Детдомовцы входят в группу риска по квартирным махинациям.

Вечерняя Москва, № 73. Надежда Тавобова. Статья. В квартире, как в окопе.

5-6 лет назад московские газеты пестрели заголовками: “Охота на детдомовцев”, “Смерть за квартиру”... С одной стороны, власти все делали для того, чтобы по выходе из учреждения детдомовец имел крышу над головой. Но, увы, квартира в Москве - слишком лакомый кусок для многих аферистов...

...Толик с трудом вспомнил вчерашний день. Куда-то его возили на машине, он подписывал бумаги, потом вечером обмывали успех. И вот “свидетели” вчерашней посиделки - бутылки в углу. И тут Толик улыбнулся. Теперь у него будет куча денег. Возьмет в аренду магазин, купит себе машину и заживет...

Через месяц Толика нашли в лесу случайные прохожие. “Смерть от переохлаждения в состоянии сильного алкогольного опьянения”, -констатировали врачи. В ботинке обнаружили “тайник”. В нем тысяча рублей и адрес какой-то Кати. Она и опознала бывшего детдомовца...

Подобные случаи с бывшими детдомовцами - не редкость. Всем хорош федеральный закон “О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот...” от 1996 года, но в нем не учтено, что этим самым “сиротам” мало дать жилье, профессию, семью. Их еще надо научить, как всего этого не лишиться. Бывшие детдомовцы не приучены заботиться о себе, за них ведь раньше все решали взрослые. Поэтому и попадали детдомовские ребята в руки опытных “деляг”. Кого посулами больших денег, кого угрозами заставляли продать то жилье, которое им безвозмездно выделял город, правительство столицы. И отправлялись незадачливые бывшие владельцы квартир в соседние с Москвой области, где их обманом “прописывали” в развалюхах-домах. Это в лучшем случае. А в худшем - как с Толиком...

23-летнему Дмитрию Вдовину (фамилия изменена), к счастью, повезло больше. Оказавшись в его квартире на окраине столицы, я не заметила ничего, что отличало бы ее от квартир обыкновенных современных молодых людей - магнитофон, компьютер, фотографии друзей. Да и Дима ничем от остальных не отличается, разве что каким-то щепетильным и бережным отношением к своему жилью:

- Получив свое собственное жилье, я почувствовал себя кем-то вроде “хозяина жизни”, - рассказывает он. - Минутная эйфория, а дальше - проблемы, проблемы, проблемы... Нужно как-то выживать, чтобы сохранить то, что у тебя есть. Я постоянно подвергался нападкам со стороны подозрительных людей. Несколько раз меня пытались втянуть в пьянки, в драки. Систематически подкарауливали и избивали. К моему счастью, несмотря на то, что мне было лишь семнадцать, мне хватило ума понять, чего от меня хотят на самом деле. Боялся выходить из дому на работу, чтобы не попасть в руки к отморозкам.

Я считаю, мне повезло, что от меня отстали...

Сейчас Дима работает помощником администратора в интернет-кафе. Учится в медицинском, скоро станет врачом. Но сколько бывших детдомовцев не выдержали напора со стороны “квартирной мафии”...

В столице было решено коренным образом изменить ситуацию, при которой бывшие детдомовцы, потеряв свои квартиры, остаются на улице. В 1999 было году принято постановление правительства Москвы “О мерах по социальной поддержке и защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, выпускников детских домов и школ-интернатов”.

Алексей Головань, Уполномоченный по правам ребенка в городе Москве, исполнительный директор благотворительного фонда “Соучастие в судьбе”:

- Постановление сразу решило две важные проблемы.

Бывшие детдомовцы стали получать квартиры по договору безвозмездного пользования сроком на пять лет. Согласно этому договору они не могут продать либо подарить жилье в течение всего этого времени. То есть до достижения 23-летнего возраста. Это означает, что их квартиры или комнаты перестают быть легкой добычей для предприимчивых “дельцов”.

Елена Лебедева, заместитель директора ГУП “Моссоцгарантия”:

- Одна из важнейших программ “Моссоцгарантии” - предоставление детям-сиротам квартир по условиям безвозмездного пользования на пять лет. Ребенка обмануть легко - выйдя из детского дома, он становится мишенью для нападок всякого рода квартирных аферистов. Программа помогает детям чувствовать себя под защитой государства. За пять лет человек встает на ноги, становится более или менее уверенным в своих силах. Программа стала действовать с 2000 года, и с тех пор ни один выпускник детского дома не лишился своего жилья!

Теперь же самое главное, чтобы никто из бывших детдомовцев не попал в “группу риска” и после того, как закончится срок договора безвозмездного пользования, и им придется решать, что делать дальше: продлять ли подобный договор (и можно ли это?), заключать ли договор социального найма, приватизировать ли после этого квартиру... Было бы наивно предполагать, что все 23-летние выпускники детских домов столь же рассудительны и мужественны, как Дима Вдовин. Что с ними будет завтра?