Русского хозяина вычистили из-под Ленина.
Валерий Панюшкин. Статья. Коммерсант, № 116, 5 июля 2001 года


Вчера на Калужской площади в Москве под памятником Ленину и напротив здания МВД движение избирателей "Русский хозяин" и редакция журнала "Русский хозяин" организовывали митинг в защиту притесняемого русского народа. Специальный корреспондент „Ъ" ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН означенное мероприятие посетил и был вычищен силами милиции из-под памятника.
Накануне журнал "Русский хозяин" объявил, что митинг на Калужской площади состоится в среду в 17.20. Уже за час до назначенного времени Калужская площадь была оцеплена милицией. Милиционеров в оцеплении было не меньше сотни, их привезли на восьми автобусах и расставили через каждый метр. С дубинками, с рациями, со строгими офицерами во главе.
- Ребят, а чего на площадь пройти нельзя? - спросил я дружелюбно.
- Нельзя,- дружелюбно ответили милиционеры.- Видите, сегодня на Калужской площади санитарный день, никого не пускаем.
Действительно, плотный кордон милиции охранял пятерых дворников, которые тщательно полировали тряпочками постамент памятника Ленину, и оранжевую поливально-подметальную машину с крутящимися щетками. Эта машина ездила вокруг памятника вождю трудового народа и подметала. Часа как минимум полтора. Сделав не менее двух тысяч кругов.
- А митинг-то будет? - опять спросил я милиционеров дружелюбно.
- Вы какой митинг имеете в виду?
- Ну, митинг движения "Русский хозяин".
- Первый раз слышим. Здесь должен был проходить митинг против установки памятника водке,- сказал добрый милиционер в фуражке набекрень.
- Какого памятника водке?
- Ну хотели сделать, чтобы вот стоял Ленин, а из крантика у него текла водка. Народ, конечно, возмутился и решил организовать митинг протеста против крантика. Но потом все выяснилось. Мэр объявил, что крантика не будет, митинг, естественно, отменили и вместо него назначили санитарный день.
Я пошел вокруг площади. Всякий раз, когда я хотел срезать угол или обойти лужу и ради этого переступал черту оцепления, дружелюбные милиционеры замахивались на меня дубинкой и кричали:
- Не переступать черту!
Хотя черты никакой не было.
У краешка тротуара стояли четверо молодых людей со свастиками на лацканах. Я подошел и спросил, который из них главный редактор журнала "Русский хозяин". И все четверо по очереди отреклись.
- Ну, вы из "Русского хозяина"? - настаивал я, в то время как оранжевая поливалка продолжала нарезать круги у памятника.
- Ребята,- прошептал тот из них, что постарше и с бородой,- это провокация. Быстро садимся в машину и уезжаем. Они сели в машину и уехали. Собственно, митинг на этом закончился. Только еще долго-долго продолжало стоять вокруг площади милицейское оцепление и еще долго-долго ездила вокруг памятника оранжевая поливалка, видимо, пытаясь сделать брусчатку стерильной.