Правительство собирается вновь расформировать министерство, занимающееся миграцией...
Лидия Графова. Статья. Зачем милиции "рулить" миграцией? Литературная газета, № 41.


Недавно в аппарате Уполномоченного по правам человека была выдана "страшная тайна". Ответственный сотрудник администрации президента РФ подтвердил, что правительство собирается вновь расформировать министерство, занимающееся миграцией...
У тех, кто хоть отчасти понимает, что такое проблема миграции в России, эта грядущая реорганизация (четвертая за последние два года!) вызывает шок. Тем более что ходят упорные слухи: якобы "миграцию хотят растащить по частям" МВД и еще какие-то силовые ведомства.
Бедные наши переселенцы. После распада Союза их уже больше 8 миллионов в России, а статус, гарантирующий хоть какую-то поддержку государства, имеют всего 880 тысяч. Тем временем стало расхожей истиной, что население страны стареет и вымирает (мы теряем по семьсот тысяч человек в год) и только мигранты могут спасти Россию от демографической катастрофы. И президент В. Путин не раз заявлял, что России нужны мигранты, в особенности наши соотечественники из СНГ. Ну если правда нужны, то почему же проблему миграции должны решать МВД, ФСБ и пограничный контроль?
"Четвертая реорганизация просто закроет проблему миграции", - вздыхают миграционные чиновники, депутаты и правозащитники. Сами переселенцы уже обреченно молчат. За последние два года "перестроек" они пережили столько надежд и разочарований, что уже чувствуют себя экспериментальными кроликами, которым сопротивляться и искать логику в том, что с ними делают, просто бессмысленно.
Например, в прошлом году, когда ликвидировали Федеральную миграционную службу, создавая министерство с трудно произносимым названием "...по делам федерации, национальной и миграционной политики", больше чем на полгода были приостановлены все миграционные программы по всей России. Прекратились выплаты компенсаций, выдача ссуд, строительство компактных поселений, стояло незаселенным уже готовое жилье, а те, кому оно законно предназначалось, бомжевали по чужим углам и сараям, в палаточных лагерях Ингушетии начался бы повальный голод и мор, если б не зарубежные организации и фонды. Тем временем в миграционных структурах кипела работа: закрывались счета и открывались новые, передавались из рук в руки бумаги, менялись вывески с названиями. Было не до переселенцев - реорганизация!
Или вот сюжет уже нынешнего года. В начале мая Минфедерации перечислило в регионы семь миллионов рублей на инфраструктуру в компактных поселениях. Переселенцы надеялись на эти долгожданные средства подвести к домам воду, электричество, газ и встречать зиму в человеческих условиях. Но вдруг Министерство финансов через двадцать дней отобрало эти деньги обратно в казну. Говорили, скоро вернут. Объясняли, что изменился порядок распределения средств и их будут теперь посылать в регионы не через Минфедерации, а напрямую из казначейства. "Напрямую" те семь отозванных миллионов возвращаются к переселенцам только сейчас, осенью. Пропал целый строительный сезон.
Интересно бы, конечно, узнать, где "крутились" полгода эти беженские деньги. Но еще интересней и важнее понять, из каких соображений исходит правительство, вновь собираясь реорганизовать миграционную службу с легкостью необыкновенной.
Семь лет, начиная с 1992 года, Федеральной миграционной службой (ФМС России) руководила небезызвестная Татьяна Михайловна Регент. Ее, казавшуюся бессменной, "свергли" сами переселенцы: на съезде "Форума переселенческих организаций" была принята резолюция с просьбой к правительству снять Регент "за грубое нарушение прав и унижение человеческого достоинства вынужденных мигрантов". Это обращение вскоре поддержала и Госдума. Как у нас водится, все "хотели, как лучше...".
Но потом началась такая кадровая чехарда в миграционных структурах, что в пору пожалеть о Регент. Несмотря на сложности своего характера, Татьяна Михайловна, создававшая ФМС, никогда не допустила бы того развала, до которого доведена сейчас эта служба.
С февраля 1999 года по май 2000 года здесь сменилось три руководителя. Каждый приводил "своих" людей, и они норовили начинать с "нуля". Конечно, среди четырех тысяч прежних миграционных чиновников (85 региональных миграционных служб было создано в стране) встречались и бездушные, и взяточники, и воры, о чем свидетельствует немалое количество уголовных дел. Но по своему личному многолетнему опыту работы с мигрантами я точно знаю, что подавляющее большинство этих проклинаемых чиновников были честными трудягами и искренне хотели помочь своим подопечным, да не могли. Из-за скудости финансирования и несовершенства законодательства. В последнее время очень многие из этих специалистов редкой профессии (миграция - дело для нашей страны новое) вынуждены были уволиться - реорганизация!
Так что новый министр А.В. Блохин пришел год и четыре месяца назад, в сущности, на кадровые руины. А министерство с трудным названием, которое он возглавил, было заведомо обречено на провал. Спрашивается: зачем понадобилось "пристегивать" ФМС к фатально невезучему Миннацу, который в свою очередь пережил ряд реорганизаций и в основном занимался абстрактной политикой, а опыта работы с конкретными страдающими людьми не имел?
Сколько же энергии потратили в свое время ученые и правозащитники, пытаясь доказать правительству пагубность этой "революции". Да кто нас слышал? Внимание к общественным организациям, проявленное в ответ на требование Женевской конференции по миграции на постсоветском пространстве, продержалось (в 99-м) не больше года. Потом угасло. В прошлом году была ликвидирована Правительственная комиссия по миграционной политике, создания которой многие годы добивались депутаты и общественные организации. Ликвидировали комиссию тихо, как-то по-воровски. Ее членам даже не объявили, что комиссии уже нет.
Впрочем, собиралась та высокая комиссия всего один-единственный раз. Дело в том, что вице-премьеры, курирующие миграцию, менялись в правительстве с молниеносной быстротой и уже назначенные заседания не раз отменялись. А тут, значит, вице-премьер Аксененко выкроил время - пригласил в Белый дом руководителей разных министерств и ведомств, имеющих отношение к миграции, депутатов и двоих представителей общественности. Мне довелось участвовать в этом незабываемом действе и увидеть своими глазами, как она делается, эта загадочная "миграционная политика".
В повестке дня было три вопроса: проект концепции государственной миграционной политики России, положение временно перемещенных лиц из Чечни и вопрос о создании Министерства миграции. Докладывал по всем проблемам В.А. Каламанов. Проект концепции все присутствующие приняли благосклонно, о чеченских беженцах тоже не возникло никаких вопросов (только мы, двое представителей общественности, пытались доказать, что ситуация в палаточных лагерях критическая). Но как только очередь дошла до обсуждения функций прогнозируемого Министерства миграции, члены комиссии будто воспряли от скучного сна и завязался не просто спор, а горячее сражение. Оказалось вдруг, что разные министерства и ведомства так любят мигрантов, что все заботы о них, кроме присвоения статуса, готовы взять на себя и зачем, мол, нужно создавать новое министерство? Особенно яростно "перетягивали одеяло" представители МВД.
Так что теперь я могу почти зримо представить, как будет происходить запланированное обсуждение проблемы миграции на заседании Совета безопасности и потом на заседании Госсовета при президенте. Отнюдь не государственные интересы будут руководить лоббистами, посягающими "отхватить" своему ведомству иммиграционный контроль или трудовую миграцию. Проблема миграции - двуликий Янус. Одна ее сторона - желанная, спасительная для страны, другая - угрожающая нашей безопасности, незаконная. С незаконной должно, конечно, бороться МВД и прочие силовые ведомства. Но кто ж им мешал раньше и мешает сейчас делать это с их огромным штатным воинством? И почему какую-нибудь молодую семью из Казахстана, вернувшуюся в места своих предков, милиция доведет из-за регистрации до изнеможения, а торговцы наркотиками свободно покупают российские паспорта. Впрочем, это не вопрос. Это ответ, объясняющий, зачем понадобилась милиции возня с мигрантами.
Если уж делить всерьез функции, то не МВД нужно передавать иммиграционный контроль, а наоборот: паспортные службы передать от милиции в ведение Министерства миграции. Ведь проблемы регистрации возникают именно у мигрантов. Чтобы реализовать разумную, выгодную для страны и гуманную к людям миграционную политику, необходима сильная структура, которая могла бы решать и предвидеть все вопросы в комплексе.
Учитывая дорого обошедшиеся стране и переселенцам ошибки при расформировании ФМС, ни в коем случае нельзя вновь перестраивать (как это было сделано - через ликвидацию) территориальные органы. Ведь именно там идет работа с конкретными людьми.
А вообще-то в такую тревожную пору, как сейчас, опасно спешить с •четвертой реорганизацией. Испугавшись хлынувших по всему миру потоков новых беженцев, можно всю миграционную политику свести к тому, чтоб закрыть перед переселенцами двери. И создать под это полицейский орган депортации, а вовсе не миграции. И навсегда отбить у наших соотечественников из ближнего зарубежья (а их там еще 20 миллионов) всякое желание возвращаться на свою историческую родину. Но что ж тогда ждет в будущем нашу Россию?