По официальной статистике на сегодняшний день в столичных наркодиспансерах состоят на учете 2205 детей и подростков. 109 из них врачи поставили диагноз – алкоголик или наркоман.

Русский курьер, № 127. Маргарита Парфененкова. Статья. Пьяное детство.

Если верить официальной статистике, на сегодняшний день в столичных наркодиспансеров состоят на учете 2205 детей и подростков. 109 из них врачи поставили диагноз - алкоголик или наркоман. Но эти цифры, увы, далеки от действительности. Все куда страшнее: истинных размеров трагедии не знает никто.

В Москве создано и действует уже более полугода детско-подростковое отделение на базе 12-го наркологического диспансера. Здесь лечат детей от наркологической и алкогольной зависимости, помогают адаптироваться в социуме. А из острых состояний маленьких пациентов, как всегда было и будет, выводят в отделениях токсикологии или интенсивной терапии при детских больницах.

В отделении наркодиспансера нет пьяных детей. Маленькие пациенты шумной стайкой бегают из комнаты психологической терапии в арт-студию, оттуда в столовую и в игровую. Дети как дети, только очень уж бледные.

Саша - худенький парнишка, шаловливый и веселый. На вид лет двенадцать. А ему между тем ему уже исполнилось пятнадцать... Саша - токсикоман с большим стажем. Нюхали "Момент" с приятелями во дворе.

- Нас там много было, очень большая компания. Весело время проводили.

Сашина мама бросилась его лечить лишь недавно - когда случайно узнала о пристрастии сына. Мальчик прошел и капельницы, и психиатрическую лечебницу - он лежал в Филатовской больнице, немало времени провел в Алексеевской (бывшая Кащенко), пережил ломку.

- Трясло немного, но сейчас все отлично. Кстати, а у вас сигаретки не найдется?

Самым маленьким пациентом отделения был, вернее, была одиннадцатилетняя девочка. Ее недавно выписали, продержав полтора месяца. Аня страдала... алкоголизмом. В столь нежном возрасте у нее уже были сформированы все признаки алкогольной зависимости. Чтобы почувствовать желанное опьянение, девочке хватало... нескольких бутылок пива! Родители Ани - алкоголики, малышка с младенчества жила в обстановке притона. Что ждет ее дальше - страшно подумать.

- Вряд ли в такой атмосфере ребенок сможет сохранить ясное сознание и вести нормальную жизнь. Алкоголь в таких семьях легко доступен детям, которые подражают родителям и сами находятся в постоянном дурмане. Пьющие родители сознательно спаивают детей, чтобы вели себя тише и не мешали, - рассказывает Инна Баушева, заведующая детско-подростковым отделением 12-го наркодиспансера.

Сегодня наркологи чаще всего сталкиваются именно с детским алкоголизмом. Дети, конечно, традиционно продолжают нюхать клей, курят марихуану, но проще всего им добыть бутылку пива или баночку алкогольного коктейля. И маленькие выпивохи ежедневно "лакают" это пойло, получают алкогольную зависимость гораздо быстрее взрослых, а вместе с ней - громадные психологические проблемы.

- Дети попадают в такие ситуации в двух случаях. Когда у ребенка складываются неблагополучные отношения с этим миром - со взрослыми, со сверстниками в школе, или их подростковый срыв протекает тяжело, а рядом не находится человека, способного оказать поддержку, то в качестве антидепрессанта используется алкоголь. Иные взрослые сами асоциальны и не могут научить ребенка найти свою нишу в социуме. Другой путь к стакану - предпослыки биологического характера, отягощенная наследственность...

Первым пациентом детско-подросткового наркологического отделения был пятнадцатилетний парень, попавший сюда из СИЗО. На тюремных нарах он оказался за грабеж и разбойное нападение, совершенные по "пьяной лавочке". Он получил условное наказание с направлением на принудительное лечение. Первое время психологи отделения не знали, с какого бока подойти к этому молчаливому "волчонку". Но на "первенца" выплеснулось столько внимания и участия, что вскоре от его неприязни не осталось и следа, парень начал улыбаться.

Дети общаются с врачами как с хорошими приятелями. Строгих окриков в коридорах не слышно. Это отделение - единственное в Москве, где лечат от наркотической и алкогольной зависимости детей до 15 лет. Рассчитано оно на 25 человек, но сейчас здесь обитает всего восемь мальчишек.

В отделении лечатся в основном мальчики. Из 48 человек, побывавших в нем, было всего 15 девочек. Как объясняют психологи, мальчишки больше склонны к риску и чаще попадают в критические ситуации.

Здесь у каждого - персональная палата, на дверце - имя пациента. Все так и говорят: "в комнате Игоря", или "Саша сейчас у себя". Жилище выглядит как вполне приличный гостиничный номер с отдельной туалетной комнатой с душем и умывальником. Стены уже не голые - каждый жилец украшает комнату рисунками или плакатами. Коридоры тоже украшены детьми - например, их стихами и призывами. Стихи, надо признать, не шибко веселые: "Здесь тихо, уютно, здесь мир и покой. Всю жизнь бы прожить нам в темнице такой..." Или из правил поведения: "Не оскорблять, не драться, не стрелять сигареты"...

В планах у психологов привести в отделение взрослых консультантов - "завязавших" наркоманов и бывших алкоголиков. Медики надеются, что они станут хорошими посредниками в общении с детьми. Человек, сумевший отказаться от наркотика, и продержавшийся 2-3 года, найдет нужные и нефальшивые слова. И проблемы с "кадрами" не существует: в Москве действует около 40 групп анонимных алкоголиков и наркоманов.

... Тринадцатилетний Павел перед зеркалом рисует свою "маску": серое неживое лицо, изломанные губы и кровавые пятна слез... Черный капюшон на голову - и из зеркала на Павла смотрит Черное Уныние. Идет занятие по технике скульптурного портретирования. Мальчик "вспоминает" свои недавние эмоции. Но это - театр. Сейчас маску смоют, и вместе с грязной водой должно уйти и страдание...