В рамках Департамента социальной защиты населения Москвы образован отдел, занимающийся проблемами детской беспризорности.

Тверская, 13, № 50-51. Светлана Колосовская. Статья. “Романтики” и жертвы улиц.

В рамках Департамента социальной защиты населения Москвы образован отдел, занимающийся проблемами детской беспризорности. О том, что сделано на этом направлении работы, рассказывает заместитель руководителя департамента Ирина ОСОКИНА.

- За прошедший год в Москве, можно сказать, сделан рывок в решении проблемы беспризорности, открыты новые приюты, проведены разного рода обучающие семинары, организована подготовка кадров сотрудников социальных служб Еще в начале прошлого года мы слышали совершенно запредельные цифры: в стране-де около 4 миллионов беспризорных, в Москве - более 60 тысяч и так далее.

В реальности же картина была следующей: за прошлый год органами внутренних дел в городе Москве было задержано 19 111 детей и подростков. Но и эта цифра далеко не однозначна. Так, в городские приюты, конечный пункт для беспризорного ребенка, поступило 3869 детей. Где же остальные? Анализ цифр дает весьма интересную картину. Из милиции было отпущено около 8 тысяч детей. Каким образом? Очень просто: дети звонят домой или дают телефон родителей. Оказывается, у этих детей есть и дом, и родители. И при ближайшем рассмотрении мы видим, что часть этих детей далеко не беспризорные.

- Это московские дети?

- Не все. В их числе и москвичи, и проживающие в Подмосковье. Это могут быть дети и законных мигрантов, и незаконных мигрантов. Иначе говоря, люди, которые торгуют в Москве на рынках, приезжают со своими детьми. Взрослые заняты своим делом, а дети болтаются. И в какой-то момент неухоженный, плохо одетый ребенок попался на глаза милиционеру. Но в случае исчезновения ребенка нормальный, обеспокоенный родитель обращается в милицию, звонит на “горячую линию”. В итоге ребенок отыскивается, Это следующая категория детей. Плотно занявшись детской беспризорностью, мы выявили большой пласт сопутствующих проблем, не работая над которыми мы не сможем искоренить беспризорность как явление. Можно открыть много новых приютов, где будут замечательные условия. Но если не будет вестись работа по первичной профилактике, предупреждению этой беспризорности, не будет вестись работа с семьями, беспризорность будет воспроизводиться. Нужно работать с первопричиной.

- Чем занимаются сейчас московские структуры в плане профилактической работы?

- Анализ данных, полученных в минувшем и нынешнем годах, показал, что нужно серьезно заниматься семьей. Мы нацелены на то, чтобы искать новые формы контактов с московскими семьями, из которых и уходят на улицу “романтики”. Очень часто за закрытой дверью происходят драмы, совершаются насилия, часто там сидит брошенный одинокий ребенок. И никто этого не знает, пока он не окажется на улице и не совершит преступления.

Сегодня нужно в более общем плане изменить подходы к осмыслению роли семьи, к ценности семьи в обществе, а соответственно и к детям. Это очень серьезная, большая проблема. Можно ведь создать замечательные приюты, оснастить их по всем требованиям педагогики и психологии, но это опять коллективное место пребывания.

Нужно выстраивать систему семейного воспитания. Если ребенок потерял семью или эта семья такова, что ребенку она только вредит, значит, необходимо выстраивать систему, в которой ребенок находился бы все-таки в атмосфере семейного воспитания.

И, слава богу, на федеральном уровне, если судить по принятым уже документам и нормативным актам, преобладает именно эта тенденция: для детей, оставшихся без попечения родителей, предусматриваются группы семейного воспитания. В настоящее время дорабатываются подзаконные акты о патронатном воспитании.

- В наше время находятся такие семьи?

- Да, такие семьи есть. И вот хороший пример: детский дом № 19 в Центральном округе. В год на патронатное воспитание они устраивают - порядка 50 человек. Проводят серьезную работу по отбору родителей, регулярно дают социальную рекламу, первоначально ведут доверительные разговоры по телефону, затем работают с ними индивидуально. Если приемные родители удовлетворяют необходимым требованиям, с ними заключается договор.

Мы должны выстраивать стратегию так, чтобы ребенок в конечном итоге попадал в семью. Только воспитываясь в семейной атмосфере, ребенок, когда вырастет, сможет создать полноценную семью.

- В вашем департаменте работает “горячая линия”, чем занимаются операторы?

- Вначале был огромный поток звонков. Звонили родители, потерявшие детей, звонили посторонние люди, обнаружившие беспризорного ребенка, звонили из ГУВД... Сейчас этот поток, можно сказать, рабочий - 150 звонков в день, хватает одного телефона. Ежедневно поступают сводки из ГУВД, поступает официальная информация, из больниц. Идет ежедневное движение, и оно достаточно четко. Звонят родители, которые разыскивают своих детей, и наш оператор помогает найти их, связываясь с соответствующими службами.