Правительство Москвы решило опробовать систему социального волонтерства, широко распространенную на Западе. Цель программы - заменить милицейские облавы доверительными беседами, чтобы уговорить маленьких бродяжек вернуться домой или добровольно пойти в приют.

Аргументы и факты, № 42. Алиса Апрелева. Статья. Уговорит ли студент беспризорника.

Сегодня на московских улицах обитает около 30 тыс. беспризорников. Правительство Москвы решило опробовать систему социального волонтерства, широко распространенную на Западе. Цель программы - заменить милицейские облавы доверительными беседами, чтобы уговорить маленьких бродяжек вернуться домой или добровольно пойти в приют.

Работать с беспризорниками поручили студентам - будущим педагогам. Они немногим старше своих подопечных, поэтому им легче вступить с ребятами в контакт. "Несколько дней в неделю мы отправляем в рейд группы, состоящие из 3-4 студентов и сотрудника центра, - рассказывает Вера Карбышева, начальник отдела уличной и социальной работы центра "Дети улиц". - Разработано около 130 маршрутов. Студенты отыскивают ребят на улицах, наблюдают за ними, стараются разговорить: расспрашивая о жизни, пытаются объяснить, что существует альтернатива уличному существованию, уговаривают пойти в приют, отправиться домой". Результат таких рейдов - до 100 беспризорников, которых удается забрать с вокзалов и улиц, за один месяц. Без инцидентов, правда, не обходится. Когда сами детки матом пошлют, когда "крыша" наедет: беспризорники-попрошайки работают, как правило, организованно, это хорошо отлаженный бизнес.

Перенимая опыт Запада, мы зачастую не учитываем простых совковых реалий, которые могут самые прекрасные замыслы перевернуть с ног на голову. Существующие в Москве несколько приютов принимают лишь москвичей, в соответствии с пропиской (причем в приюте ребенок может пребывать не более месяца, после чего должен быть отправлен домой либо в детский дом). Иногородних (а их 80%) определить куда-либо очень трудно: в Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей могут принять лишь малолетних преступников, достигших 16 лет. Дома маленького бродяжку никто не ждет. Получается, что забота о детях больше напоминает элементарную "чистку" улиц: с глаз подальше, чтобы не видно, а там пусть уж как знают... Не проходит и месяца, как те же ребята снова нюхают клей на Курском, попрошайничают у трех вокзалов и вытаскивают кошельки у зазевавшихся граждан в метро. И продолжают мило беседовать со студентами-волонтерами.