Беспризорники и милиция в Москве: неравный бой.

Трибуна, № 33. Юлия Глущенко. Статья. Волчата сбиваются в стаи.

Если Киевский вокзал издавна славится как пристанище цыган, то за Курским закрепилась слава обители для беспризорных детей. Они оккупировали даже метро - ни на одной кольцевой станции вы не увидите так много подростков, просящих милостыню.

В подвальном пандусе под вокзалом стайки мальчишек сразу бросаются в глаза. Внешне они похожи на подмосковных подростков. Но стоит вглядеться, и бросается в глаза давно тоскующая по стирке одежда. На предложение поговорить откликнулись хором. Правда, за 30 рублей. Один из беспризорников солидно представился: Владимир. В Москву он приехал из Нижнего Новгорода. Сбежал от матери и бабушки. “Били”? - спрашиваю. “Да, нет - пили”. В разговор вступает Антон. С виду ему лет 15. Бродяжничает уже три года. Сбежал из дома из-за побоев.

Лютовавшие в Москве морозы, как выяснилось, беспризорникам особо не докучали.

- Спать можно на вокзале или поехать в гражданский корпус в Медведково - там накормят, спать уложат. Или такой вариант: 30 рублей - плацкартный вагон, 50 - купейный. Можно с девушкой прийти, посидеть, выпить, закусить, - басит Антон.

- А милиция часто гоняет?

- Да по-разному. Особо нас не ловят. Только когда надо план выполнять, могут наркотики подбросить - мы вот, честное слово, ими не балуемся. Или когда звонят, говорят, что вокзал заминирован, если не найдут никого, то наших хватают.

- А если попали в облаву?

- Могут отправить в больницу или выслать из города. Делают это так: сажают на последнюю электричку на Чехов. Ну, подумаешь, переночуем мы там в подъездах и обратно в столицу.

- А чем на жизнь зарабатываете?

- Иногда проходимся по чужим карманам. А что делать? Подают очень скупо.

А еще бывает пристают всякие извращенцы, денег предлагают заработать, - говорит Сергей, или просто Желтый, - но мы их бьем и раздеваем. Вон, видите, какие на херсонском Лешке кроссовки хорошие? Это тех, кто помладше, конфетами и игрушками на квартиры заманивают.

- Неужели домой не тянет?

- А что там дома хорошего? Сейчас у нас все есть, а там, как сложится - неизвестно. Нас два раза в день кормят, одежду приносят, учиться не надо, делай, что хочешь - легкая жизнь.

Действительно, что там дома хорошего - водки не выпить, покурить спокойно не дадут, в школу надо ходить и новые штаны у родителей выпрашивать. Вот и девушке одного из подростков тоже не очень это все нравится. По словам Тани, а она москвичка, дома отчим часто бьет ее. Вот она и отдыхает душой в обществе вокзальных сверстников. Утверждает, что обязательно будет учиться в институте на психолога, если отчим согласится оплачивать обучение. Милое лицо, ясные мозаичные глаза, неожиданная застенчивость. Возможно, притворство?

- Очень может быть, - говорит заместитель начальника “детской комнаты” московского УВД на железнодорожном транспорте, майор милиции Светлана Трофимчук. - Эти дети с девиантным поведением постоянно врут. Например, “херсонского Лешу” на самом деле зовут Рома, он любит вокзал “минировать”, а когда его отправили в Киев, через три дня он вернулся назад.

Поданным милиции, Курский вокзал лидирует по беспризорникам. Только в январе там выявили 125 детей. Они бегут не только от жестокого домашнего обращения, но и из благополучных семей, когда родителям некогда заниматься детьми. Светлану Трофимчук волнует, что общество равнодушно взирает на растущую армию беспризорников, несмотря на все разговоры в высоких кабинетах и постановления. - А ведь их надо возвращать в нормальную жизнь, - считает она. - Я регулярно обращаюсь к руководителям областей, откуда большинство ребят, например, из Владимирской, Тульской, Нижегородской, чтобы они на местах проверили ситуацию. Кстати, очень много подростков сбегает из детского дома города Дзержинска Нижегородской области. В прошлом году по нашему запросу в прокуратуру города была проведена проверка и сняли директора, но дети бегут все равно.

Нам их очень жалко, и хорошо, что находятся люди, которые им помогают, кормят, лечат. Не все, конечно, просто так - в 2002 году был закрыт притон, куда привозили детей с вокзалов, также взрослые вовлекают подростков в преступления, а потом уже они сами их совершают -разбои, грабежи, убийства. Но все равно это дети!

Начальник “детской комнаты” милиции ОВД района Басманный, прилегающего к вокзалу, Дмитрий Аполлонцев настроен более грозно:

- В 12-13 лет - это волчата, а в 18 - волки, для которых человеческая жизнь не имеет ценности. Им нельзя потакать. Нужно возродить систему Макаренко, чтобы заставлять учиться, овладевать профессией, а то они живут за наш счет, а потом объединяются в банды. У них нет чувства ответственности, они никому ничем не обязаны. Есть у нас десятилетний пацаненок из Калужской области, он раз в неделю ездит домой к маме-медсестре, получающей 200 рублей в месяц, помыться, покушать, выспаться. Так вот, он ежедневно “зарабатывает” по 400 рублей, и ни копейки матери не дает, наоборот, у нее берет, хотя утверждает, что маму любит. А девочка из Подмосковья ушла из дома, потому что ей запрещали курить. Если не будет создана жесткая система по возвращению беспризорников к нормальной жизни, то наша работа так и будет оставаться смешной - ловишь, отправляешь, а они снова тут...