Уже год телекомпания "Живые новости" работает над проектом "Путевка в жизнь" - о детях, в том числе беспризорных и безнадзорных. О причинах, которые не позволяют выйти в эфир этому проекту, рассказал продюсер А. Коняшов.

Московские новости, № 41. Юлия Ларина. Статья. Горящая путевка в жизнь.

В борьбе с беспризорностью Валентине Матвиенко поддержка пришла с неожиданной стороны: телекомпания "Живые новости", производящая популярные программы "Дог-шоу. Я и моя собака", "Путешествия натуралиста" и "Растительная жизнь", решила не ограничиваться любовью к животным и растениям. Уже год продюсеры Михаил Ширвиндт и Александр Коняшов вместе с шефом-редактором Алевтиной Семенякиной работают над проектом "Путевка в жизнь" - о детях, в том числе беспризорных и безнадзорных. За этот год телевизионщики, что им вообще-то не свойственно, не сняли ни одного кадра. Константин Эрнст предлагал им запустить программу на "Первом канале" еще летом, но они оттягивают этот момент. Почему "Путевка в жизнь" не выходит в эфир, Александр Коняшов рассказал корреспонденту "МН" Юлии Лариной.

ПРИЧИНА ПЕРВАЯ

- Полгода назад по российскому телевидению показывали фильм, который называется "Обратная сторона: дети". Я очень хорошо отношусь к автору фильма, но лучше бы он этот фильм не снимал. Сюжет простой: в подземном переходе дети просят милостыню, и автор снимает это скрытой камерой. Он сообщает, что через 15 минут появится некий таджик, который заберет у них деньги. Таджик появляется и начинает бить ногами мальчика, собравшего недостаточную сумму. Автор фильма продолжает снимать. Я считаю, что такой фильм вреден, так нельзя, надо вмешиваться. Скажи телезрителям: "Извините, я больше не могу на это смотреть, я бросаю камеру и иду защищать ребенка". Дай по морде - тогда хоть что-то изменится в этом мире. Хоть на секунду, но изменится. Снимать "Путевку в жизнь" и не вмешиваться в эту жизнь невозможно. (Это все равно что снимать, как человек тонет. Красиво тонет. Очень красиво тонет. Но уже давно пора спасать.) Однако и вмешаться, как выяснилось, нам тоже пока не под силу.

ПРИЧИНА ВТОРАЯ

- Готовя эту программу, мы столкнулись с разными проблемами. Например, отправились на вокзал и нашли там мальчика-дистрофика, который просто-напросто умирал. Мы не имели права его подбирать - по закону подобрать его может только милиция, а законопослушные граждане такого права не имеют. Мы все же подобрали мальчика и привезли в больницу. В больницу его долго не принимали, потому что не наш оказался мальчик, украинский. Потом мы выяснили, что в Москве существует три больницы, которые принимают граждан СНГ. И на том спасибо. Но никто же не знает об этом. Мы проходили путь, который заведет в тупик любого человека, захотевшего помочь ребенку, попавшему в беду. Вмешиваться, ничего не зная, не получается.

История подростка с Украины, рассказанная автором программы Алевтиной Семенякиной:

- Мальчику 16 лет. По его словам, мама у него умерла, отец уехал в другой город. Осталась немощная бабушка. Он поехал в Москву из любопытства. И здесь сильно заболел. Был какой-то милицейский рейд, и его выгнали из подъезда на улицу. Это случилось зимой, а он - в рваных кроссовках. Несколько часов парень прятался в сугробах, сильно отморозил себе ноги. Передвигаться ему было сложно. Когда мы его нашли на вокзале, я пыталась обратиться за помощью к находящимся поблизости милиционерам, но они сказали, что это не их проблемы. Этого парня не взял ни один государственный приют. Пристроили мы его в итоге в частный приют - в деревню, где муж и жена купили дом, и там живут 12 детей. Я связывалась с послом Украины в расчете на помощь, но безрезультатно.

ПРИЧИНА ТРЕТЬЯ

- В некоторых случаях наше вмешательство может иметь обратный эффект. Например, в Москве есть чердак, о котором практически никто не знает. Если о нем узнают, детей прогонят с этого чердака. Там коммуна девочек и мальчиков. У них - идеальная чистота, есть даже самодельные душ и ванна. Там живут разные дети. Есть безногий мальчик, о котором другие дети заботятся. Есть удивительный мальчик по кличке Небо, любящий гулять по крыше. В эту коммуну сумела проникнуть только польская женщина Ханна, приехавшая в Россию, чтобы помогать нашим детям. Ханна пробирается к ним по каким-то крышам, приносит еду, приводит с собой других людей, которые хотят помочь. И эти дикие дети доверились ей. Слава Богу, что у этих детей есть чердак и полячка Ханна. Если мы этот чердак покажем, этих детей там не станет, они рассеются. Как решить эту проблему, я не знаю. Я знаю, что в Дании существует место, называемое "Христиания". Я не знаю, положительный это опыт или нет, кто-то скажет, это место - рассадник преступности и наркомании. Рассказываю как пример. В центре Копенгагена хотели сносить старые дома и выселили из них людей. И в это время в те дома заселились хиппи, бродяги, музыканты... Государство сначала пыталось с этим бороться, власти выключили им воду и отопление, но потом узнали, что эти бродяги живут там с детьми. И все включили снова. Мне кажется, если мы найдем способ решить проблему с тем чердаком, мы найдем способ решить проблему с беспризорностью. Если мы поймем, что надо уметь договариваться с детьми, многое изменится. Ради этого мы собираемся делать эту программу.

ПРИЧИНА ЧЕТВЕРТАЯ

- Нам сначала не очень доверяли те люди, которые помогают детям и которым дети доверились. И это вполне оправдано: они знают, журналистам нужна жареная тема, ее надо поскорее снять и выдать этот страшный материал в эфир. Вот прекрасная тема: девочка живет с каким-то сумасшедшим, спит на столе, за стенкой - транссексуалы, при этом она беременна и больна всем, чем можно. Мы не будем показывать эту девочку, пока мы ей не поможем. Я понимаю, что часть населения, услышав историю про эту девочку, может сказать: "Идиотка, сама виновата". Да, может быть, и так, наверняка сама виновата. И что? Признаем, что виновата, и пойдем дальше?

История про девочку из Воронежской области, рассказанная Алевтиной Семенякиной:

- Ей 16 лет, родители - алкоголики, мама лишена материнства. Девочка окончила интернат. Жилье ей не захотели предоставлять и поместили ее в интернат для психически больных людей, причем пожилых. Она оттуда, естественно, сбежала - в Москву, где у нее живет дядя. Дядя помочь ей отказался. Она оказывается на вокзале. Там ее подбирает психически нездоровый человек Юлиан, считающий, что он - реинкарнация Ивана Грозного и у него должно быть несколько жен. Он берет ее в качестве своей второй жены. Все вместе они живут в однокомнатной квартире, где нет никаких условий: нет ни кровати, ни одеял с подушками. Девочка спит на столе, укрываясь своей одеждой. Кухня сдается транссексуалам. На данный момент девочка беременна, и она очень больная - у нее много хронических заболеваний. У нее нет даже зубов - то ли ее били, то ли они выпали от какой-то болезни. Девочка умирает. Ее надо срочно поместить в больницу. Потом, может быть, ее взял бы какой-нибудь монастырь. Она социально неадаптированная, она всем верит. Ее надо просто сначала научить жить. Это еще одна проблема, о которой мы хотели бы говорить в передаче: из интернатов выпускают детей, лишенных всякого социального опыта. Они не умеют жить одни.

ПРИЧИНА ПЯТАЯ

- Есть темы, о которых нас заранее предупреждали: даже близко не подходите. Это попрошайничество и торговля детьми. Правоохранительные органы знают, что в Москве можно купить ребенка за 3 тысячи долларов в любое время. Нам говорили: не приближайтесь, вас закатают под асфальт. Я не знаю, как мы будем решать эту проблему. Я не знаю, как решить другую проблему: разрешить брать детей всем, кто этого хочет. Есть множество людей, которые хотят взять ребенка, но тут же сталкиваются с большим количеством юридических и бюрократических препонов. А беспризорных детей прекрасно подбирают педофилы и садисты. Это невыносимо, когда дети с благодарностью говорят о педофилах. Общество находится в состоянии катастрофы, когда дети говорят: "Дяденька меня насилует, но он купил мне ботинки и сводил в "Макдоналдс". Ребенок все равно пойдет на тепло. Ужас в том, что этот дяденька-педофил излучает тепло, которого ребенок не получает ни от родителей, ни от государства.

ПРИЧИНА ШЕСТАЯ

- Не имеет смысла делать эту программу только московской: дети, попавшие в беду, живут по всей России. Мы хотели бы, чтобы в каждом городе были машины "Скорой детской помощи", которые оказывали бы детям любую помощь: от медицинской до правовой. Сейчас мы получили неожиданную поддержку и возможность организовать пункты "Путевка в жизнь" в регионах - нас поддержала Российская партия жизни. Я встречался с ее лидером Сергеем Мироновым, который сказал, что для них этот проект - приоритетный. И это похоже на правду. У меня не возникло ощущения, что это рекламный проект, хотя если бы это было даже так - и то слава Богу. Потому что существует масса других способов заставить говорить о себе. Если это делают, творя благие дела, - честь и хвала, могли бы просто потратиться на рекламные щиты.

ПРИЧИНА СЕДЬМАЯ

- Мы как телекомпания не можем оказывать помощь, надо создавать общественную организацию. И мы этим занимаемся. Может, это покажется странным, программа "Путевка в жизнь" будет не о том, как у нас плохо, а как у нас хорошо. Пока мы не начали заниматься этой темой, знали только, как у нас плохо. А сколько хорошего делается - не знали. Например, есть приют Сапара Кульянова. Нам принесли фотографии. Когда дети поступают в приют, на их лица невозможно смотреть - человеческое в них отсутствует. Туда поступают изнасилованные, избитые, покалеченные родителями дети. Смотришь через полгода на новый снимок - и видишь человеческие глаза. Беспризорничество сегодня - модная тема. И хорошо, что она модная. Может быть, что-то на волне этой моды и произойдет. Государство не может разобраться даже со статистикой: никто не знает, сколько в России беспризорных детей. Процентов 80 беспризорных - это безнадзорники, у них есть родители. Матвиенко приводит статистику МВД: из 238 тысяч безнадзорных детей, доставленных в органы милиции, 208 тысяч были возвращены в семьи. Получается, что мы детей из одной помойки - уличной, возвращаем в другую помойку - семейную. Никто даже не удосужился спросить этого ребенка, а хочет ли он вернуться эту в семью? Наша программа - не только о беспризорниках. Она и о том беспределе, который творится в семье, в школе и в обществе.