт. Если причиненный вред здоровью ребенка эксперт сочтет имеющим "среднюю тяжесть" и более, то уголовное дело будет возбуждено. Но если здоровью ребенка нанесен "легкий вред", то милиция и прокурор откажут в возбуждении дела.

За пределами статистики.

Случай Коли остался за пределами статистики избитых российских младенцев за 2002 год.

Такое стало возможным, в частности, потому, что Россия является одной из немногих стран в мире, где в статистике учитываются только возбужденные уголовные дела. Случаи избиений, которые не удалось завершить уголовным преследованием, не учитываются вообще!

О том, сколько еще избитых детей оказалось, подобно Коле, за пределами официальной статистики, можно только догадываться. Но описанный выше случай, довольно типичен. Например, весной 2003 г. в одной из московских школ папа ученика младшего класса среди бела дня избил старшеклассника за то, что тот обидел его сына.

А вот как оценивают реальность официальной статистики те, кто занимается реабилитацией детей, подвергшихся насилию. По сведениям Тамары Сафоновой, директора кризисного центра помощи детям, ежедневно травматологические больницы Москвы принимают сотни детей, которых избили не сверстники, а родители, учителя или другие взрослые. Эта оценка специалиста, в пересчете на всю страну дает в несколько раз большее число потерпевших детей, чем по официальным данным.

Впрочем, справедливости ради стоит сказать: во многом ситуацию определяют несовершенные наши законы.

"До свадьбы заживет!"

Проблема детей, подвергшихся насилию, актуальна во всем мире, но лишь в той части, которая касается насилия со стороны взрослых внутри семьи. Этот вид преступлений выявляется с трудом, и принятие мер затруднено. Что же касается насилия со стороны не родственников, вне дома, то эта проблема проще, и в цивилизованных странах она давно решена: например, избиение взрослым чужого ребенка считается общественно опасным деянием, уголовное дело возбуждается по факту преступления и идет, как по маслу.

В России защита детей от внесемейного насилия со стороны взрослых происходит не так гладко. В силу особенностей законодательства и сложившихся традиций, люди в милицейских погонах и в белых халатах не считают такие преступления чем-то из ряда вон выходящим. Министры и государственные мужи с депутатскими значками на пиджаках, не спешат совершенствовать ведомственные инструкции и законы. В итоге имеем печальный результат: взрослые бьют чужих детей везде - и на улице, и в школе, и в милиции, и в детских садах, и на детской площадке.

Дьявол, как говорится, всегда кроется в деталях. Поэтому начнем разбор проблемы с экспертной медицины, с того, как реально проводится сегодня экспертиза потерпевших детей. У российских судмедэкспертов есть "Правила производства судебно-медицинских экспертиз", в которых прямо указано, что "у детей утрату трудоспособности определяют, исходя из общих положений, установленных настоящими Правилами". Т.е. пострадавшие дети идут на общих основаниях с пострадавшими взрослыми. Мало того, экспертами оценивается только непосредственный вред, нанесенный здоровью. Если, скажем, ребенку хорошенько саданули кулаком по почкам, то вред здоровью будет таким же, как если бы по почкам ударили взрослого. При сходных последствиях.

Словом, одну доску поставлены, например, такие неравнозначные по своей общественной опасности случаи, как потасовка двух взрослых мужиков, и тот случай, когда взрослый бугай ударил беспомощного ребенка. Впрочем, возбудить уголовное дело в интересах ребенка может и прокурор, но только, как это записано в кодексе, в исключительных случаях, когда пострадавший находится в беспомощном состоянии и за него некому вступиться (например, если ребенок Р круглый сирота).

Живем по Брежневу.

То, что "Правила проведения экспертизы" отличаются некоторой жесткостью к потерпевшим, легко объяснить, если заметить, что они были введены в действие Минздравом СССР в эпоху брежневского застоя, в далеком 1978 году (Приказ № 1208 от 11 декабря 1978 г.), когда жизнь и здоровье отдельного человека почти ничего не стоили.

Сегодня, когда законодательство РФ существенно обновилось в сторону большей защиты прав граждан, Конституция РФ и законы стоят на страже собственности, прав человека и гражданина, казалось бы, нужно срочно пересмотреть "Правила..." в сторону большей защиты здоровья и здоровья детей в особенности. Однако после 10 лет законотворческой работы воз не сдвинулся с места: в 1991 году правила было подновили (Приказ Минздрава СССР № 182 от 09.07.1991 г.).; затем в 1996 году (Приказ №407 от 10 декабря 1996 г.) старые правила отменили, и ввели в действие новые российские правила; однако в дальнейшем их не зарегистрировал Минюст, и в 2001 году Минздрав РФ (Приказ N 361 от 14 сентября 2001 г.) признал правила не действующими . С той поры образовался юридический вакуум: старые правила отменены, и новые не действуют.

При попытке прояснить, эти юридические нюансы в Бюро судебно-медицинской экспертизы Комитета здравоохранения Москвы, автор получил довольно грубый отпор: "Это не положено знать гражданам, а особенно журналистам!". В Центре СМЭ Минздрава РФ вопрос встретили любезнее: "Да, действуют правила от 1978 г., новые правила в стадии подготовки".

Итак, пока идет подготовка новых правил, потерпевшим детям не приходится рассчитывать на особое отношение судмедэкспертов. И на защиту государства.