В Москве прошло совместное координационное совещание руководителей правоохранительных органов Москвы и Московской области. Повестка дня звучала так: "О состоянии законности и борьбы с антиконституционной деятельностью экстремистских организаций, взаимодействия правоохранительных органов г. Москвы и Московской области с органами государственной власти и местного самоуправления".
Сергей Теплов. Статья. В нашу жизнь прочно вошел экстремизм. Ежедневные Новости. Подмосковье, № 57.


По данным ГУВД, в Москве действуют 78 устойчивых преступных группировок, организованных но этническому признаку.
Такого количества служебных машин с мигалками в Малом Кисельном переулке увидишь нечасто - в минувшую пятницу здесь, в здании Московской об­ластной прокуратуры, прошло совместное коорди­национное совещание руководителей правоохрани­тельных органов Москвы и Московской области. В акции приняли участие представители ГУВД Москвы и ГУВД Московской области, УФСБ по Москве и Московской области, УФСНП по Москве и УФСНП по Московской области, Московского УВД на железно­дорожном транспорте и Московского УВД на воз­душном и водном транспорте, а также должностные лица аппарата полномочного представителя прези­дента РФ в Центральном федеральном округе, Минюста России, Минпечати РФ и других серьезных ведомств.
Провели координацион­ное совещание прокурор Московской области госу­дарственный советник юсти­ции 2-го класса Эдуард Де­нисов и прокурор Москвы го­сударственный советник юс­тиции 2-го класса Михаил Авдюков. Повестка дня звучала так: "О состоянии законнос­ти и борьбы с антиконститу­ционной деятельностью эк­стремистских организаций, взаимодействия правоохра­нительных органов г. Моск­вы и Московской области с органами государственной власти и местного самоуправления" и "О совершен­ствовании взаимодействия правоохранительных орга­нов столицы и Подмосковья по противодействию и пре­сечению экстремизма в мо­лодежной среде". Короче говоря, высокие милицейс­кие и прокурорские началь­ники обсуждали, как сбить волну экстремизма и объе­динить усилия правоохрани­тельных ведомств в борьбе с экстремистами всех мас­тей.
Следует отметить, что в общественном сознании, благодаря стараниям средств массовой информа­ции, понятие "экстремизм" ассоциируется исключитель­но с фашистскими и нацио­налистическими организа­циями типа баркашевцев и лимоновцев. Свежий пример - недавний инцидент в Мос­кве, когда в подземном пе­реходе был убит молодой кавказец. Следствие по делу еще не закончено, предста­вители правоохранительных органов весьма сдержанно комментируют ситуацию, зато телевизионщики уже сделали вывод относитель­но мотивов убийства и даже назвали преступников. Ими, разумеется, стали молодые русские националисты, име­нуемые скинхедами, хотя никаких признаков того, что преступление совершено на почве межнациональных от­ношений, в данном случае нет.
У представителей Мос­ковской прокуратуры подоб­ная трактовка вызывает, мяг­ко говоря, недоумение. И действительно, с какой ста­ти совершенному преступ­лению тут же придали наци­оналистическую окраску? Да и вообще зачем понадоби­лось раздувать шум вокруг этого достаточно заурядно­го инцидента? В стране ежедневно фиксируется от двадцати до полусотни убийств. Редкий день в Мос­кве и области обходится без трупа. Убивают всех - и сла­вян, и кавказцев, и даже ино­странных граждан, приехав­ших посмотреть на завоева­ния российской демократии. Однако в поле зрения масс-медиа почему-то попадают именно факты насилия в от­ношении лиц кавказской на­циональности. Именно такие факты трактуются исключи­тельно как проявления экст­ремизма и межнациональной розни.
Между тем главный источник экстремизма сегодня - отнюдь не воинствующие националисты и не тинейджеры типа скинхедов. В минувшем году органами ФСБ, ГУВД и прокуратуры было проверено более сорока всевозможных мусульманских объединений и организаций. Пятнадцать из них пришлось ликвидировать по причине несовместимости их уставной и реальной деятельности с российскими законами. Особое внимание уделялось организациям и отдельным лицам, проповедующим идеи ваххабизма. Таковых в столице обосновалось немало. Один из них даже пытался стать депутатом Мосгордумы. Его победное шествие к депутатскому креслу остановило лишь вмешательство компетентных органов.
По данным ГУВД столицы, сейчас в Москве действуют 78 устойчивых преступных группировок, организованных по этническому признаку. 38 из них - чеченские, 23 - азербайджанские, 15 - дагестанские. Правда, в прокуратуре столицы данные ГУВД показались чрезмерно завышенными. В настоящее время эти цифры проверяются. Но даже если выяснится, что реально этнических группировок не 78, а меньше, сути дела это нисколько не меняет. Иногородняя преступность уже давно стала бичом правоохранительных органов Москвы и заметно портит милицейскую статистику. А тот факт, что большинство столичных рынков кон­тролируют выходцы с Кавказа, не является секретом даже для обывателя. Выходцы с Кав­каза, по данным ГУВД, контролируют также около двухсот частных охранных предприятий, а это значит, что в городе постоянно находит­ся несколько сотен здоровых вооруженных мужиков, способных на любую экстремистс­кую выходку.
Что же касается, так сказать, чистой иде­ологии, без примесей криминала, ситуация в Москве сродни пороховой бочке: достаточно лишь искры. По словам и.о. начальника отде­ла по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и о межнацио­нальных отношениях прокуратуры Москвы Петра Разгоняева, в городе уже давно про­изошел идеологический раскол. Одна значи­тельная группа горожан причисляет себя к фашистам и националистам, другая, не ме­нее значительная, считает себя убежденны­ми антифашистами и демократами. Поляри­зация общественного мнения наблюдается и в духовной сфере: с одной стороны - значи­тельная прослойка православных христиан, с другой - правоверных мусульман. Между ними - многочисленные секты, религиозные объединения, образовательные центры и прочие организации, многие из которых финансируются из-за рубежа. Представите­ли каждой из групп и прослоек крайне агрес­сивно настроены по отношению к идейным и религиозным оппонентам и ведут с ними яростную войну - пока, к счастью, лишь на страницах печатных изданий. Публикации но­сят, как правило, заказной характер и тща­тельно отслеживаются оппонентами. По сло­вам Разгоняева, нередки случаи, когда в прокуратуру Москвы обращаются предста­вители той или иной организации с просьбой привлечь к уголовной ответственности сво­их оппонентов за публикацию статьи, где есть признаки экстремизма.
В Московской области пока ситуация более спокойная. Оно и понятно: львиная доля общественных и прочих объединений пред­почитает действовать в Москве. И тем не менее, по данным прокуратуры области, в регионе сегодня зарегистрировано свыше тысячи одних только религиозных объедине­ний. Именно они и являются предметом при­стального интереса со стороны правоохра­нительных органов. По словам начальника управления по надзору за исполнением зако­нов и законностью правовых актов прокура­туры Московской области Людмилы Скорохватовой, проверки религиозных организаций проводятся не реже одного раза в квартал. Пока серьезных проявлений экстремизма выявлено не было. Не зарегистрировано так­же ни одного печатного издания, где бы про­поведовались идеи экстремизма. Однако, по имеющейся оперативной информации, в Под­московье сегодня действуют четыре мусуль­манских организации, не зарегистрирован­ные в органах Минюста. В настоящее время эта информация проверяется.