Из-за различия религиозных взглядов отец и мать не могут поделить сына. Московская правда, № 73, 19 апреля 2001 г.

Галина Снопова. Статья. Пять лет борьбы за сына... Стр. 2

Александр познакомился с Наташей на вечеринке. Хрупкая девушка в очках показалась ему такой незащищенной, ранимой, что ему - сильному - захотелось ее опекать. Они стали встречаться, а потом Саша предложил ей переехать к нему в двухкомнатную квартиру, где он жил с мамой-пенсионеркой. Втроем зажили дружно, летом молодые решили поехать на море. Южный отдых пролетел быстро, здесь Наташа поняла, что беременна. Будущий отец обрадовался, сказал: "Давай поженимся!". Но женщина была прописана в коммуналке, ждала квартиру, а для одинокой мамы больше льгот. Поэтому свадьбу решили отложить.

Роды были тяжелыми, Наташе делали кесарево сечение, потом она долго не могла восстановиться. Но Саша с матерью все трудности первого времени взяли на себя - перевезли ее с новорожденным сыном к себе, выхаживали как могли. "Вы мне прямо как мама", - с благодарностью говорила свекрови невестка.

Когда ей дали квартиру, начались хлопоты по ремонту. Саша все делал сам, потом перевозил мебель, покупал детские вещи, игрушки. Счастливый папочка радовался сыну, и Женька был точная его копия - такой же рыжик с синими глазами. За всем этим родители так и не удосужились сходить в загс, и по документам Саша не был отцом, а его любимый сын был ему никем.

...А потом неожиданно, как гром среди ясного неба, он услышал от нее: "Знаешь, я тут читала гороскопы, мы друг другу не подходим, нам нельзя жить вместе... И вообще хочу тебе сказать, что я полюбила Лешу, мы с ним решили пожениться. Сын? Ты его больше не увидишь". Надо сказать, что Леша был двоюродным братом Натальи, но это не помешало им пожениться, впрочем, ненадолго, очень скоро кузен сбежал из дома, даже не прихватив свои вещи. Но это все - в будущем. А сейчас Александр встал перед страшной проблемой - у него отнимали сына.

Он перепробовал все, что можно: уговоры, подарки, просьбы - ничего не помогало. Тогда отец решил бороться. Знал бы он, СКОЛЬКО ему предстоит пройти и КАК ДОЛГО будет длиться этот путь. Сначала он "отсуживал" отцовство. Ребенка уже записали на нового папу и дали его фамилию. Но Люберецкий городской суд иск удовлетворил, и мальчика переписали на Сашу. Потом пролетело несколько месяцев, мужчина закрутился на работе, видел сына только в выходные. Но вот настало лето, он взял путевки и повез Женьку в Анапу.

Уже в первый вечер отец заметил, что в мальчике что-то изменилось - он стал тревожным, пугливым, замкнутым, часто вскрикивал по ночам и все время твердил про какой-то Армагеддон. На все вопросы нес какую-то околесицу: "Папа, скоро наступит конец света, но сначала люди будут убивать и есть друг друга...". Наконец признался, что мама стала водить его к "свидетелям Иеговы". "Какие свидетели? - спросил Саша при встрече у Натальи. - Ты видишь, что с ребенком творится?". "Он мой сын и я его воспитаю", - ответила она. Вскоре Женя рассказал отцу, что мама заставляет его читать "Сторожевую башню", по ночам водит на собрания иеговистов, он не высыпается. Между родителями был договор, что, когда Саша возвращает сына, то подвозит его к бассейну, где их ждет мать. Мальчик идет купаться, отец уезжает. Вскоре выяснилось, что сразу после отъезда отца Наталья не пускает его в бассейн, а везет к иеговистам (на двух автобусах!). Несколько раз она брала его туда больного, с температурой. Из детского сада сообщили, что мальчик не участвует ни в каких праздниках, мать не разрешает справлять его день рождения. Женя стал часто болеть, бабушка заметила, что он приезжает в одних и тех же колготах, брючках, немытый, неухоженный. Однажды, когда они стали купать его, то к своему ужасу обнаружили на его теле 42(!) лишая. Женю отвезли в больницу, а Саша пошел нанимать адвоката, чтобы добиваться опеки над сыном и совместного проживания.

Потом были суды. Люберецкий, Московский областной, Верховный, и опять по новой - Люберецкий, президиум областного... Он истратил на адвокатов тысячи долларов и пять лет жизни. Забросил работу и целыми днями носился на машине от одной организации к другой: собирал справки, документы, характеристики. Ее защищали иеговисты, которые подняли целую волну против отца, объявили его сотрудником спецслужб, а из Натальи сделали страдалицу за веру. Но судам было безразлично, какую религию исповедует мать, лишь бы соблюдались права и интересы ребенка. Однако на все вопросы, "может ли мать не выполнять часть жестких требований иеговистов в отношении детей, так как отец категорически не согласен с этим и возражает против вовлечения сына в деятельность организации?", женщина отвечала, что "имеет право воспитывать сына так, как считает нужным, при этом мнение отца не является для нее существенным, своих же убеждений она ни за что менять не будет...".

Опекунство передали отцу. Иеговисты забили во все колокола - собирали пресс-конференции в Центральном Доме журналиста, Национальном институте прессы, в гостинице "Рэдиссон-Славянская" (им по карману любой зал). Радио "Свобода" подготовило целую передачу, как у бедной женщины отняли сына за то, что она верит в Иегову. Причем телефонограммы о предстоящем эфире были заблаговременно разосланы в школу Жени, в органы опеки, в прокуратуру. Юристы Московской Хельсинкской группы в отчете приводили этот "вопиющий" пример "как нарушение прав человека в сфере свободы совести в Российской Федерации". В школу, где учился мальчик, стали наведываться "наставники" сектантов, дома у Саши начали раздаваться звонки с требованиями вернуть сына матери. Люблинская прокуратура затеяла разбирательство против отца, которого Наталья обвинила в разжигании межрелигиозной розни. В этой травле было много нечестных приемов, подтасовок документов, давления. Целая "правозащитная" машина обрабатывала Александра по всем международным канонам борьбы. Последним аккордом стало обращение матери в Европейский суд по правам человека. Узнав об этом, отец направил свою папку с документами, где описал все "недостоверности", допущенные ее адвокатами, - заключения лжепсихиатров, будто бы тестировавших ребенка, старые характеристики женщины с работы, откуда она давно уволилась, замена ключевых терминов в определении суда. Страсбургский суд, в который Наталья Васильевна обратилась с иском против Российской Федерации, жалобу признал необоснованной и отклонил.

Отец отвоевал сына. Он выстоял один против целой машины. Нет, Саша не запрещает матери видеться с Женькой, но на встречи она почему-то приезжает с подружками по секте или с "наставниками".