С новогодними подарками пришли “трудные” подростки Южного административного округа Москвы в отделение для несовершеннолетних СИЗО № 5. В обмен на принесенные для находящихся там сверстников сладости они получили жизненный урок.

Русский курьер, № 183. Маргарита Парфененкова. Статья. Дети улиц – детям зоны.

С новогодними подарками пришли “трудные” подростки Южного административного округа столицы в отделение для несовершеннолетних СИЗО №5. В обмен на принесенные для находящихся там сверстников сладости они получили жизненный урок, а с собой вынесли тюремный запах и страх.

Поздравлений и хорошего настроения в этих стенах не было. Какие шутки, когда каждого из этих “трудных”, но пока свободных парней отделяет от жесткой шконки буквально взмах руки: каждый из экскурсантов или уже имеет условный срок за хулиганство, или находится на очереди - состоит за частые драки на учете в комиссии по делам несовершеннолетних. А в камерах отделения для подростков находятся точно такие же, как и они, - пятнадцати-семнадцатилетние пацаны. Только эти уже переступили черту условности. Здесь сидят юные убийцы, грабители и насильники.

— Ну что, сейчас мы одного из вас закроем в камере. Ну, например, тебя, толстый. Там толстых любят. Посидишь, пообщаешься. Они тебе все объяснят. - “Экскурсовод” - сотрудница СИЗО предельно конкретно поняла свою воспитательную миссию. Гостей нужно запугать, подавить морально и “распрямить” им пальцы.

Плотного сложения плечистый Игорь насупился - кто его знает, какие законы в этих стенах. У начальницы “детского” отделения СИЗО уж очень жесткий взгляд. Такие не шутят. Закроют, а потом доказывай, что не верблюд. Игорь в свои четырнадцать лет уже имеет условный срок за хулиганство, и решетка для него - вполне объективная реальность. Опять подерется в школе, и его свободно-условное заключение обернется тюремной изоляцией.

Сотрудница все-таки шутила. По-своему, по тюремному. А паренек, между прочим, не на шутку перепугался.

Предпраздничную поездку в следственный изолятор организовал центр “Дети улиц” Южного округа столицы. Своих подопечных руководитель центра Валентина Бойкова не в первый раз заводит за колючую проволоку. За полтора года — шестнадцать поездок по местам заключения. Ездят, конечно, и по другим местам - по Золотому кольцу, в Ясную Поляну собираются, в театры ходят. Но на сознание этих детей действует только правда. Голая и колючая.

- Да что они нам показывают, какое же это СИЗО. Вот мой друг оттуда пишет - вот это правда. Какая она на самом деле, зона. - Четырнадцатилетний Юрий, имеющий за плечами уже четыре привода в милицию за избиения, так скептически сплевывает, что я, посетившая с блокнотом и диктофоном десяток колоний и СИЗО, кажусь себе беспросветно наивной дурой. Не говоря уже про педагогов-воспитателей, довольно сжимающих в руках коробки с конфетами и печеньем.

Обитатели камеры, куда нас повели знакомиться с тюремным бытом, выстроены в линейку у своих шк... кроватей. Руки - за спиной. Лица непроницаемы. Одеты уродливо до гротеска - синие робы, мало кому подходящие по размеру. У кого-то штаны доходят до середины щиколотки. По правилам уголовно-исполнительной системы, несовершеннолетних держат отдельно от взрослого контингента. И чтобы не перепутать при перегонах по коридорам тюрьмы, одевают только в эти мрачные робы. Зимой положены еще телогрейки. Распорядок и правила - точно такие же, как и для взрослых заключенных. Разве только молодые днем садятся за парты. Многие едва знакомы с программой начальной школы. Кто-то и вовсе не умеет писать и читать.

— Здесь отвечают за каждое слово. Учатся сперва думать, а потом открывать рот, — вводит в курс здешних порядков сотрудница СИЗО. — Если кто нарушает распорядок, попадает в ШИЗО. Или в специальную камеру, где сидят... Все знают, кто такие “опущенные”? Так вот, это быстро происходит. Из-за тяжелой атмосферы в камерах все постоянно болеют, а самое страшное - гниют заживо. В буквальном смысле. Из-за недостатка кислорода и повышенной влажности образуются язвы, которые не заживают, и тело загнивает. Еда - каша два раза в день да щи. Изредка - передачки от родителей. Но далеко не все папы и мамы имеют возможность или желание присылать своим отпрыскам еду. Так что есть придется баланду.

Звучит все весьма натуралистично. А уж насколько сгустила краски наш “экскурсовод”, свободным детям улиц, знать не положено. До поры до времени.

Экскурсанты держатся с независимым и бывалым видом. Этот вид очень раздражает людей в форме.

— А ну-ка встаньте прямо. И руки из карманов вынимайте. А это еще что здесь за распальцовка, а? Ты, в шапочке, ко мне попадешь, я тебя быстро научу, как пальцы держать. Мы с тобой еще поговорим. Все вы кандидаты к нам, всех здесь встретим...

Миша в шапочке - субтильный парнишка, за которым числятся драки с одноклассниками. Мама одного из поколоченных настаивает на судебном разбирательстве. Кстати, среди стоящих на учете в милиции и в комиссиях по делам несовершеннолетних большая часть -именно драчуны. Причем девочек и мальчиков среди них — поровну.

— Раньше, лет десять назад, девочки часто попадались на грабежах, разбоях, воровстве, — делится опытом начальник комиссии по делам несовершеннолетних муниципалитета Орехово—Борисово Северное Галина Старкова. — А сегодня многие открыли для себя более легкий и безопасный путь заработка — проституцию. Сейчас на учете в нашей комиссии больше сотни детей, 36 неблагополучных семей. В основном на учет ставят за пьянство, нанесение телесных повреждений, кражи. Серьезные преступления совершаются, но реже.

Семнадцатилетний Костя заключен в СИЗО по обвинению в убийств. Ему грозит срок лет на девять-одиннадцать.

— Он сам напросился. Убил одного. За то, что ругался матом. Он знал, что в моем доме не принято материться, и делал это специально. Он был старше меня, ему было восемнадцать.

Костя - высокий голубоглазый брюнет. От всей фигуры исходит такая уверенность в себе, а в глазах столько силы, что понятно сразу - лидер. За таким все дворовые компании пойдут. И такой сможет за свой закон...

Шестнадцатилетний Саша обвиняется в убийстве сотрудника милиции.

Он – фанат, участвовал в драке между фанами в Филях несколько месяцев назад. В потасовке был убит милиционер.

Пятнадцатилетний Юра лишен свободы за серию угонов.

— Я когда пьяный, плохо себя контролирую. С ребятами развлекались, просто покататься хотелось.

Конфеты и печенье, привезенные в подарок, оказались, конечно, очень кстати, но больше всего детям-заключенным нужны были сигареты. Может, конечно, сотрудники УИН догадаются побаловать куревом своих юных арестантов. Но за такие штучки снегурок в зеленых мундирах начальство сурово наказывает.

Своими впечатлениями от камер и коридоров тюрьмы “дети улиц” делиться отказались наотрез. “Что надо было, то увидели. Нечего там делать”. А вот предстоящую дискотеку обсуждали с горячим блеском в глазах — веселье ждет до шести утра, а потом компанией в центр, на елку.