Интервью с Уполномоченным по правам ребенка в Москве А. Голованем о возможности создания института школьных омбудсменов в столице.

Русский курьер, № 171. Маргарита Парфененкова. Статья. Школьник – тоже человек.

Непривычным для российского слуха словом "омбудсмен" на Западе называют людей, защищающих права человека. То ли слово московским чиновникам понравилось, то ли власти города решили "равняться" на просвещенную Европу вкупе с Америкой, но только не так давно руководитель департамента образования столицы Любовь Кезина бросила клич: "Омбудсменов - каждой московской школе!". Но одно дело - посадить в каждой школе охранника следить за порядком, и другое - найти человека для охраны прав ребенка. Уполномоченный по правам ребенка в городе Москве Алексей Головань уверен, что школьные омбудсмены не могут появиться из ниоткуда. Возвести здание института правозащиты невозможно в одночасье, это дело будущего.

- То, что было высказано руководителем департамента образования Любовью Кезиной - это пока только идея. Инициатива может идти "снизу", от самих учебных заведений. Омбудсменом должен быть наиболее авторитетный человек, и должность его - выборная. Их нельзя назначать, заниматься такой деятельностью можно исключительно по призванию. Защищать права ученика должен человек, обладающий личными принципами, знанием жизни, мудростью и безусловным авторитетом.

- И, наверное, независимостью от школьной администрации. Если защитник будет наниматься теми, от кого ему придется защищать подопечных, то дети в итоге получат хороший урок лукавства, а никак не справедливости...

- Конечно, правильнее, если омбудсмены станут работать на общественных началах. Требуется ведь этакий третейский судья, независимый, без властных полномочий, в чью справедливость безусловно верят все. Хотя госпожа Кезина и предположила, что такие люди будут зачисляться в штат, вряд ли сегодня найдутся в школах свободные штатные единицы, да и дело это не такое быстрое - людей нужно готовить. Вообще, это очень сложный процесс, и не нужно ждать немедленной всеобщей омбудсменизации...

- И среди кого следует искать третейских судей?

- Среди бескорыстных и уважаемых людей. Прежде всего - это учителя. Могут быть и известные, авторитетные родители, и даже старшеклассники. Но все-таки омбудсмен - это человек не на один день. В Южном округе Москвы уже не первый год работают учителя-защитники. Началось все с одного человека - можно сказать, первого российского школьного омбудсмена - Ляли Михайловы Неповинной. Она еще в 1997 году начала эксперимент в своей гимназии № 1552, а с мая нынешнего года в округе появилось еще 13 омбудсменов. Сейчас там "воспитывается" очередная группа защитников из 25 человек.

- А от кого или от чего приходится сегодня защищать школьников.

- Везде есть конфликты. Любое учебное заведение - это живой организм, в котором переплетаются интересы участников - учителей, учащихся, родителей, технического персонала... В основном - это межличностные конфликты. К нам часто обращаются учащиеся с жалобами на действия администрации, учителей: на их грубость, на незаслуженные оценки, на пристрастное отношение, недопуск к экзаменам. Часто все эти споры и ссоры происходят на неконструктивном, эмоциональном уровне, на взаимных обидах, упреках.

- Откуда у нас вообще возникла идея школьных омбудсменов?

- Как и многое - пришла с Запада. Большое число наших вузов, гимназий и школ имеют прямые связи с западными "побратимами". И перенимают их опыт. В США, например, в каждом университете работают омбудсмены на общественных началах. И у нас они появились в МГИМО, как я уже рассказал в школах Южного округа, в Саратове, Волгограде. Но это все - инициатива снизу. Теперь, в связи с инициативой "сверху", омбудсменов станет гораздо больше.

- Отчего "сверху" столь основательно решили подойти к делу - назрела серьезная проблема?

- Я бы не сказал, что существует какая-то серьезная проблема. Среди вопросов, с которыми обращаются к Уполномоченному по правам ребенка в Москве, школьные конфликты занимают очень незначительную, почти незаметную часть. Основные проблемы детей в столице связаны с нарушениями их права на жилье. Кстати, школьные омбудсмены - это не только посредники в спорах, но и грамотные, неравнодушные и надежные помощники в сложных житейских ситуациях. Не так давно Ляля Михайловна Неповинная помогла своей ученице в очень непростой ситуации. У одиннадцатиклассницы умерла мать, и девочка осталась круглой сиротой. Откуда ни возьмись объявились непонятные родственники, явно претендующие на квартиру девочки, возникли проблемы с органами опеки. И Ляля Михайловна, очень переживавшая за школьницу, решила проконтролировать - правильно ли все делается, не нарушаются ли права ребенка на льготы и жилье. Мы консультировали ее в этих вопросах. В итоге удалось отбиться от чужих людей, защитить будущее ребенка.

- На кого чаще всего жалуются ваши подзащитные?

- Когда мы только начинали два года назад, были уверены, что больше всего жалоб будет на исполнительную власть, но столкнулись с чудовищным парадоксом - приходится защищать детей от их защитников! Суды, прокуратура, органы опеки занимают позиции невмешательства, выжидают и даже идут на откровенные нарушения. Органы опеки с легкостью дают разрешения на проведения сделок по отчуждению жилья, хотя знают, что семья неблагополучна. И мать-пьяница, продав квартиру, идет в притон, ее дети - на улицу. Дела о признании сделок недействительными слушаются годами. Это - самые сложные случаи, в которых практически невозможно помочь. А вообще у нас из всех обращений в этом году положительно решено 25 процентов дел. Считается, что в правозащитном деле 20 процентов - это огромная удача. Люди к нам идут потоком. В 2003 году - 700 личных обращений, не считая груды письменных заявлений. Эта работа позволяет видеть и прорехи в законодательстве, и в деятельности властных структур. Мы - это инструмент и контроля, и помощи. Но все-таки мы не решаем проблемы, а только указываем на них. Справка "РК" Алексей Головань - Уполномоченный по правам ребенка в городе Москве. Он пока единственный в столице и самый главный защитник московских детей. Проблемами детей-сирот он стал заниматься после окончания МИФИ. В 1989 году Алексей Головань создал благотворительную организацию "Соучастие в судьбе", которая оказывает помощь выпускникам детских домов. Должность Уполномоченного по правам ребенка была утверждена Московской городской Думой в 2001 году. Этот человек по статусу приравнен к министру города, независим при осуществлении своих полномочий и неподконтролен каким-либо государственным органам и должностным лицам.