Проблема беспризорных детей в Москве так и не решена.

Московская правда, № 83. Наталья Никулина. Статья. Ничейные дети из зоны риска.

В годы Великой Отечественной войны беспризорных детей не было. После великого перелома в 1943 году, когда фашистская армия покатилась на Запад, руководство Союза в августе того же года выпустило постановление об организации на освобожденных территориях суворовских, нахимовских и специальных ремесленных училищ с повышенными нормами содержания детей и обучения их лучшим военным и гражданским профессиям с обязательной тогда семилеткой.

Оставшихся без родителей детей собирали на улицах и в развалинах разрушенных городов комендантские патрули и направляли в военкоматы. Дальше судьба ребятишек была определена. Вскоре они уже щеголяли в новенькой военной, морской или ремесленной форме. У воюющей страны деньги для детства находились.

В современной России около полутора миллиона беспризорников. У государства на них не хватает ни средств, ни сил. Хотя судьба этих оборвышей трагична.

Валентина Ивановна Матвиенко оставила “социалку” с возом неразрешимых проблем – “глухарей”, как говорят правоохранители. Представляя свою преемницу на пост вице-премьера по “социалке” Галину Карелову, она заявила, что Карелова хорошо знает проблему и успешно с ней справлялась на посту заместителя министра труда и социального развития.

Мы не знаем, в чем выразились успехи “социальных богинь” Матвиенко и Кареловой, может быть, в умении со вкусом подбирать к лицу новые туалеты. Но то, что ни одна социальная проблема за 5 лет, проведенных в Белом доме Матвиенко так и не было толком решена – факт непреложный. И самая вопиющая из них – это проблема беспризорных детей.

В ящике для инструментов на подъездных путях Курского вокзала был обнаружен труп 12-летнего подростка. На его шее явно виднелись следы удушения. Судя по одежде убитого, мальчик был беспризорником, которых на московских вокзалах насчитываются сотни. Сине-серая куртка, в которую был одет ребенок, оказалась из партии гуманитарной одежды для бродяжничающих детей. Такую одежду раздают неподалеку от вокзала представители благотворительной организации. Но к случившейся трагедии на железнодорожных путях она отношения не имела.

Как выяснило следствие, погибшего звали Женей. В Москву он приехал два месяца назад, сбежав из детского дома, что находится в городе Дзержинске Нижегородской области. Другого мальчика, Михаила, неоднократно доставляли в детскую комнату милиции за бродяжничество. Однако обратно в детский дом его при последнем задержании не отправили, так как делать это стало бессмысленно. И Михаил, и другие “вокзальные” беспризорники, отправленные в детские дома, откуда они сбежали, или даже под родительский кров, чаще всего через несколько дней вновь возвращаются на вокзал и продолжают здесь свою вольную, но не по-детски тяжелую жизнь. Ночуют они либо на лестнице около камеры хранения, либо в огромном помещении депо или мастерских. Днем же маленькие беглецы всеми праведными и неправедными путями добывают себе на пропитание, а потом, сбившись в стайки, отдыхают, курят, играют в карты, травят анекдоты, увлекательно и даже артистично рассказывают друг другу “сказки” из своей короткой биографии и со вкусом рассматривают шумную и суетливую вокзальную публику.

Многих из них такая жизнь вполне устраивает. Один из вольных бродяжек, Степан, которому недавно исполнилось 11 лет, сбежал в Москву из Днепропетровска от скандалов и постоянных побоев своих родителей-алкоголиков. Мыкался в чужой для него столице другого государства недолго. Добрые люди подсказали адресок, где всегда тепло и порой даже бывает сытно. Так маленький гражданин Украины оказался на нашем Курском вокзале. Потихоньку тут обжился, перезнакомился с другими мальчишками. По признанию самого Степана, он особенно доволен бесплатными обедами, которые раздают несколько раз в день на пятачке у депо. Это место маленькие бомжи называют “Бич-парком”. Если Степану нужны деньги, предположим, на сигареты, газировку или пирожок, он прикидывается безногим инвалидом и плаксивым, страдальческим голосом просит милостыню. Подают, по его словам, хорошо. Кроме тяжелой железной мелочи и мятых бумажных десяток, в “ассортименте” подаяния бутерброды, вареные яйца, домашние котлеты, яблоки, бананы. Однажды кто-то дал маленькому “калеке” даже огромный ломоть курицы-гриль. Но особенно щедры на подаяние, как точно подметили беспризорники, неискушенные в хитрости и коварстве московских попрошаек приезжие.

Случается, что беспризорники промышляют мелким воровством. Хотя серьезного улова у них, как правило, не бывает: в основном им удается украсть у зазевавшихся лоточниц и “несанкционированных” торговок продукты. Есть, правда, и другой вид заработка, о котором вокзальные беспризорники предпочитают помалкивать, - это торговля собой. Многие педофилы именно на вокзалах присматривают себе ребенка. Сценарий развития событий примерно один и тот же.

- Есть хочешь? - спрашивает “добрый” дядя у какого-нибудь оборванца. Тот, конечно, хочет, и очень сильно, о чем искренне говорит взрослому прилично одетому человеку. После чего “благодетель” ведет ребенка в ближайшее кафе и кормит его досыта. Бывает, и пивом угощает, а затем, уже сытого и счастливого, везет к себе на квартиру. На следующий день или через какое-то время ребенок вновь оказывается на том же вокзале, откуда его “снял” плохой дядя.

Иногда случается, что некоторые “спонсоры” из числа людей состоятельных со временем становятся постоянными покровителями такого ребенка. Они не только щедро оплачивают его интимные услуги, но и систематически вкусно кормят угодившего им мальчика, покупают ему модную одежду. Правда, вскоре такой ребенок вновь остается ни с чем. Потому что все более-менее приличное из одежды и вкусной еды, не говоря уже о не припрятанных вовремя деньгах, отбирают “коллеги” счастливчика - такие же, как он, маленькие бомжата, сбившиеся в вокзальную стаю, или взрослые обитатели вокзала: профессиональные нищие, хронические бомжи и вокзальные сутенеры.

Эти уж своего не упустят. В отношении таких “предпринимателей” только на Курском вокзале недавно было возбуждено два уголовных дела по ст. 151 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий). Следствие не исключает, что погибший мальчик стал жертвой извращенца не без участия в этом преступлении одного из задержанных сутенеров.

По мнению юристов, оба этих уголовных дела имеют неплохую судебную перспективу. Хотя, как считают специалисты, такие дела чаще всего до суда доходят редко, иногда их просто не возбуждают. В новом УК не предусмотрено наказание сутенера или порнодельца, вовлекающего несовершеннолетних в попрошайничество, бродяжничество или проституцию, если первые не пойманы за руку, с поличным или не получены признательные показания жертвы “рабовладельца” - ребенка. А тот, боясь потери места и расправы со стороны своего сутенера, на такие откровения почти никогда не идет.

Кроме того, в своде главного уголовного закона страны нет даже определения детской порнографии, не установлена и мера наказания за нее, да и педофилам полная вольница выпадает. Не случайно, оценивая ситуацию с детской проституцией в России, специалисты говорят о том, что новый УПК фактически спровоцировал всплеск педофилии, детской порнографии и сводничества. Правовую незащищенность несовершеннолетних от разного рода извращенцев выявляет практика оперативной работы милиции. Так, в Москве за весь 2000 год было “обезврежено” 22 притона, тогда как в каждом номере многих газет регулярно публикуются десятки объявлений о предоставлении так называемых “интим-услуг”, в том числе и детьми.

Городские власти между тем не бездействуют, пытаясь решить проблему с беспризорниками. По распоряжению мэра в Москве открылись дополнительно девять детских приемников. Проблемой озадачилось и Министерство здравоохранения. Теперь “скорая” обязана взять любого безнадзорного ребенка, нуждающегося в срочной медицинской помощи, и доставить его в одну из городских больниц. Здесь ребенка должны подвергнуть тщательному медосмотру и по необходимости лечению, а затем передать органам социальной опеки, которые и займутся его дальнейшей судьбой.

Теоретически все выглядит вроде бы гладко. В жизни же каждый беспризорник оказывается в зоне риска. Некоторые умирают от токсикомании и наркотиков, другие замерзают в подворотнях, иные пропадают без вести или гибнут от руки очередного извращенца, для которого закон не писан в буквальном смысле этого слова. Так, как это произошло с маленьким ничейным Женей, который сбежал из далекого детского дома в Москву и которого вскоре нашли на подъездных путях вокзала. Уже мертвым.