В Москве ежегодно появляется до 30 000 детей, оставшихся без надзора родителей

Вечерняя Москва, № 173. Константин Арский. Статья. Взрослая жизнь беспризорника.

В столице ежегодно появляется до 30 000 детей, оставшихся без надзора родителей

Большинство, конечно, ребята из неблагополучных или малообеспеченных семей. Живут бедно, родители пьют, издеваются над ними. Ненужные ни родителям, ни школе, ни милиции дети выходят на улицу “искать справедливость”. Немало ребят приезжает в столицу из регионов просто... посмотреть достопримечательности. В мегаполисе они теряются, и экскурсия по городу затягивается на месяцы, а то и годы.

14-летний Коля Смирнов из Донецка после лишения мамы родительских прав остался жить с бабушкой и старшим братом. Брат Колю недолюбливал и однажды зло выпалил: “Тебя всегда больше любили, потому что ты младший. Уходи”. Коля и ушел — сел в поезд и поехал в Москву...

Для таких ребят, как Коля, в Восточном административном округе открылся социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних. Официально центр открылся в День города. Однако в действительности работает уже почти год.

— Ситуация в городе с беспризорниками была критическая, — рассказывает директор центра Анна Петрикеева, — и ждать, когда центр будет готов полностью, было некогда. Постановление об открытии центра, под который выделили старую полуразрушенную школу на улице Муромской, вышло в январе прошлого года. Срочно начался капремонт. Еще и полздания не было отремонтировано, а ребят уже начали заселять.

Теперь все это передряги с ремонтом помнят лишь “старые” обитатели центра. Новых посетителей встречает красивое трехэтажное здание салатового цвета. Во дворе — великолепные клумбы с цветами, чуть дальше — стадион с новенькими спортивными трибунами. Спальни у ребят рассчитаны на 8 человек. В игровых комнатах — современные игрушки, телевизоры, магнитофоны. В коридорах — экзотические цветы и картины. В центре ребята еще и учатся. С ними занимаются как свои педагоги, так и преподаватели соседней школы.

Главное в центре — индивидуальная работа с ребенком воспитателей и психологов, призванная помочь ребенку пережить все его кошмары и неприятности, подготовить его к будущей жизни.

— Дети, поступающие к нам с улиц, находятся в посттравматическом синдроме, — рассказывает психолог Светлана Погонина, — им приходится переживать то, что не видели в жизни даже многие взрослые. И если вовремя не заняться их психикой, стрессовая ситуация может привести к неврозам и психическим отклонениям.

В кабинете психолога тихо и уютно. Удобные кресла, приятная музыка, аквариум с рыбками. Каждого вновь прибывшего сначала ожидает диагностика. Погонина щелкает клавишей компьютера, и на мониторе появляется список тестов. С их помощью определяются характер, душевное состояние и настроение ребенка. После этого для каждого разрабатывается индивидуальная программа восстановления.

Не пренебрегают психологи и обычными играми — в умелых руках специалиста даже простые рисование и лепка из глины могут стать исцеляющим лекарством.

На курсах адаптации ребят учат жить в коллективе.

— Эти занятия важны и для их будущей жизни, — говорит Погонина. — Если ребенка обижают, он часто замыкается в себе, переживает все один. Мы учим ребят не стесняться просить помощи у соседей, выходить из конфликтов.

— Неужели можно помочь ребенку забыть все, что с ним случилось? — интересуюсь у Светланы Александровны.

— Все зависит от прошлого. Что-то ребенок может забыть уже через несколько месяцев. А что-то никогда не сотрется из его памяти. Конечно, такие несчастья, как смерть родителей или изнасилование, забыть невозможно. В самых тяжелых случаях наша задача сделать все, чтобы воспоминания о происшествии ребенка не тревожили.

...“Оксана, дочка, как я волновалась”, — женщина лет тридцати не выпускает из объятий белокурую девочку, даже заполняя документы о выдаче ребенка. Марина Капустина жила с дочерью в Краснодаре. Летом решила поехать в Москву на заработки. Дочь оставила дома с сестрой. А сестра вдруг взяла ребенка и поехала следом. В столице об Оксане забыла, стала бомжевать. Девочку подобрала на улице милиция.

То, что мать и дочь снова вместе, — заслуга социально-правового отдела. Каждый день сведения о детях отсылаются в Комитет соцзащиты Москвы и милицию. Если, как в случае с Капустиной, удается найти семью, ребенка помогают доставить домой. В некоторых случаях Центр может оплатить приезд родителей. Если же родители не находятся или возвращаться ребенку в семью нельзя, ведутся переговоры с социальными службами регионов, чтобы они взяли ребенка к себе.

...Марина и Оксана Капустины шли к остановке, взявшись за руки. Для них почти месячный ад закончился. “Счастливая Оксанка”, — вырвалось у кого-то из ребят. Действительно, счастливая.