В Москве не соблюдается Конвенция о правах ребенка.

Московская правда, № 4, 10 января. Елена Серова. Статья. Отдадим в хорошие руки.

Интересная, между прочим, штука: самостоятельно размножаться у нас вправе любой дурак и урод (!), будь он к тому же хоть четырежды наркоман, бомж, безработный, алкоголик и вообще безответственная личность. Спившихся и деградировавших люмпенов, плодящихся, словно кролики, порой все-таки лишают родительских прав, детей дюжинами отдают в приюты, но таких “биопроизводителей” почему-то отнюдь не стерилизуют для избежания дальнейшего “воспроизводства”.

Работать в детдомах за копеечную зарплату тоже принимают кого попало. А вот чтобы усыновить или удочерить сироту или, например, ребенка любимой женщины, на которой вы решили жениться, нужно, между прочим, соответствовать самым высоким требованиям. В сущности быть идеальным. И главное, предоставить чиновникам кучу справок, подтверждающих эту самую вашу идеальность и “достойность”. Людям, выдержавшим такую канитель ради чужого отпрыска, общество, по-моему, обязано ставить при жизни памятник.

Но это - мой личный, обывательский, так сказать, взгляд на вещи. Сотрудники же городской прокуратуры, на днях закончившие проверку деятельности государственных органов в этой сфере, рассматривают ситуацию исключительно с точки зрения законности. И констатируют: законность здесь часто не соблюдается.

Что, собственно, не так? Организационные просчеты, личная неисполнительность и безынициативность, отсутствие контроля... В итоге нарушаются требования международного законодательства, в частности, Конвенции ООН о правах ребенка. Ну и Семейного кодекса РФ - тоже. Суть вот в чем. По закону дети у нас должны расти (цитирую вышеназванные законодательные акты) “в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания”. Между тем на усыновление передается лишь 19% сирот (что и неудивительно!).

НАША СПРАВКА

В 2001 г. в Москве усыновлено 757 детей, в 2002 г. - 810, в 2003 г. - 545. Количество же детских домов за последние десять лет выросло в нашем городе в три раза. Преступность среди несовершеннолетних в 2003 году увеличилась в столице на 15,8%…

За прошедшие десять лет количество учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (в общем, “безнадзорщины”), в Москве выросло почти в три раза! А “неблагополучных” семей, по данным горпрокуратуры, в столице теперь почти 600 тысяч. В результате прогрессирует социальное сиротство (это когда биологические родители живы, но пользы от них, как от козла молока...). Количество “безнадзорщины” в нашем городе выросло с трех тысяч в 1996 году почти до пяти тысяч в 2002-м; А вот органы опеки и попечительства, социальной защиты, образования, здравоохранения и милиции между собой совершенно не взаимодействуют.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

За последние три года, по данным городской прокуратуры, подавляющее большинство московских сирот усыновили граждане США. А также - Италии, Германии, Испании, Бельгии, Ирландии. Нарушений требований законодательства в этих случаях не выявлено.

Учет детей, нуждающихся в новых родителях, ведется хаотично и формально. Банк данных, куда в семидневный срок должны поступать от должностных лиц сведения о “безнадзорщине”, - вообще курам на смех. Выборочная (!) проверка прокуратуры обнаружила около 600 детей, в отношении которых это требование закона не было соблюдено. Чаще всего нарушителями становятся почему-то лечебные учреждения. Например, в орган опеки и попечительства муниципалитета “Басманный” почти через четыре месяца (вместо семи дней) сообщили о сиротах из дома ребенка №13. И лишь через два года “спохватились” и сообщили куда следует о сироте из Дома ребенка № 6...

Нарушение семидневного срока - еще цветочки. Порой информация в банк данных не поступает вообще! Дети живут в социальных приютах, домах ребенка, лечебных и других учреждениях, но мер для их возможного усыновления никто не принимает, права детей грубо нарушаются. Например, в приюте-пансионе для девочек при Марфо-Мариинской обители живут семь сирот, сведения о которых в муниципалитет “Якиманка” не переданы, т.е. у девочек нет даже шанса быть кем-нибудь удочеренными, раз о них никто не знает. Только об одном из 15 кадетов - сирот Московского кадетского корпуса - есть сведения в муниципалитете “Таганский”. Не знают в муниципалитете “Аэропорт” о 28 детях, находящихся в негосударственном образовательном учреждении “Православный Свято-Димитриевский детский дом для девочек”... Живущие в подобных учреждениях дети содержатся как бы “нелегально”: то есть без официального направления на полное государственное обеспечение” без закрепления за ними жилищных и иных прав.

Бывает и по-другому. Специалисты органа опеки и попечительства муниципалитета “Южное Медведково”, вполне своевременно уведомленные Домом ребенка № 19 о нескольких “безнадзорниках”, просто уклонились от выполнения своих обязанностей. Из-за бездействия многих других столичных органов опеки и попечительства “безнадзорники” годами живут в социальных приютах, предназначенных для временного (!) содержания.

...Да, усыновить ребенка -дело нелегкое. Мало того, что вы сами должны собрать кучу справок о состоянии своего здоровья, доходах, наличии жилплощади, семейном положении, отсутствии судимости, приложить характеристику с места работы и полную автобиографию, так еще и заручиться официально оформленным отказом биологических родителей. Иначе маленького “безнадзорника” вам не видать. Потому что “не определен его правовой статус”. Скажем, “биопроизводители” давно думать забыли о существе, которое родилось лишь по причине их незнакомства с азами контрацепции. Но они официально не лишены родительских прав или они находятся в местах лишения свободы. Часто бывает так, что роженица (иногородняя, без документов...) быстренько сбегает из роддома, “забыв” оформить отказ. Потому что ей, блин, стыдно смотреть в глаза сотрудникам роддома и объяснять, что не хочет она взваливать на себя эту “обузу”. А ребенка в результате вообще нельзя отдать на усыновление!

“Установить статус” - задачка не из легких. С 1998 года, например, не лишают почему-то родительских прав “биопроизводителей”, которые забыли о своей дочери, воспитаннице приюта при Марфо-Мариинской обители. Разыскать матерей, сбежавших из роддома, и уговорить их оформить официальный отказ - вообще жуткое дело.

Журналы учета кандидатов в усыновители тоже, по мнению сотрудников горпрокуратуры, почти везде ведутся некачественно. В муниципалитете “Солнцево” такой журнал вообще отсутствует. Реальную помощь в подборе малыша никто потенциальным усыновителям не оказывает.

Информация к размышлению

По данным опросов ВЦИОМ, почти 8% молодых замужних россиянок, особенно жительниц больших городов, не хотят рожать детей, потому что это мешает их карьере и снижает уровень жизни. Согласно прогнозам социологов, число таких женщин будет расти. Но пока еще многие дамы боятся открыто пойти против “ожиданий общества” и рожают лишь потому, что “так принято”. Разумеется, в семьях, где не хотят собственных детей, едва ли решат усыновить чужого.

...Согласно Конвенции ООН о правах ребенка и Семейному кодексу РФ, “усыновлять” в другую страну можно лишь в том случае, если сирота оказался “не востребован” на родине. Но, как выяснилось в ходе проверки горпрокуратуры, большинство маленьких москвичей, усыновленных иностранцами, “не предлагались” россиянам.

Российские граждане, как известно, не хотят усыновлять больных детей. Потому что в наших условиях - это тяжкий крест, непосильное бремя, суровая ноша. Многие отказываются даже от собственных детей, родившихся больными (чаще всего - мужья, которые бросают жен с ребенком-инвалидом). И получается интересная картина. В анкете для усыновителей-россиян, к примеру, указано, что ребенок “страшно болен”, перечислены какие-то жуткие диагнозы. Отставание в психическом развитии, ранний врожденный скрытый сифилис, задержка психомоторного речевого развития... Естественно, россияне в ужасе отказываются от слишком “проблемного” ребенка. А когда этого же малыша усыновляют иностранцы, то “при тщательном медобследовании выясняется: ребенок практически здоров”! Кому-то, наверное, это выгодно...

Впрочем, на мой, обывательский, взгляд, усыновили, и слава Богу! Главное, чтобы приемные родители оказались добрыми, вменяемыми, порядочными людьми. А уж на каком языке будет потом говорить бывший “безнадзорник” - дело, по-моему, двадцатое. Хотя некоторые “патриоты” очень беспокоятся, что из страны, мол, “вывозят генетический потенциал”. Тот самый, который, не будучи усыновлен и нормально воспитан, как раз и дает рост подростковой преступности...

...А еще практически все столичные органы опеки и попечительства не контролируют условия жизни усыновленных детей в новых семьях. Или делают это крайне формально. Кузьминская межрайонная прокуратура, например, установила, что в муниципалитетах “Некрасовка” и “Рязанский проспект” даже точными данными о количестве на их территории усыновленных детей и то не располагают! А кое-где документацию по вопросам усыновления (включая личные дела) хранят просто в рабочем шкафу, а не в сейфе. И специальной почты для служебной корреспонденции в районах нет. Все это может привести к разглашению тайны усыновления.

...Должна признаться: ну, люблю я так называемое западное “семейное кино” - трогательные мелодрамки “без секса и насилия”, в которых все обязательно “хорошо кончается”. Влюбленная парочка, преодолев массу жутких недоразумений, бросается под венец (или - в постель, что тоже хорошо), дети и родители начинают понимать друг друга, собаки, кошки, киты или канарейки возвращаются к хозяевам, выздоравливают или бывают спасены. Но в последнее время сюжет “забугорных” мелодрам почему-то все чаще крутится вокруг усыновления сирот. Вполне “европеоидные” и отнюдь не бесплодные родители с удовольствием усыновляют (плюс к своим двум или трем чадам) чернокожих и азиатов, инвалидов и детей-даунов. И даже... мышат (например, в фильме “Стюарт Литтл”). И все счастливы. Неужели такое у них там бывает не только в кино?