О работе с трудными подростками в Северном административном округе Москвы.

Московская правда, № 197. Татьяна Ушанова. Статья. Трудные, девиантные, неудобные дети…

Может быть, они неудобны лишь для нас, старших?

Настороженный колючий взгляд, угрюмое молчание, показная бравада, напускная веселость, шквал ругательств - защитная реакция тех, кого мы привыкли называть трудными, детьми группы риска. Наверное, потому что с ними трудно нам, взрослым. О них еще говорят: дети с девиантным поведением.

Девиантное поведение, по мнению специалистов, подразделяется на две большие категории. Во-первых, это поведение, отклоняющееся от норм психического здоровья, подразумевающее наличие явной или скрытой психопатологии. Во-вторых, это антисоциальное поведение, нарушающее какие-то социальные нормы, особенно правовые.

Дети с девиантным поведением не могут адаптироваться, войти в процесс социализации, в их базовой информационной системе, формирующейся еще до рождения и в течение жизни, нет понимания “кто я, какой я, где я” - ощущения пространства и времени, своего места в этом.

8 августе на учете в отделах внутренних дел районов Северного округа состояли 618 учеников школ и 336 учащихся профессиональных и технических училищ. На внутришкольном учете - 1470 школьников и 293 учащихся училищ. Детей, проживающих в социально опасных семьях, насчитывалось 842 школьника и 265 учащихся училищ.

Делать добрые дела

9 октября в межрайонном центре Северного округа “Дети улиц” прошел семинар “Использование социальных технологий для работы с детьми с девиантным поведением”. Семинар, по словам специалиста Северного окружного управления образования Ирины Третьяковой, был особым. На него пригласили представителей нескольких ветвей так называемой системы профилактики -ответственных секретарей комиссий по делам несовершеннолетних муниципалитетов районов округа, инспекторов по делам несовершеннолетних ОВД, заместителей директоров по социальной работе образовательных учреждений, представителей префектуры. Участники семинара получили пакеты документов, компакт - диски “Социальная работав Москве”, “Если ребенок попал в беду”, “Справочник молодого москвича” с телефонами доверия наркологических и психологических служб всех округов, досуговых учреждений, центров “Дети улиц”, центров занятости и т.д. Познакомились участники с изменениями и дополнениями, внесенными в Федеральный закон “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних”. Более четко, например, теперь сформулировано понятие “антиобщественное действие”, что существенно облегчит работу сотрудникам ОВД и КДН.

Работа с трудными в Северном округе строится на межведомственной основе, ведь в проблеме сходятся интересы многих структур - педагогов, медиков, социальных работников, милиции, муниципальных властей. В префектуре регулярно проходят заседания межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних.

Летом нынешнего года Управление социальной защиты населения Северного округа открыло социальный приют в Ховрине. Сейчас здесь находятся 56 детей от 6 до 18 лет. Ребят, задержанных на территории округа, туда направляют сотрудники ОВД или социальные работники центра “Дети улиц”, причем обязательно через медицинские учреждения. Летом там были дети из Архангельска, Московской области. В зависимости оттого, откуда они прибыли, есть родители или нет, сотрудники приюта определяют дальнейшую судьбу ребят. А пока те находятся в его стенах, с ними занимаются воспитатели, психологи.

Обучают ребят педагоги из школы №744. Около 80% детей группы риска летом побывали в лагерях - городских и загородных, организованных образовательными учреждениями, районными управами, префектурой, центром “Дети улиц”, управлением социальной защиты населения.

Пять лет назад в Лобне была создана школа-интернат открытого типа для детей с девиантным поведением. Около 90 ребят там не только учатся, но и работают, занимаются спортом, ходят на экскурсии. В школе осуществляется программа ученического самоуправления, а также программа “3доровье”. Летом ребята выезжают в трудовые, оздоровительные, оборонно-спортивные лагеря.

При школе №251 работает окружной центр по профилактике злоупотребления детей и подростков психоактивными веществами. Педагоги сотрудничают с Институтом педагогических инноваций Российской академии образования и совместно с Северным окружным управлением образования, Московским департаментом издали научный сборник. В школе большой штат психологов, которые проводят семинары для педагогов, работают с детьми.

Дважды в год в округе проходят акции “Спорт против наркотиков”. Весной нынешнего года на стадионе “Автомобилист” состоялись спортивные состязания, а в районах округа -автопробег. В День города акция прошла уже под девизом “Север столицы - без наркотиков”.

Кроме того, досуговая работа, считает Ирина Третьякова, - это тоже профилактика правонарушений и безнадзорности несовершеннолетних. В 10 учреждениях дополнительного образования округа занимаются порядка 15 тысяч детей. В этом году открылась детская филармония “Фестиваль фестивалей”. Ежемесячно на концертах будут выступать и юные артисты, и маститые музыканты Московской филармонии. Из 137 школ и интернатов в 71 есть музеи -военно-патриотические, мемориальные, краеведческие, декоративно-прикладного искусства. В 25 школах округа проводится эксперимент “Школа полного дня”. Вся вторая половина дня у ребят посвящена занятиям в кружках, секциях, экскурсиями. Школы работают с 8 до 18.30.

Что такое хорошо и что такое плохо

Откуда берутся девиантные дети? Чем они не такие? Почему так ведут себя? Задаваться этими вопросами

Ольга Хорошева, педагоге 25-летним стажем, а ныне заведующая отделом по работе с образовательными учреждениями Центра психолого-медико-социального сопровождения личностного развития детей и подростков Северного округа, стала давно.

Начиная работать с девиантными детьми в специнтернате №1 в Лобне, сказала: “Мне неинтересны ваши недостатки, покажите свои достоинства”. Провела диагностику - что ребята знают о себе. Ни один не сказал о себе ничего хорошего, хотя гадостей прозвучало сколько угодно - такой, сякой, и все, как вы догадываетесь, словами взрослых. Тогда стала показывать ребятам их достоинства, они удивлялись и даже не верили, считая, что Ольга Ивановна льстит. “Посмотри, как быстро ты в игре разобрался”, - сказала, обращаясь к одному из ребят с невероятной скоростью мышления. Тот покраснел не от стыда или вины, а от похвалы. Не поверил, хотя буквально сразу в новой игре опять продемонстрировал свои суперспособности.

Дети испытывают дефицит родительской ласки, внимания, просто человеческого общения, независимо от того, богатая семья или нет, гувернантка занимается с детьми или родители. А сколько нужно этого внимания? Слишком много - тогда оберегаем ребенка от жизни, умения самому понимать, осознавать, принимать решения. Мало - предоставляем большую свободу, и он не знает, где ее границы.

Один мальчик из интерната в Лобне сломал руку девочке из-за того, что она отказалась с ним дружить. Когда в тренинговой программе стали разбирать ситуацию, выяснилось, что ему никто не объяснял, почему у девочки такой страх перед общением с ним. Это и опасность беременности, инфекции, травм, возможно, первый опыт подобного общения, и она не готова к нему.

Потом юноша спросил: “А почему со мной раньше так никто не разговаривал? Все ругаются, но никто не говорит, почему так делать нельзя. А как нужно?”

Детей ругают, что они не такие, а, как быть таким, каким надо, - не учат. Никто не говорит, что такое хорошо и что такое плохо. Требуют - будьте хорошими, а какими хорошими и как - не объясняют. Ребенку точно надо сказать - я от тебя хочу вот этого и этого. Если он может это дать - здорово, а если нет - то автоматически попадает в разряд девиантных, неудобных. Сам пытается доказать окружающим, что хороший и нужный, но, увы, весьма сомнительными, единственными ему известными способами. Других пока не знает.

В интернате в Лобне много кружков и спортивных секций, ребята заняты, живут интересно. Но собственно психологической работы с осознанием себя, работы, которую с ними надо вести особенно глубоко, по каплям промывая сознание - вода камень точит не силой, а частотой падения - и выдавливая то, что они не такие, что они плохие, этой работы нет.

Занимаясь потом с педагогами и психологами интерната, Ольга Ивановна просила замечать в детях любую капельку хорошего и говорить, показывать это. То, что они плохие, им известно, надо показать, что в них хорошего, доброго и можно и нужно жить этим, чтобы быть успешными.

Тренинг - игра, в которую играют, чтобы выиграть

Да и в обычных школах мало этой науки жизни. А кто из взрослых может похвастаться стрессоустойчивостью, коммуникабельностью, умением общаться? Этому учить просто необходимо. Осознание себя, своих целей, своих границ, границ другого, разумное выстраивание отношений сотрудничества с миром, организация взаимодействия, сознательный выбор - всему этому посвящена авторская программа Ольги Хорошевой “Мой портрет в лучах солнца”, построенная из вытекающих друг из друга блоков “Кто я?”, “Я и другой”, “Я и мир”. Тренинги по этой программе Ольга Ивановна проводила для педагогов и детей школ, интерната в Лобне, молодежного творческого центра “Гермес”, родителей.

Результаты - потрясающие. Выпускники Назарьевской школы Одинцовского района, где Ольга Хорошева работала учителем и психологом, практически все поступили в институт, прекрасно адаптировались к реалиям нашей жизни.

До сих пор дружат, помогают друг другу. Ее ученица инвалид с детства, которой грозит полная неподвижность, закончила техникум, учится в институте и говорит: “Ольга Ивановна, я помню только одно - надо жить здесь и сейчас, и живу полноценной жизнью, радуюсь ей. У меня друзья, все хорошо. Что будет завтра - не знаю. Возможно, скоро появится лекарство, способное помочь мне...” Такая позиция, несомненно, поможет ей продлить свою жизнь в движении.

Ребята из летнего лагеря школы №715 раскрывались необыкновенно. Преподаватели центра “Гермес” удивлялись, как буквально за два занятия изменилось их поведение. Родители, осознавая последствия своих действий, переставали придерживаться так называемого “патерного” поведения, передающегося по наследству - по шаблону, по накатанной колее. Осознанный человек тем и отличается, что сам выбирает, что хочет впустить в свою жизнь. И взрослые, и дети начинали анализировать ситуацию: “Я могу? Я хочу? А надо ли? И какой будет результат?”

Однажды Ольга Ивановна объясняла подросткам губительные последствия алкоголя, наркотиков, курения - всей этой системы самоуничтожения, завязалась дискуссия. Один юноша заявил, что любит пить пиво. Но если в том жизненном сосуде, каковым каждый из нас является, будет одно пиво, что получится? Вы же хотите что-то еще иметь в этой жизни, кроме пива - здоровье, благополучие, успех... Тогда другой сказал: “Ну, выпил ты бутылку, и хватит. Нельзя же пить бочками”. Ребенок осознал - можно себе позволить что-то в разумных пределах, а иногда и ни к чему. Это и есть осознанный жизненный выбор.

Все, как правило, хотят любви, понимания, уважения, а получают обратное. Что посеешь - то и пожнешь. То, что ты хочешь получить в итоге, ты должен посеять сам. Ты как единичка этого мира, Вселенной. Что делаешь ты, чтобы и тебе, и всем вокруг было хорошо? В этом - принцип сотрудничества, лучшее, что есть в жизни, то, что двигает нас вперед, считает Ольга Хорошева.

От негатива к позитиву

Программы, обучающие детей науке жизни, по словам директора Психолого-медикосоциального центра Сергея Косарецкого, в школах уже появляются - “Все цвета, кроме черного”, “Твой выбор”, “Полезные привычки, полезные навыки”, “Жизненно важные навыки” и т.д. Кстати, и разработки Ольги Хорошевой, возможно, будут опробованы в школах округа. По крайней мере методический кабинет Северного окружного управления образования заинтересовался ими. Прежде подобные программы были за рамками основного учебного процесса. Сейчас появляются идеи включить в само содержание школьного образования курсы, не просто формирующие знания, но и принципиальные жизненно важные навыки, позволяющие ребенку взаимодействовать с миром. Это и навыки саморегуляции, управления эмоциями, совладения с собственной агрессивностью, умение общаться, найти друга, противостоять различным информационным технологиям, предложениям употребить наркотик, выпить, закурить.

Пока такие программы реализуются на экспериментальных площадках в школах Москвы и России. В них используются так называемые интерактивные методы, нехарактерные для нашей школы - тренинги, дискуссии, мозговые штурмы. Здесь, с одной стороны, преодолевается традиционная позиция учителя руководить как бы сверху, с другой - используется потенциал группы. Центр проводит подобные тренинги в школах округа и на своей базе.

Решая проблемы наркомании, подросткового алкоголизма, не надо, считает Александр Коса-рецкий, бороться и центрироваться на негативных явлениях, надо решать проблемы личностного развития, те трудности, с которыми сталкиваются ребята, которые и приводят к девиантному поведению, употреблению наркотиков, курению.

Приходите - поможем

Центр Северного округа работает с 1998 года. Он входит в сеть образовательных учреждений для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи. В Москве их более 30. Можно звонить и приходить на прием (телефон 212-80-30). Ребенку будет оказана комплексная помощь - психолога, дефектолога, логопеда, невролога. Психолого-медико-педагогический консилиум определит проблему и решит, по какой траектории сопровождать ребенка в рамках Центра или в рамках другого образовательного учреждения. Ведется работа по запросам с более чем 20 школами, проводятся тренинги, семинары, консультации, педсоветы, родительские собрания. Специалисты входят в состав комиссий по делам несовершеннолетних, направляют в Центр трудных детей.

В мае нынешнего года в Центре открылось так называемое антикризисное отделение, оказывающее помощь в экстренных и чрезвычайных ситуациях. Первые такие структуры эффективно показали себя на взрывах домов на Каширском шоссе, в “Норд-Осте”, и теперь открыты в 10 московских центрах. Отделение будет заниматься не только терактами, но и посттравматическими расстройствами - потеря близкого человека, суицидальные наклонности, страхи, фобии, стрессы. Организовано дежурство, правда, второго номера телефона, необходимого как телефон доверия, пока нет. Предполагается, что появится и автомобиль - так называемый сектор мобильной помощи. На нем группа специалистов - врач, социальный педагог, психолог - будет выезжать на происшествия. Сейчас сотрудники проходят подготовку, недавно побывали на международном форуме “Ребенок в чрезвычайной ситуации”, организованном доктором Рошалем.

В помещении Центра идет ремонт - округ оказал необходимую помощь, поставляется оборудование. В дальнейшем на базе Центра будет организован ресурсный центр по профилактике злоупотребления психоактивными веществами - он включен в федеральную программу по борьбе с наркотиками.

“Так что будем работать. База есть, создается и укрепляется, благодаря Министерству образования, округу. Сотрудники - и опытные, и молодые - горят желанием работать, - говорит Сергей Геннадиевич. - В Москве и в стране в целом за последнее время число психологов увеличилось в несколько десятков раз - об этом говорилось на третьем Всероссийском съезде представителей этой профессии нынешним летом. Но говорить о том, что у нас сложилась культура и система психологической помощи, еще рано”.

Новые вызовы жизни

Психологи, по словам Сергея Косарецкого, постоянно сталкиваются с новыми вызовами, требующими и нового профессионализма. Кризисные ситуации, теракты... Традиционный “набор” трудного подростка - пьет, курит, дерется - пополняется компьютерной и игровой зависимостью. Подростки иногда ночуют в интернет-кафе, падают без сил, без еды.

Американский философ, культуролог, футуролог Элвин Тофлер выделяет три базовые потребности человека - в смысле, в структуре и в общности. Почему люди идут в секты, банды? Потому что нет тех общностей, которые готовы их принять. Распад детской организации - это не только проблема утраты идеологии, но и утрата детских и детско-взрослых сообществ.

К подростку подходят и предлагают обсудить его проблемы - как жить, общаться. В школе и дома никто с ним это не обсуждает. И мы недооцениваем-, что ребенок в этом возрасте ищет жизненные основания, свою собственную идентичность. С другой стороны, его приглашают в группу, слушают, улыбаются, говорят, как ты интересно рассуждаешь, как здорово, что ты пришел. Его просто принимают в сообщество, где он любим, ценен, вне зависимости, какой он: как одет, выглядит. И потихонечку, шаг за шагом, “нога в дверях” называется такая техника: одна нога прошла, а за ней вваливаются все их искренние цели. Люди уходят из семьи, продают имущество и т. д.

Тоже самое и со смыслами. Идеологией смысл заменить нельзя. Попытки создать движения на манипуляции - “Идущие вместе”, например, - это на самом деле дискредитация тех ценностей, которые внешне они для народа и представляют. “Но сейчас такой период, когда дискредитировать саму идею организации нельзя, иначе мы потом многое в этом смысле упустим, - продолжает Сергей Геннадиевич. - Не обязательно создавать грандиозные всероссийские организации. У нас, например, есть идея организовать в Центре после ремонта клуб, где подростки могли бы обсуждать проблемы, заниматься на тренажерах, со специалистами. И сами дети могли развернуть свою деятельность. Волонтерское движение, скажем, помощь своим сверстникам”.

Так кто же они - трудные, девиантные, неудобные дети с асоциальным поведением? Может, вовсе и не плохие, а просто другие, подчас талантливые, одаренные? Всех грести под одну гребенку -это просто. А заметить хорошее в ершистом, “колючем” подростке, найти ключик к его сердцу, поговорить по душам, дать возможность раскрыться - гораздо сложнее, это требует душевных сил, терпения, понимания, времени.