Мосгорсуд вынес приговор банде бритоголовых, в течение года "чистившей" столицу от инородцев и бомжей.
Мария Иванова.. Статья. Обыкновенный фашизм. Версия, № 20, 5 июня 2001 г.

Мосгорсуд завершил рассмотрение уголовного дела, возбуждённого против трёх сторонников неофашизма. Молодые люди, младшему из которых в момент вынесения приговора было 18, а старшему - 20 лет, в скинхедах официально не числились, однако идеологию российских бритоголовых разделяли полностью. В этой связи Сергей Кузьмин, Дмитрий Лунёв и Владимир Тубин с сентября 1998-го по июль 1999-го регулярно "чистили" родной для них юго-восток Москвы от представителей "неполноценных" сословий и рас, каковыми им виделись бомжи, негры, азиаты и прочие "инородцы". Трое из жертв новоявленных "арийцев" скончались, ещё четверым удалось выжить лишь каким-то чудом. Впрочем, речь идёт лишь о тех преступлениях, которые удалось доказать в суде: на следствии юные погромщики признались ещё в добром десятке аналогичных нападений, но улик для того, чтобы установить их вину в этих злодеяниях, в итоге не хватило.
...Идея создания так называемого "отряда "Беркут" пришла в голову Кузьмину, выпускнику одного из столичных ПТУ. Тогда, осенью 1998 года, в психиатрической клинике, куда его направил на обследование военкомат, 17-летний недоросль свёл знакомство с одним из идейных бритоголовых и проникся к проповедуемому им "учению" искренней симпатией. Впрочем, "нерусских" Сергей недолюбливал и до этого: по словам Кузьмина, весной 1997 года кого-то из его друзей жестоко избили кавказцы и он затаил обиду.
В соратники "фюрер" отобрал 15-летних школьников Дмитрия Лунёва и Владимира Тубина, своих соседей по микрорайону Кузьминки, поначалу согласившихся примкнуть к нему не столько из ненависти к "чужакам", сколько от элементарного безделья... Вооружённая тяжёлыми цепями и ножами, облачённая в тёмную одежду или камуфляж, коротко стриженная, троица собиралась у подъезда Кузьмина ближе к вечеру На поиски "мишеней" или "лемуров", как называл потенциальных жертв командир "Беркута", отправлялись, как правило, к метро "Кузьминки". Нередко маршрут пролегал через Кузьминский лесопарк — к Ветеринарной академии, рядом с которой находятся общежития, где проживают африканские и азиатские студенты. Иногда добирались и до Печатников, и до Текстильщиков...
Как установил суд, своё первое убийство Кузьмин, Лунёв и Тубин совершили 20 сентября 1998 года неподалёку от дома № 43 по Зеленодольской улице. Было уже около 10 часов вечера, когда на глаза приятелям попался дворник местного кафе Кочкин: примостившись на детских качелях, он пил водку. Поскольку всем своим видом мужчина походил на бомжа, а к этой категории людей Кузьмин относился, мягко говоря, с презрением, то он сразу же предложил "завалить мишень". Не говоря ни слова, Сергей вытащил из стоявшего поблизости мусорного бака пустую бутылку из-под шампанского и изо всех сил ударил Кочкина по голове. Лунёв и Тубин поддержали товарища и пинали рухнувшего наземь дворника ногами до тех пор, пока тот не лишился чувств. Затем Кузьмин сбегал к брошенному кем-то "Москвичу" и притащил канистру с бензином. Он вылил её содержимое на голову мнимого бомжа, достал зажигалку, чиркнул кремнем... На помощь вспыхнувшему, как свечка, Кочкину бросились работники кафе, но было поздно. На следующий день дворник скончался в больнице. У него было обожжено 50 процентов тела.
Второй жертвой фашиствующих тинейджеров стал гражданин Анголы, сотрудник одной из московских строительных организаций Жорже да Сильва. Выпускник МАЛИ попал в поле зрения Кузьмина, Лунёва и Тубина вечером 12 ноября у станции метро "Кузьминки". Троица проследовала за ним. Рядом с одним из корпусов дома № 45 по той же Зеленодольской улице Кузьмин, дождавшись, пока африканец свернёт во двор, бросился на него с криком "Убей!", сбил с ног ударом цепи, а когда несчастный упал, пустил в дело нож. Спустя несколько минут всё было кончено. Обыскав карманы убитого, на теле которого эксперты позже насчитали 11 ножевых ранений, Кузьмин забрал себе 30 рублей. Труп убийцы выбросили в ближайший мусорный контейнер.
Вечером 6 января 1999 года неподалёку от поликлиники № 89 по Есенинскому бульвару Кузьмин, Лунёв и Тубин повстречали местного алкоголика Филатова. Расправа и на этот раз была коротка: спустя какое-то время страшно измордованного и поминутно теряющего сознание пьяницу обнаружил дворник поликлиники, который вызвал "Скорую". Увы, спасти крайне тяжёлого пациента медикам не удалось. Спустя несколько дней гражданин Филатов скончался в ГКБ № 68 от отёка мозга.
13 марта очередной жертвой убийц, сопровождаемых на этот раз подружкой Кузьмина Лебёдкиной, стал некто Ребик — бомж, которого они застали роющимся в мусорном баке возле дома № 45 по Зеленодольской улице. Подростки окружили бродягу и потребовали заплатить им 150 рублей, однако таких денег у Ребика не оказалось. Тогда Кузьмин выхватил нож и несколько раз несильно ударил бомжа в живот и грудь. Тот бросился наутёк, и Кузьмин, передав оружие Лунёву, приказал ему догнать и добить "мишень", что тот и сделал. Хорошо ещё, что израненному Ребику хватило ума не сопротивляться, а упасть и притвориться мёртвым. Эта уловка и спасла ему жизнь.
На следующий день приятели, захватив с собой Лебёдкину, которой всё происходящее казалось чрезвычайно увлекательным и даже забавным приключением, вновь вышли на охоту. Во дворе одного из домов на Грайвороновской улице они привязались к узбеку Салимову, грузчику с Кузьминского рынка. Получив от Тубина удар ножом в спину, тот всё-таки сумел каким-то образом оторваться от преследования, добраться до дома, вызвать "Скорую" и в конечном итоге выжить. Спустя ещё три месяца приятели созрели для очередной вылазки. 19 июля они чуть не отправили в мир иной бомжа Боброва, вся вина которого состояла в том, что у него не нашлось закурить, а вечером того же дня, оказавшись в микрорайоне "Печатники", порезали подвыпившего рабочего Аношкина и отобрали у него четыре пакета молока и бутылку водки, которую тут же и распили на квартире общей знакомой.
Впрочем, Аношкин тоже остался в живых, а Кузьмина, Тубина и Лунёва через несколько дней задержали. В поимке убийц милиционерам здорово поспособствовал тот самый гражданин Ребик. Едва выйдя из больницы, он лицом к лицу столкнулся с Кузьминым. Тот крайне удивился, узнав, что бомжу удалось выжить, и назначил ему новую встречу, заявив, что Ребик должен регулярно платить ему за то, что побирается у мусорок.
После задержания Кузьмина, Тубина и Лунёва словно прорвало: "чистосердечные признания" посыпались одно за другим. Подельники поведали следствию ещё более чем о десятке нападений, однако вменить им эти эпизоды так и не удалось, поскольку в большинстве случаев ни потерпевших, ни очевидцев преступлений обнаружено не было. Впрочем, представитель Московской городской прокуратуры, который поддерживал обвинение в суде, и теперь ещё полагает, что многое из рассказанного приятелями было правдой, а Кузьмину удалось вовлечь в свой "отряд" не только Тубина и Лунёва, но и ещё порядка пятнадцати-двадцати неустановленных "бойцов".
Между тем в ходе процесса стало очевидным, что Тубин и Лунёв панически боятся своего бывшего "командира": они даже просили судей сделать слушания раздельными, поскольку Кузьмин, дескать, "оказывает на них давление", но это их ходатайство удовлетворено не было... По приговору суда идейный вдохновитель отряда "Беркут" получил 15 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Помимо убийств, покушений на убийства и причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, суд признал его виновным ещё и в вовлечении несовершеннолетних в преступную деятельность с отягчающими последствиями.
Лунёва приговорили к 9 годам, Тубина - к 9,5. Согласно действующему УК суд просто не мог назначить им сроки дольше 10 лет, поскольку все преступления они совершили, будучи несовершеннолетними. Хороши детки...