Скоро в Москве откроются специальные социальные гостиницы для детей из неблагополучных семей. Первое время такие центры будут существовать на базе приютов для беспризорников

Российская газета, № 205П. Татьяна Панина, Елена Шмелева. Статья. Граждане, купите папиросы!

Скоро в Москве откроются социальные гостиницы для детей из неблагополучных семей. Первое время такие центры будут существовать на базе приютов для беспризорников.

С Валеркой мы познакомились в Московском метро. Он собирает подаяние на Серпуховско-Тимирязевской линии, и за сто рублей согласился рассказать о своем бизнесе. Последнее время, сказал он, подают очень неохотно, но тем не менее с одного поезда удается собрать как минимум 30-50 рублей. Это примерно полчаса работы. Результат так себе, считает парень, потому что за пятичасовой рабочий день некоторые умудряются "наплакать" до 1,5 тысячи. Из дневной выручки самому попрошайке достается лишь половина, а то и одна треть. Но для ребенка - это целое состояние. Увы, мы не успели выяснить, кто "пасет" маленьких нищих. К нам подошли два решительных мужика, и мальчишка как испарился.

Позже мы узнали, что Валеркин бизнес, оказывается, самый популярный среди столичных подростков. По данным Международной организации труда (МОТ), большинство детей, работающих на улицах, занимаются именно попрошайничеством (42,6 процента). На втором месте - сбор бутылок, утиля и цветного металла (38,5 процента). На третьем - мытье машин (27,8 процента).

Как показали опросы российского бюро МОТ в Москве, дети чаще всего зарабатывают деньги вовсе не для того, чтобы выжить. 57 процентов мальчишек и девчонок просто хотят иметь свободные карманные деньги. Но, безусловно, есть дети, для которых уличный промысел стал главным, а то и единственным средством к существованию.

Но одно дело - разносить газеты и рекламные листовки, и совсем другое - попрошайничать, заниматься проституцией либо находиться в услужении у криминалитета. Но именно такая участь чаще всего достается тем, кто вынужден работать, "чтобы выжить". И, как правило, подростки занимаются этим по принуждению. Но здесь надо отдать должное московским властям. Москва - единственный регион в России, где среди опрошенных уличных детей по принуждению работают только 0,5 процента. Однако эта цифра увеличивается в два-три раза, когда речь идет о проституции и криминале. И легче всего в сети "мамочек" и сутенеров попадают подростки из неблагополучных семей.

Контролировать детский труд, даже "хороший", довольно сложно. В основном он применяется в серой и теневой экономике, где, по определению, не принято официальное трудоустройство. В Москве используется более 40 видов детского труда. Например, в торговле: подростки расфасовывают и разгружают товар, работают "ходячей рекламой", убирают лотки и павильоны. Дети оказывают услуги автолюбителям: помогают на автозаправках, в автосервисах, охраняют машины на стоянках. Единственная неприятность, которая может ждать здесь подростка, - это непорядочность хозяина, который либо заплатит меньше, чем обещал, либо вообще не даст денег. Впрочем, это тоже нарушение прав ребенка, поскольку может быть квалифицировано как эксплуатация детского труда.

"Надо ли как-то ограничить подростков в их стремлении работать? Конечно, нет, - рассуждает Эля Камалдинова, исполнительный директор Союза негосударственных вузов Москвы и Московской области. - Переход страны к рынку породил объективную потребность наших детей к труду. Что совсем неплохо, так как становится началом профессионального самоутверждения. В Москве таким детям помогает Московский центр труда и занятости молодежи "Перспектива", организуя в первую очередь временную занятость на каникулах и школьников, и учащихся ПТУ, и студентов. Есть здесь и безвозмездный общественно полезный труд, и работа "для денег". Благодаря центру с каждым годом все больше подростков удается оторвать от улицы".

Действительно, 60 процентов работающих детей даже слышать не хотят о школе, но не прочь получить какие-нибудь профессиональные навыки. Это самый обнадеживающий результат опроса МОТ. Значит, еще не все потеряно, и столичным социальным работникам есть за что ухватиться, чтобы отвлечь детей от наихудших форм уличного труда. А главное - прекратить в конце концов пополнение армии малолетних рабов. И социальные гостиницы для детей из неблагополучных семей - еще один шаг к этой цели.

Российское законодательство в области детского труда по сравнению с мировыми нормами значительно либеральнее, к тому же в нем много пробелов. Значит, у дельцов в России больше возможностей поживиться за счет детей.

"Сегодня в нашей стране - около 6 тысяч безнадзорных, беспризорных и трудных детей, - говорит Алексей Бухаров, национальный руководитель Международной программы МОТ по искоренению детского труда. - И они, как правило, вовлечены в детский труд и чаще всего - в худшие его формы. Это рабство, сексуальная эксплуатация, противоправная деятельность и опасная для жизни и здоровья работа. Что противопоставила этому российская социальная система? Все уже наслышаны об историях, когда милиция не может забрать ребенка с улицы и поместить в приют только потому, что он не совершил правонарушения. И ему говорят: "Сделай хотя бы что-то, тогда мы начнем с тобой работать".

Не отработаны также и нормативы детского труда, недостаточно четко прописаны гарантии соблюдения прав личности. "В Кодексе законов о труде (КЗоТ) было десять статей, специально посвященных труду несовершеннолетних и молодежи, - продолжила тему Эля Камалдинова. - Этот документ устанавливал поддержку и защиту молодежи до 21 года начиная с 15 лет. В нынешнем Трудовом кодексе гарантии предоставляются лишь до 18 лет. В то же время лишь 20 процентов выпускников средних профессиональных образовательных учреждений страны обеспечиваются работой. Но до сих пор на федеральном уровне не определена норма квотирования рабочих мест для детей от 14 до 18 лет".

"К сожалению, российское право вообще не содержит определения детской проституции и порнографии, - констатирует Ольга Престанская, ведущий научный сотрудник НИИ проблем управления законности и правопорядка. - Среди специалистов даже бытует мнение, что дети якобы сами виноваты в том, что они становятся объектами сексуальной и коммерческой эксплуатации. Однако международное право не признает добровольным согласие вступления ребенка в любые половые отношения, если они совершены с использованием обмана, соблазнения, подкупа, а также авторитета взрослого".

Что делается для восполнения этих пробелов? В июне этого года во втором чтении Госдума приняла федеральный законопроект "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации". Он направлен на усиление уголовной ответственности, прежде всего взрослых, за сексуальную эксплуатацию, совращение и нравственное растление несовершеннолетних. В том числе и клиентов детей-проституток в возрасте от 14 до 18 лет, и сутенеров. "У нас сейчас отвечает только первый, - продолжает Ольга Престанская. - А пойди - найди его! Законопроект также вводит уголовную ответственность за изготовление, за хранение в целях оборота и за торговлю детской порнографией. Правда, не удалось ввести уголовную ответственность за хранение детской порнографии без цели ее распространения".