В акции "Подари праздник" участвовали тридцать мальчишек и девчонок из палаточных лагерей Ингушетии и … вся столица.
Литературная газета, № 21, 23 мая 2001 г.
Лидия Графова. Статья Доброе слово Москва.


Вряд ли многие москвичи сумели подарить своим чадам такие майские праздники. Тридцать мальчишек и девчонок из палаточных лагерей Ингушетии побывали за эти дни в Театре кукол Образцова и в Театре Натальи Сац, в зоопарке, театре зверей и дельфинарии, посетили Московский Дворец творчества детей и ВВЦ (бывшая ВДНХ), где катались на "чертовом колесе" и в вагончиках по всей территории, смотрели ансамбль имени Локтева в Концертном зале им. Чайковского и обедали в "Макдоналдсе".

И все эти радости – абсолютно бесплатно. На фоне ожесточившихся в последнее время боев в Чечне этот московский прецедент светит как маленький луч надежды.

Когда три месяца назад лидер группы Александр Надъярных пришел в нашу общественную организацию посоветоваться, никакого представления о том, что и как они собираются делать, еще не было. Зато была, как он рассказал, команда единомышленников – начинающие бизнесмены, прошедшие какой–то вдохновляющий тренинг ("нас обучали жить так, будто все в этой жизни зависит лично от тебя"). Сам Александр по профессии генетик, возглавляет сейчас небольшую фармацевтическую фирму. Выполняя заказ Российского Красного Креста, Надъярных побывал недавно в Ингушетии, "заразился" чеченской трагедией и вот хочет предложить своим друзьям как–то помочь детям войны...

Недели две спустя Александр и Анна Надъярных пригласили меня в свою квартиру у ст. метро "Домодедовская", где прямо на полу (из–за нехватки стульев) сидела вся команда, бурно дискутируя, а вокруг бродили их малые дети (не на кого в воскресенье было оставить). Меня огорчила их аполитичность (ничего толком не знают о той же чеченской войне) и разочаровало, что денег–то на проект у этих громко именуемых "бизнесменов" в сущности нет. Прикинули, что смогут собрать всего 600 долларов. Много ли на эти деньги добра сделаешь?

А потом буквально у нас на глазах начали происходить чудеса. Они сами, пользуясь справочным "09", разыскивали номера нужных телефонов и факсов, открыли свой сайт в Интернете, добились публикаций в "Комсомолке" и "Новой газете", привлекли съемочную группу "Времечко" (на поездку телевизионщиков в Чечню и Ингушетию и ушли те их личные деньги), встретились с депутатом Мосгордумы Бунимовичем, который дал много важных контактов, в том числе адрес фонда народной помощи "Благовест". Они там, видимо, вызвали доверие, и вскоре на счет, специально выделенный нашим координационным советом помощи беженцам и вынужденным переселенцам для акции "Подари праздник", пришло 150 000 рублей от "Благовеста".

Интересно, что основная сумма этих денег плюс еще 7800 рублей, пришедших от отдельных граждан, до сих пор лежат в банке. Команда Надъярных собирается реализовать на них новый проект. Возможно, это будет лечение детей–инвалидов войны.

Но как же им это удалось? Пойди, например, накорми "на халяву" в "Макдоналдсе" тридцать изголодавшихся ребятишек ("они едят–едят, а глазенки все равно ненасытные") н еще пятерых сопровождающих воспитательниц... Александр Надъярных со своей улыбчивой невозмутимостью объясняет: когда они звонили куда–то или писали письма, то денег те просили, а просто предлагали принять равноправное участие в благотворительной акции "Подари праздник".

Для нас это тоже было неожиданностью – как охотно самые вроде бы недоступные заведения откликались на наш призыв. Оказывается, помочь жертвам чеченской войны хотят многие, но просто не знают, как это сделать.

Активными участниками акции стали две элитные школы, известные в Москве по фамилиям директоров, – школа Рачевского и школа Казарновского. В школе Рачевского учится более двух тысяч ребят, и буквально каждый из них что–то сделал для встречи чеченских гостей. Нанесли столько подарков, что потребовалась целая "Газель".

Мало того, школа Рачевского уступила гостям на две недели свою базу отдыха в подмосковном Видном. И приютили, и кормили ребят бесплатно. Школа Казарновского подарила музыкальный праздник, спортивную эстафету, а потом детей разобрали погостить в семьи.

После обращения в Московскую мэрию ГУВД в течение полутора часов без всяких формальностей оформило группе временную регистрацию.

И только один был прокол. Министерство путей сообщения полтора месяца раздумывало, разрешать или нет группе бесплатный проезд в Москву. А когда наконец пришел отказ, оставалось полторы недели и было уже поздно искать спонсоров, но Надьярных все–таки стал искать, кто даст эти 12 тысяч рублей на билеты, и уже было нашел, но на оформление договора с железной дорогой потребовалось столько хождений и бумаг, что успеть к сроку не удалось.

Между прочим, Александр похудел за время проекта килограммов на десять, чему, впрочем, рад. Но и он, и самый верный его помощник Дмитрий Куприн, финансовый директор 000 "Рестор–М", говорят, что эти праздники были самыми замечательными в их жизни. Считают, что главный результат проекта – дружеские контакты чеченских и московских детей: "В двух школах более трех тысяч учеников увидели, какие хорошие это ребята. И они уже никогда не согласятся, что все чеченцы–террористы. И своим родителям они тоже помогут прозреть..."

Психолог Михаил Буренков, все эти дни (до поздней ночи) проводивший с детьми, поражается их открытости и доброжелательности. Ну, например: гуляют по Красной площади, воспитательница Эльмира покупает себе и маленькой Маретте мороженое, та с восхищением раскрывает обертку, и вдруг к ним присоединяется Алиса, американская журналистка. Маретта мгновенно отдает ей свое мороженое. А какая борьба разворачивалась за право посидеть в автобусе или хотя бы постоять рядом с кем–то из москвичей. "Ну просто немеешь от такого шквала эмоций".

Но Михаила приводит в отчаяние, что эти смышленые, жадные к знаниям дети фактически лишены возможности учиться. Их заветные желания (из ответов на анкету): "Хотел бы перестать бояться гранат и пистолетов"; "Мечтаю, чтобы все мамы перестали быть бедными"; "Я мог бы стать очень счастливым, если бы учился"; "Чтобы не было на свете людей, которые убивают"; "Хочу увидеть своего папу"...

А папа у этой девочки (и у многих других детей) погиб. Но ей (им) об этом не говорят. И, возможно, эти папы были боевиками. Возможно, кто–то из них ушел в лес мстить, например, за родственников, погибших в Элистанжи. В начале второй войны в этом небольшом селении от ковровых бомбардировок погибло 39 жителей села и 95 было ранено. Почти половина жертв – дети.

Да разве только в Элистанжи убивали (убивают до сих пор) без разбору мирных жителей, а выживших отцов и братьев вынуждают по бытующему на Кавказе закону становиться "кровниками" – уходить в отряды мстителей.

Молодые москвичи, сумевшие подарить детям войны возможность на две недели забыть о войне, сами все это время жили в напряженном переосмыслении того, что знали до сих пор о Чечне по газетам и из телепередач. И теперь уже не смогут, как большинство населения, отстраниться и сказать: "Да, ужас–ужас эта война. Но что я лично могу сделать?"

Итак, тридцать мальчишек и девчонок уехали в минувшую пятницу в свои палатки, где холодно, голодно и вшиво. Не жестокость ли это – показывать им такую роскошную жизнь? И вообще, когда в Ингушетии, Чечне, Дагестане сотни тысяч детей годами не учатся, живут в беспросветности и бедноте, ощущая себя человеческим мусором войны, чего стоит этот праздник, подаренный тридцати счастливчикам?

Воспитатели, сопровождавшие чеченских детей, уверены, что благодарная память о Москве сохранится у них на всю жизнь и они расскажут обо всем своим родственникам и другим детям, и те тоже будут радоваться, что, оказывается, не все русские ненавидят чеченцев. Но главный эффект акции все же в другом – кругах добра, что пошли по Москве.

Кстати, не только же эта семерка додумалась пригласить на май детей войны. Оказывается, движение "За гражданское достоинство" Эллы Памфиловой тоже принимало детей войны. И движение "Добро – без границ" не раз привозило в Москву детей из Чечни. А еще в Нижнем Новгороде, в Самаре и еще, наверное, во многих городах, о которых я пока не знаю, тоже побывали в гостях маленькие чеченцы.

В майские праздники меня пригласили в московский театр "Подвал на Остоженке". Режиссер Юлия Шевелева уже десять лет устраивает творческие встречи детей из зон конфликтов. На этот раз театр пригласил восьмерых чеченских подростков. Целую неделю они вместе со своими московскими сверстниками сочиняли пьесу "Как победить ненависть". Получилось волнующее живое действо, его стоило бы показать по всем каналам ТВ.

Если известно, что ложка дегтя может испортить бочку меда, то бывает же, наверное, и наоборот: капли любви и добра (пусть пока капли) могут высветить темное (коричневое!) море ненависти. Вот все мы ждем, когда же наконец кончится кровавое безумие там, в Чечне. Между тем война уже давно шагает по всей России, и если наше усталое общество в ближайшее время этого не поймет, то все мы рискуем стать ее жертвами.