Скинхеды все чаще стали встречаться москвичам на улицах.
Павел Ковалев. Статья. БориСКИНы. Советская Россия, № 92


Все чаще стали встречаться москвичам на улице эти ребята — "скины". Узкие джинсы, подвернутые до видимости носков, выкинутые на волю подтяжки, ботинки "Гриндерс" с гипертрофированными подошвами, черные короткие куртки "бумеры" — все это аксессуары скинхедов. "Skin" по-английски — кожа, "head" — голова; skinhead соответственно — "бритоголовый". Культ силы, брутальность, военизированность — вот их стиль. Но мода модой, а ведь любое внешнее подражание приводит в конечном счете и к идеологической идентификации, к вступлению, так сказать, в ряды.


Кто они?

Они за чистоту нации. Но они же и против буржуев, правда, в основном против таких, как Березовский и Гусинский. Они за социализм, но с приставкой "национальный". Их борьба — какой бы антигуманной она не представлялась нашим демократическим кудахталкам — реальна и непрерывна. Господа напрасно пытаются проверенным на развале СССР диссидентским методом представить движение скинов как утопию и архаичное явление, собравшее под свои примитивные лозунги глупеньких подростков. Эта идеология, а проще говоря, обыкновенная "нац. идея" идет не сверху—от лучших мыслителей общества, а снизу — от лавочников, от простых торгашей и имущих потребителей. Именно этот средний класс и стал в свое время опорой немецкого фашизма. Национальная идея — это не то что козырь, а даже джокер в борьбе идеологий.


Импортный национализм

Главный парадокс русских скинхедов заключена самом их англоязычном названии. Скины, равно как и "либерал-демократия", на нашей земле — явление привозное, западное. Одетые во все англо-американское, скины борются за чистоту русской нации: мордуют роллеров и рэпперов, выбравших для подражания другую часть западной "культуры". С этой точки зрения скины — это просто шпана, которую объединяет блатное братство, прикид и идейка. Но идейка-то — с большим продолжением, попади она на живительную почву.
Движение скинов родилось в Англии в середине 70-х. Изначально скины не собирались заниматься бесцельным и бессмысленным "дестроем", их агрессия была четко адресована: то, на что закрывает глаза государство, они решили полностью взять под контроль. Бритые головы — подражание солдатчине, эсэсовщине. Их идея — "white power" (власть белых), то есть все та же "чистота", но уже не одной нации, а белой расы как таковой (вспомним куклуксклановцев). Скины — это отнюдь не политическое, а сугубо социальное, субкультурное явление: то, что называется еще одним английским словом "андерграунд". Их стиль одежды – "носить не вещи, а лейблы", то есть своеобразная трактовка гражданского одеяния как униформы, способ узнавания друг друга в толпе. Первые скины — это ребята, вернувшиеся из армии, еще не успевшие снять форму, а уже заставшие в родном районе вакханалии иностранных переселенцев и давшие слово им мстить. Погромы — их специализация. Скины — это социальный, низовой импульс наведения порядка в своем районе, городе, стране. Они не занимаются просвещением. Это простые, не совсем бедные, но очень злые ребята, не собирающиеся мириться с попустительством властей в отношении их уклада жизни. Их места досуга — пивные. Они очень напоминают своих предшественников — бюргеров. Конец скинхедов, как и конец гитлеровской Германии, безжалостен и трагичен: нельзя переделать (даже свой собственный) мир только силой, не руководствуясь при этом универсальной созидательной идеей.


Фашизм в стране, победившей фашизм

Свастику на наших стенах рисуют правнуки воинов Великой Отечественной, которые защитили русскую землю от фашизма, которые гибли от пуль и снарядов, выпущенных из самолетов, танков и орудий с этим значком. Урок не впрок? Как с этим быть? Скинхеды в России — это закономерные плоды "демократии". Они заводятся только там, где нарастает социальная несправедливость по отношению к коренному населению. Оправдывает ли это погромы и поножовщину, на которые в последнее время не скупятся скины в Москве, Орле, Воронеже? Безусловно, нет. Как говорилось выше, битвы скинов – всего лишь местечковый террор и бандитизм с национальной подоплекой. Надо понимать, что такими стихийными мерами самоорганизовавшихся детей российских дворов поовернуть государственную политику лицом к народу невозможно. Демократия, глобализация, расчленение и экономическое порабощение — вот приговор, вынесенный СССР 10 лет назад, который медленно приводится в исполнение, и остановить это скиновскими или другими кулаками невозможно. Скины на самом-то деле — это нерв части российского социума, выражающий недовольство государственной политикой. Но, не будучи движением политическим, они борются лишь с последствиями буржуйского передела Советского Союза. Они копируют лозунги РНЕ: "Россия для русских", "Слава России", но они очень далеки от понимания реальной программы капиталистического угнетения России. Их возмущают буржуи других национальностей, тогда как все буржуи вообще — враги и эксплуататоры нашего народа, вне зависимости от национальности.
Буржуазное сознание как таковое, неумеренная пропаганда потребительства, стремительная деморализация масс с помощью СМИ, падение культурного уровня населения и неумеренные аппетиты эксплуататоров — вот подлинные причины наших бедствий, начавшихся в августе 1991-го. А буржуазная власть скорее готова терпеть скиновские налеты, нежели видеть на политических митингах оппозиции эти непримиримые лица. Поэтому часть скинов привлекли в "Идущие вместе". Их ненависть к коммунистам, навеянная и гитлеровской риторикой, и нынешней пропагандой буржуазных СМИ — надежное препятствие на пути к реальной политической борьбе с режимом, на пути к объединению с идейными борцами против гнилого политического строя. А режим, в свою очередь, не прочь позаигрывать с националистами. Скинхеды не несут угрозу власти, они занимаются политикой вне политики и это нисколько не мешает буржуям жить.


К заглавию

В России волна скинхедства стала нарастать с начала 90-х, но при малейших кровавых "засветках" активисты шли по проторенной уголовной дорожке. Однажды, едучи в электричке, я наблюдал довольно упитанных и крепких ребят из Московской области, громко матерившихся и повторявших время от времени еще громче: "Слава России!". Вот они — кадры РНЕ, прямиком поступающие от братвы, с которой дружат и скины. Связи с бандитами лишают скиновскую борьбу антибуржуазного пафоса, зато сами скины зачастую работают в бригадах братков. Криминал — родина скинов, и все они в этом плане маргиналы и кандидаты в отнюдь не политические заключенные.
Более организованная и защищенная сила — РНЕ, куда и сейчас велик приток бритоголовых. Но РНЕ идеологически очень далеко от своих немецких предшественников, свастику которых оно так плохо закамуфлировало в своей "ватрушке". Никакого национал-социализма РНЕ не исповедует. Они за "русский капитализм", за то, чтобы в России только русские имели достойную, чистую работу и заработок. Как и демократы, баркашовцы люто ненавидят коммунистов и ратуют за возвращение к власти дворянской элиты. Культ "голубой крови" непререкаем. Но, как и Гитлер, Баркашов не так уж последователен в национальном вопросе на практике.
В середине 90-х в российской прессе появилась информация о том, что небезызвестный крестный отец русской демократии Б.А. Березовский, заметив, что РНЕ набирает силу и может служить серьезным фактором, отвлекающим народное недовольство от политического переворота и передела собственности, берет организацию под свою финансовую опеку. Узнав об этом, в период предвыборной кампании 1996 года многие патриотически настроенные ребята уходят из РНЕ и примыкают к КПРФ, агитируя за Зюганова. Но, похоже, и по сей день финансовая поддержка "воинствующим антисемитам" продолжает поступать из того же источника.
В этом году в музее Маяковского на Лубянке состоялся "вечер правой поэзии", организованный журналами "Атака" и "Элементы", певцами "консервативной революции". В фойе бритоголовыми ребятами в нарукавных повязках с так называемым крестом Богородицы (являющимся простым сочетанием левосторонней и правосторонней свастик) распространялись листовки с перечеркнутым Лениным.
Но среди скинов, как и среди баркашовцев, есть ребята, настроенные не на этнические чистки, а на социальные преобразования, то есть революционно настроенные. Они называют себя "красными скинами" и борются с буржуазией, но об этом отдельный рассказ.