Городские министры приняли на очередном заседании правительства Москвы новую социальную программу помощи детям.

Известия, № 79. Юлия Игнатьева. Статья. “Двойка” по регистрации.

Во вторник городские министры приняли на очередном заседании правительства Москвы новую социальную программу помощи детям. Желание властей позаботиться об отдыхе юных москвичей похвально - однако никто из чиновников не смог прокомментировать ситуацию, в которую сегодня попали тысячи детей из других городов, которые живут и пытаются учиться в Москве. Получить сегодня временную регистрацию в столице - не проблема. Однако многим иногородним родителям от этого не легче. В одних школах "чужие" дети - объект для вымогательств, в других - для унижений.

Алена сидела напротив директрисы, сгорая от стыда и страха. В днепропетровской школе она тоже старалась лишний раз не попадаться на глаза директору, хотя и была отличницей. И когда директриса, завершая разговор, произнесла: "Без матери в школу не приходи", Алена выскочила из кабинета, даже не попрощавшись.

Ее семья переехала с Украины в Москву два года назад. Отец, детский тренер по футболу, только здесь смог найти работу по специальности, мать устроилась в супермаркет менеджером. Они сняли комнату в Строгине за 150 долларов, хозяйка оформила им временную регистрацию. За все время ни один милиционер не обратил на них внимания, очевидно, доверяя виду прилично одетых людей славянской внешности. Проблемы начались в школе.

- Мы обошли все строгинские школы, - рассказывает мама Алены Вера Владимировна, - и почти везде нам отказывали под общим предлогом: нет мест. Только в двух школах согласились взять Алену, но в обмен на "помощь". В единственной в районе Строгинской гимназии с нас потребовали оборудовать одно ученическое место в компьютерном классе - это стоило 800 долларов. А в другой школе - вступить в так называемый попечительский совет. Это группа состоятельных родителей, которые по мере надобности помогают приобрести что-нибудь для школы. Мне сказали, что это обойдется недорого, долларов 200 в год. Мы согласились.

В месяц Вера Владимировна получает 9 тыс. рублей. Муж - чуть меньше. Расходы на жилье, питание и одежду - это все, что они могут себе позволить. За год, пока Алена училась в седьмом классе, родители выложили школе около 400 долларов и залезли в долги. В начале следующего учебного года Вера Владимировна вышла из попечительского совета и с тех пор ни разу не зашла в школу.

- Каждые три месяца Алена приносит директору регистрацию, - продолжает мать девочки, - и выслушивает ее замечания. Директор передает Алене письменное требование, чтобы я явилась в школу, но я буквально бегаю от нее. Мне стыдно и перед собой, и перед дочерью, но что я могу поделать? Алена учится на "отлично", в любом случае ее не исключат из школы, не имеют права. Но трепать нам нервы, за то, что мы - не россияне, они могут.

Вера Владимировна категорически запретила публиковать ее фамилию, номер школы и имя директора (эти данные есть в распоряжении "Известий").

Вообще жизнь эмигрантов полна тайн. Вот, например, как они решают проблему медицинской страховки. Без российского полиса обязательного медицинского страхования иностранцев в школу не принимают. Получить полис легально нельзя - закон запрещает. Но можно его купить за $400. Нужного человека семья Веры Владимировны нашла на форуме сайта nelegal.ru.

- В конце марта работала телефонная "горячая линия" по проблеме поборов в школах, - прокомментировала историю украинской семьи начальник юридического отдела департамента образования Москвы Людмила Дорофеева. - По некоторым из звонков были возбуждены уголовные дела. Насколько мне известно, часть дел прекращена, часть расследуется.

В приемной главы департамента Любови Кезиной корреспонденту "Известий" сказали другое: по всем эпизодам прокуратура отказала в возбуждении дел в связи с отсутствием состава преступления.

- Взятки в школах берут часто, но уголовных дел по ним мало, - считает юрисконсульт некоммерческого фонда "Подросток" Павел Рощин. - Хотя, особенно в Москве, время от времени кого-то и привлекают, о чем широко оповещают общественность. Насколько я знаю, в таких случаях обычно применяют статью 285 Уголовного кодекса "Злоупотребление служебным положением", а не 290 - взятка. Думаю, что подобных дел всегда будет мало. Потерпевшим надо ребенка в школу устроить, а не преступников уличать.

Для российских семей столичные школьные проблемы столь же существенны. Еще одна девочка, Катя, приехала с матерью из Липецкой области. Им повезло больше: живут бесплатно у родственницы в Центральном округе Москвы.

- Нас взяли в первую же школу, куда мы обратились, - говорит мама Кати Ирина. - Школа прямо во дворе дома, учеников мало, классы полупустые. Поначалу проблем вообще не было. Но они возникли, как ни странно, после того, как я узнала, что теперь московские школы обязаны брать детей даже без регистрации. Директор подтвердила эту информацию и год не требовала от нас никаких бумажек. Но недавно, в марте, мне понадобилась справка из школы об отсутствии инфекционных заболеваний - Катю клали в больницу и требовали такую справку - и начались неприятности. Директор встретила меня в коридоре и прилюдно громко отчитала. "Все приносят регистрацию, а вы, что, особенная? Подыскивайте себе другую школу, понаехали..." И так далее. Она кричит, на нас все смотрят... От стыда я чуть сквозь землю не провалилась, пообещала снова приносить ей регистрацию.

"Известиям" удалось поговорить с директором этой школы, разумеется, пообещав ей анонимность.

- Департамент требует, чтобы мы проверяли регистрации у иногородних, - утверждает директор Ольга Николаевна. - Они нас постоянно проверяют на этот счет. А что я могу поделать? Иначе меня просто отстранят от должности.

В городском департаменте образования нас заверили, что регистрация - дело нужное.

- Никто без среднего образования не останется, - заявил специалист департамента Александр Гаврилов. - Ничего страшного не произойдет, если родители немосквичей будут показывать директорам регистрационные документы свои и детей.

- А как же закон "О развитии образования в городе Москве" 2001 года, который не делает никаких различий между москвичами и немосквичами?

- Закон действует. Школа не отказывает ребенку, если есть место в классе.

Вот и приходится родителям-немосквичам бегать по столице в поисках "доброго директора". Мы тоже побегали и нашли на севере Москвы школу, куда берут всех. Обычная школа № 287 из тех, что называют "дворовыми". Единственная общедоступная в районе: рядом платные частные школы и бесплатная, но очень крутая гимназия.

- Детей у нас мало, поэтому принимаем всех, - говорит директор школы Елена Жилкина. - В соседней гимназии на следующий год уже набрали 50 первоклассников. А у нас всего десять заявлений.

"Всех" означает и тех, которые даже по-русски не говорят.

- Семиклассник Марчел приехал из Молдавии, - рассказывает завуч Елена Константиновна, - он вообще ничего не понимал. Здесь главное - обстановка в школе. Если ребенку уютно, он не зажат психологически, то заговорит быстро.

Среди приезжих немало детей из вполне состоятельных семейств. Есть родители, сами некогда закончившие эту школу, поэтому и детей сюда приводят. Регистрационные документы у своих учеников директор Жилкина тоже спрашивает, выполняя требования чиновников.

Очевидно, активность департамента образования по выявлению приезжих связана с желанием всех их посчитать. Но, как ни странно, усилия пропадают зря. Чиновники так и не смогли назвать хотя бы приблизительное количество учащихся с временной регистрацией. Тогда зачем трепать нервы родителям и детям? Ясное дело, муниципальные школы до неприличия бедны, но разбогатеть подобным способом им все равно не удастся - не тот контингент.